Розмір тексту

Легализация медицинской марихуаны?

Эту тему дискутировали в Полтавском Центре молодёжи и инноваций, по приглашению Олега Слызько, лидера Республиканского движения Полтавщины, и Ирины Домишкевич, студенческой мэрки Полтавщины:

  • Янина Стемковская, региональная представительница БО «БФ «ВОЛНА» (Всеукраинское объединение людей с наркозависимостью) и региональная координаторка ОО «ВОНА» (Всеукраинское объединение наркозависимых женщин);
  • Марина Погорелая, директорка Полтавского филиала БО «Легалайф-Украина»;
  • Александр Золотухин, организатор Дискуссионного Клуба Полтава.

Видео дискуссии:

Тезисы дискуссии

Александр:

Если медицинская марихуана так нужна больным людям, зачем ставить этот вопрос на голосование всему населению?

Какие аргументы против?

Янина:

Мы не будем говорить о хорошо или плохо. А о праве на выбор.

Много людей страдают от болей, от болезней.

Александр:

Если люди страдают от боли, то те, кто запрещает избавиться от этой боли — преступники?

Янина:

Да.

Александр:

Почти во всём мире запрещают.

Янина:

Мы говорим о медицинском каннабисе, а не о обычном. Медицинский — это другой каннабис.

Александр:

Я говорю о медицинском.

Марина:

У нас если люди слышат слово «каннабис», считают, что это наркотик.

Александр:

Мы же не обсуждаем, как лечить людей от других болезней.

Это решают врачи.

Почему мы всем миром должны решать медицинский вопрос?

Янина:

В нашей стране карательная наркополитика.

Чтобы сделать лояльной, нужно мнение людей.

Врач может только рекомендовать, как вам лечиться, а решать должны вы сами.

Александр:

Врачи лечат не по произволу, а по прописанной им методике.

Янина:

Врачи не могут рекомендовать каннабис, поскольку его нет в списке рекомендованных препаратов.

Даже исследовать нельзя каннабис.

Александр:

Такое во всём мире.

Янина:

Не знаю за мир. Но у нас в стране последствия карательной наркополитики.

Если мы ориентируемся на Евросоюз, то давайте делать так, как там. Там медицинский каннабис разрешён.

Александр:

По научным данным, марихуана недостаточно исследована.

В научной среде нету консенсуса по вопросу медицинского каннабиса.

Существующие исследования показывают неэффективность каннабиса в качестве противоболевого средства.

И много побочных последствий. А действие препаратов из каннабиса очень узкое.

Для массового применения каннабис пока неприемлем.

Действия на организм часто разрушительны. В первую очередь для психики.

Янина:

Все лекарства имеют побочные эффекты. Но их применяют.

Александр:

Это врач решает.

Янина:

Дайте врачу самому назначать, что подходит больному.

Мы были на медицинской конференции, где рассматривался вопрос применения каннабиса. Много больных только благодаря препаратам из каннабиса получают облегчение.

А учёные, которые против, наверное, не болеют. И не мучаются от боли.

Марина:

Говорите, что мало исследований.

И в то же время о побочных эффектах говорите.

Люди мыслят стереотипно и переносят действие обычного каннабиса на медицинский.

Кроме того, на конференции учёные приводили научные данные о пользе каннабиса. И пациенты говорили, что им помогло.

Одна мама рассказала, что только благодаря препаратам из медицинского каннабиса ребёнок стал на ноги.

Александр:

Почему люди, которые не специалисты в этом вопросе, должны были принимать участие во всеукраинском опросе по этому вопросу?

Пусть решение принимают врачи, учёные, политики.

Янина:

Учёные не могут принять решение, потому что заниматься его изучением запрещено законом.

Александр:

Но почему?

Янина:

Потому что у нас карательная наркополитика.

Александр:

Но так во всём мире.

Янина:

Нет.

У нас убрали ответственность за употребление. Но остались сроки за хранение, изготовление.

Как можно употребить, не храня?

Перед Евросоюзом отчитались, что декриминализировали употребление, но по факту нет.

Александр:

По оценкам экономистов, бизнес на каннабисе приносит около 1000% прибыли. И это и является причиной повышенного внимания в публичной сфере к этому вопросу.

И больным будут продавать его втридорога.

Больные люди тут — только прикрытие.

Янина:

Вопрос не о цене, а о людях, которым медицинский каннабис нужен для облегчения боли и что они не будут нести ответственность за его выращивание у себя на огороде.

От употребления медицинского каннабиса нет наркотического эффекта.

Александр:

Значит, если это всё так и есть, то медицинский каннабис родители могут давать детям, если у них что-то заболит, например, зуб.

Янина:

Да, это нормально.

Потому что это медицинский каннабис, а не обычный.

Марина:

Вы должны посмотреть материалы той конференции, о которой мы говорили. Там даны ответы на все вопросы, которые вы задавали.

Вы говорили, что наверху считают деньги. Но мы снова обсуждаем человеческие жизни, которые нуждаются в обезболивании, которые круглые сутки чувствуют боль, и опять говорим о деньгах.

Александр:

Вы говорите о медицинском применении. В научной среде обсуждают, что медицинский эффект каннабиса не доказан.

Плюс много побочных эффектов.

Препарат не изучен достаточно.

Янина:

Но никто ж не заставляет каждого употреблять.

Дайте людям выбор.

Кто против — пусть не употребляют.

Александр:

В США в определённых штатах разрешено применение препаратов из медицинского каннабиса. И врачи назначают его от любой боли — зубной, мышечной. Применение увеличилось многократно.

Это потянуло за собой увеличение потребления тяжёлых наркотиков.

Марина:

Медицинский каннабис — это не обычный каннабис.

В нём нет наркотических веществ.

Янина:

Это разные сорта.

Даже если один человек нуждается, нужно ему дать.

Александр:

Как мы можем этот вопрос решать?

Это не наша компетенция. Его должны решать врачи, учёные, политики.

Марина:

Мы не должны.

Но политика сейчас, как бы, считаться с людьми.

Янина:

Если мы не будем инициировать, пациентские организации, которые видят людей, которым это нужно, изо дня в день, то...

Мы инициируем, потому что политики не ходят по местам, где есть больные люди. Люди, которые мучаются.

Люди мучаются от боли по нескольку месяцев перед смертью.

Дайте им достойно дожить.

Александр:

Полицейские категорически против легализации.

Потому что много преступлений связано с наркотиками.

Янина:

В полиции ставят галочки за выполнение плана. Больше преступлений — больше галочек.

Нужно изменить план — меньше преступлений — больше галочек.

Споймали нескольких наркозависимых — выполнили план.

Александр:

Вспомнилась ситуация с так называемым «Перевалом Дятлова», где в советские годы погибла группа туристов студентов. Были разные версии гибели. По современной версии американцев, они употребили наркотики и себя изуродовали.

А наши специалисты им отвечают, да в то время люди и слов то таких не знали. В голове только стройки коммунизма и космос были.

Вот чем люди жили.

Созиданием.

А мы чем живём?

Янина:

Облегчить людям боль.

Дать качественную жизнь тем, кто в этом нуждается.

Марина:

Я начала употреблять наркотики в 15 лет.

Я нуждалась в наркотиках.

Сейчас я 10 лет не употребляю, являюсь участником заместительной терапии. Я нуждаюсь в таких препаратах.

Я сейчас живу жизнью обычного человека, работаю, плачу налоги, у меня есть семья, я езжу отдыхать. Но без этого препарата моя жизнь не будет такой качественной. У меня будет болеть тело. Они для меня жизненно важны.

И таких людей много. Они ощущают боль и им нужны препараты из медицинского каннабиса, чтобы убрать эту боль.

Александр:

Так вы говорите о медицинском каннабисе или о других препаратах?

Янина:

Заместительная терапия тоже недавно пришла в Украину. А Правительство тогда было против.

Марина:

Раньше этого не было и сделали.

И я принимаю эти препараты.

Качество моей жизни стало намного лучше.

Я ещё и приношу пользу обществу. Плачу налоги.

Это мой выбор — принимать эти препараты или нет.

Для меня это очень важно. И таких людей много.

Должен быть выбор.

Нам не дают выбрать. За нас кто-то решает.

Александр:

Эта медицинская марихуана не имеет аналогов?

Только она может облегчить боль?

Янина:

Нету аналогов.

Например, для эпилепсии и ДЦП нету равных.

Если брать как болеутоляющее, то побочки от медицинского каннабиса меньше всего, в сравнении с другими препаратами.

Это научно доказанные факты, о чём говорили на той научной конференции.

Александр:

Снова мы возвращаемся к одному и тому же вопросу. Почему мы, простые люди, должны заниматься этим вопросом, если его должны решать врачи, учёные, политики.

Марина:

Учёному не разрешает закон заниматься этой темой.

Александр:

Так пусть закон разрешит.

Янина:

Мы представляем пациентские организации, которые нуждаются в этом. Мы это и инициируем.

А политики пока не могут понять чужую боль.

Александр:

В нашей беседе не хватает врачебного мнения.

Решать эту проблему должны специалисты — врачи.

Мы по сути всё обсудили.

Наша беседа зашла в тупик. Дальше обсуждать мы не можем.

А всеукраинский опрос по этому вопросу нельзя было проводить. Потому что у людей нет информации по этому вопросу. И они не могут говорить своё мнение, которого по сути нет.

Люди не специалисты. И я не специалист.

Янина:

У нас боятся даже слово каннабис произносить вслух.

Общество нужно учить не презирать всё с этим связанное. А прививать культуру всего, включая потребление. Культура должна быть во всём, тогда будет всё по-другому.

Борьба с наркотиками никуда нас не привела. Борьба это война. А война ничего хорошего не несёт.

Марина:

И мы говорим о препаратах, которые делают из медицинского каннабиса. Которые не несут наркотические вещества.

Александр:

Я бы хотел услышать мнение по этому вопросу нашего самого главного в Полтаве по медицине. Виктора Лысака.

Пусть соберёт консилиум из врачей. И пусть врачи выскажутся.

Нам врач говорит, как лечиться. А не мы сами.

Янина:

Но вы же и сами идёте в аптеку и покупаете лекарства и без врача.

Александр:

Я считаю, что врачи должны высказаться по этому вопросу.

Янина:

Как вы считаете, каждый человек имеет право на выбор?

Если есть хоть один человек, который нуждается в этом препарате, то он должен быть.

Александр:

Нам должны врачи сказать, это вредно или полезно.

Янина:

Если полезно одному человеку в городе Полтава — ему нужно дать этот препарат?

Александр:

Если на весах весь народ и горстка людей, то выбор должен быть в пользу всего народа. Если легализация в итоге приведёт к гибели многих, то делать этого нельзя.

Янина, Марина:

От чего они погибнут?

Александр:

Врачи, учёные говорят о вреде.

Янина, Марина:

Чем он вреден?

Если не было исследований.

Александр:

По мнения политиков, под видом медицинского каннабиса будет внедряться обычный. И будут получать 1000% прибыли.

Марина:

Нужно провести исследования.

Сразу нужно сделать, чтобы потом говорить.

Янина:

Запугивать народ — это наша проблема.

Это ужасно, что большинство решает, иметь ли право меньшинству на полноценную качественную жизнь.

Может быть большинству это принесёт вред, и мы не дадим меньшинству то, что ему сегодня нужно.

Марина:

У нас и сегодня есть препараты, которые продаются по красным рецептам.

И эти препараты плохо помогают. Плохо обезболивают.

Эти же препараты все будут только по назначению врача.

Только под контролем.

Янина:

И те препараты, опиаты, которые сейчас дают для обезболивания, они всегда приводят к зависимости. А медицинский каннабис к зависимости не приводит.

Марина:

Политики только рассуждают, что если разрешить, то все вокруг засеют коноплей.

Но никто не размышляет, как сделать правильно, с чего начать, провести исследования, опросить людей, кому нужны препараты.

Александр:

Мы можем подытожить.

Самое первое — нужно обратиться к врачебному сообществу. Например, наш Виктор Лысак. Пусть соберёт 20 врачей, и они скажут своё мнение.

Марина:

А зачем?

Александр:

Чтобы понимать.

Янина:

Такие передачи были и врачи уже высказывались. Они за.

Марина:

Может, они вам расскажут, чем отличается конопля от медицинского каннабиса.

Александр:

В этом вопросе много слоёв, как в слоёном пироге.

Первый слой врачебный.

Дальше слой полицейский.

Потом политический.

Янина:

Мы то пришли вам сказать мнение пациентов.

Чтобы вы услышали это мнение.

Паллиативные больные есть, были и будут. Которые в этом нуждаются.

К сожалению, и мы с Мариной к ним относимся.

Марина:

У нас в стране всё какие-то программы придумываются.

А у людей не спрашивают, кому оно надо.

А программы работали бы лучше, если бы людей спрашивали.

Янина:

У нас девиз: «Ничего для нас без нас».

Деньги всё равно тратят, как бы, условно «на нас».

Но мы их не получаем, потому что нас никто не спросил, нуждаемся мы в этом или нет.

Голосование

Нужно ли легализовать применение в Украине с медицинской целью медицинской марихуаны? Нужно ли легализовать применение в Украине с медицинской целью медицинской марихуаны?

Вопрос легализации медицинской марихуаны должны решать исключительно специалисты (врачи, учёные, политики), а не всё общество посредством каких-то голосований? Вопрос легализации медицинской марихуаны должны решать исключительно специалисты (врачи, учёные, политики), а не всё общество посредством каких-то голосований?

Почему, на ваш взгляд, применение медицинского каннабиса с медицинской целью запрещено в Украине и других странах? Почему, на ваш взгляд, применение медицинского каннабиса с медицинской целью запрещено в Украине и других странах?

Какова, на ваш взгляд, причина общественных движений и опросов в пользу разрешения применения медицинского каннабиса? Какова, на ваш взгляд, причина общественных движений и опросов в пользу разрешения применения медицинского каннабиса?

Просим полтавских медиков собрать консилиум и высказать своё мнение о медицинском каннабисе, высказав все «За» и «Против»? Просим полтавских медиков собрать консилиум и высказать своё мнение о медицинском каннабисе, высказав все «За» и «Против»?

Александр ЗОЛОТУХИН, организатор Дискуссионного Клуба Полтава

Партнерський проект
Дискуссионный клуб Полтава

Редактор проекту:
Александр Золотухин

145

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему