Розмір тексту

Интервью с организатором Дискуссионного Клуба Полтава

В Телеграм-канале Изнанка размещено интервью со мною, как организатором Дискуссионного Клуба Полтава.

Интервьюировал — Anton Shpakov.

Редакция интернет-издания «Полтавщины» любезно разрешила разместить этот материал на своих страницах.

Огромная благодарность.

В интервью раскрывается суть Клуба, дискуссий и вообще — зачем это?

Итак, интервью.

Дискуссионный клуб: Здесь нет проигравших

Утверждение, что истина рождается в споре, нередко бывает истинным, вот только если спор является не просто набором манипуляций оппонентом, оскорблений и взаимной неприязни, а обоюдным желанием найти правду. Эту правду уже три года и ищет наш герой, который организовал собственный дискуссионный клуб.

Время чтения ~ 14 минут

— Чем для вас является дискуссия? В какой момент жизни вы поняли, что это лучший для вас способ самовыражения?

— Мой товарищ по работе рассказал, что его дочь школьница занимается в дискуссионном клубе. Есть такие клубы, открытые под эгидой какого-то очередного фонда Сороса. Очередной грантоедский проект. Было это в декабре 2016 года. И вроде как ключик клацнул в замке. Сошлись все звёзды. Я понял, что вот же оно, моё. В тот же день я написал концепцию своего клуба. Потом разработал начальный вариант правил, эмблему и пошло-поехало.

— А до того момента, как товарищ рассказал вам о клубе, дискуссия играла какую-то особую роль в вашей жизни? Может, испытывали особую любовь к спорам?

— Споры не люблю. А дружеская беседа — любимое занятие. Особенно под кофе. А дискуссии бывают разных видов. Самая распространённая — да, состоит в споре двух джентльменов, где каждый пытается переубедить другого. Но такая дискуссия малого стоит. Поскольку она не приводит к разумному результату. Адекватная дискуссия направлена на поиск правильного решения. И тут спор неуместен. Такая дискуссия проводится в форме дружеской беседы, где каждое утверждение, аргумент одной стороны дополняет такие же другой стороны. Да, вот такой дискуссией я люблю заниматься. Всегда любил.

— Расскажите о главных дискуссиях в вашей жизни, которые случились до создания клуба.

— Мне постоянно приходится дискутировать по работе. Я пишу статьи для бухгалтерских изданий и возникают дискуссии по разным профессиональным вопросам. Согласно какой статье какого закона делается то-то и то-то. А как сделать так-то, чтобы было вот так. Кроме того, с 2011-го года я веду блог на интернет-сайте «Полтавщина». И приходится дискутировать с комментаторами. Но чтобы выделить что-то одно яркое, как солнце, то не могу припомнить.

— Как создавался клуб? Самостоятельно занимались организацией?

— Дискуссионный Клуб Полтава — это не юридическая организация, не кабинет с мебелью и секретаршей впридачу. Это виртуальное сообщество людей, которые дискутируют по правилам Клуба. А правила созданы на основе Концепции Клуба. Концепция — своего рода философское обоснование, мировоззрение. Клуб — люди, которые дискутируют по правилам. Поэтому вопросы организации лежат в плоскости в первую очередь нахождения людей, которым интересно этим заниматься. Своих людей. Все люди, которые дискутировали, вносили каждый что-то своё. Какой-то элемент правил. Советы. Но большую часть работы приходится делать самому.

— Расскажите о формате, в котором проходят дискуссии в вашем клубе.

— В настоящее время мы применяем три формата. Первый — система трёх аргументов. Это когда по дискуссионному вопросу два дискуссанта готовят три аргумента. Один в пользу позиции «За», другой «Против». Готовят письменно, на листочке. Потом встречаются на очной дискуссии и попеременно озвучивают свои аргументы.

Мы считаем, что каждый аргумент — это неотъемлемое качество, характеристика дискуссионного вопроса. То есть все шесть аргументов — это правда. И когда стороны озвучат аргументы, то чудесным образом дискуссионный вопрос раскрывается, как цветок. Суть вопроса сразу становится ясной. После озвучивания аргументов стороны делают вывод

Есть два варианта выводов. Первый — по принципу диалектической триады. Тезис («За»), антитезис («Против») и синтез (вывод). То есть по этому принципу вывод должен помирить, учесть все аргументы. Такой вывод отличается от крайних позиций «За» и «Против».

Второй формат — цепная система аргументации. Это когда одна сторона говорит какое-либо утверждение. Вторая от ключевых слов первого утверждения делает отбивку (антитезис). Дальше первая сторона делает отбивку от ключевых слов второго утверждения. Мы строим три цепи аргументов по одному вопросу. По шесть утверждений в каждой цепи. Удивительным образом такая последовательная беседа глубоко раскрывает вопрос и даёт чёткое понимание ответа.

Третий формат мы условно называем «Слоны в поисках истины». Это простая дружеская беседа без каких-либо установленных правил, без предварительной подготовки. Кстати, по нашим правилам стороны дискутируют под дискуссионными прозвищами. Например, у меня — Кихот.

Да, ещё, забыл сказать о втором варианте вывода. Это когда стороны оценивают вероятность каждой позиции. И выбирается та позиция, которая более вероятна.

— Сами придумали вашу систему дискуссии в таком виде, в каком она работает у вас, или у кого-то позаимствовали?

— Эта система вызрела у меня после многих лет дискуссий по рабочим вопросам, после дискуссий в блоге. Она родилась у меня внутри. Как я уже говорил, в основе системы — Концепция. Философское понимание процесса.

Но потом я много читал по этой теме и нашёл подтверждение своей концепции, отдельных её элементов в других источниках. Хотя, конечно, в таком виде, как у нас, дискуссия проходит только у нас.

— Какими правилами регулируется дискуссия и чем грозит их нарушение?

— Правила вкратце я описал выше, когда рассказывал о форматах дискуссий. Более глубоко. Например, по правилам трёх аргументов ограничение аргумента до 1 тыс. знаков. Чтобы аргумент не был слишком громоздким. Но это правило часто нарушается, и за это ничего не грозит. Правила показывают общее направление. Но они не догма. Кстати, все наши дискуссии записываются на камеру. Делаем видео, выставляем на Ютуб.

— Почитав правила на вашем сайте, я заметил, что там есть некоторое количество правил, запрещающих проявление эмоциональности. Почему вы считаете, что эмоциональность мешает адекватной дискуссии?

— Об эмоциональности написано в концепции. Потому что цель дискуссии по нашим правилам — найти решение проблемного вопроса. А эмоции способствуют тому, что называется когнитивное искажение. Они искажают понимание вопроса. Эмоции — они хороши для шоу. Для шоу, да. Летают стаканы, вода в лицо. Отлично, что называется, повеселились. Только как это касается нахождения ответа на вопрос? Наша дискуссия не является шоу. Я бы сравнил её по эмоциональному наполнению с исповедью. Когда очи долу, стоишь на коленях, очищаешь своё сознание от всяческих предпочтений и пытаешься понять, очищенный, в чём же суть.

— Расскажите о людях, которые ожидали от дискуссий не размеренного озвучивания аргументов, а эмоционального срача, если вы таких встречали. Удаётся ли перенаправить таких людей в более спокойное русло?

— У нас такого не было. Поскольку все, кто вступал в дискуссию, а за эти почти три года прошло порядка 60 человек, были ознакомлены с правилами, знали суть. Другое дело, что многим не понравилось такое скупое выискивание истины. Хочется просто дурака повалять, а не исповедываться через думание.

— В чём проявляется такое валяние дурака? Такие люди добровольно уходят или удаётся переучить их?

— Валяние дурака — это постоянное желание веселиться. «ООО! Какой сегодня день прекрасный! ООО! Как мы вчера выпили отлично! А смотри, какое небо классное!» В таком веселье постоянное перекручивание смыслов, жонглирование словами, терминами. То есть отсутствует внутреннее желание искать ответ на проблемный вопрос. И отсутствие интереса. Переучивать — нет, этим мы заниматься не будем. Мы ищем своих людей. Тех, которым по сердцу именно такое времяпрепровождение.

— Как вы решаете, какая тема достойна дискуссии, и как определяете оппонента?

— Я в основном принимаю те темы, которые предлагают люди, которые вызываются дискутировать.

Для меня основное — развитие Метода дискуссии. Метод — первичен для меня. Тема — вторична. Людей не так уж и много вызывается на это дело. Поэтому какой-то процедуры определения нет. Каждый, кто вызвался — тот и герой. И мы начинаем дискуссию.

— Любая пара желающих может подискутировать в рамках вашего клуба или вы принимаете участие во всех дискуссиях?

— Любая пара может. Другое дело, что в подавляющем большинстве случаев нет пары. Есть только я и ещё кто-то вызывается. Поэтому мне приходится почти всегда быть содискуссантом. И, напомню, наш клуб — он виртуальный. И его суть не в стенах кабинета, а в правилах и концепции. Поэтому по нашим правилам и концепции может дискутировать любой желающий в любых стенах с кем угодно.

Кстати, у нас уже прочно сложилась одна пара с моим напарником, дискуссионное прозвище которого — Эволюционер. Вторая пара с моей напарницей, дискуссионное прозвище которой Дульсинея. И ещё есть несколько прочных дискуссионных пар. Это как бы костяк. Такие себе дуэты, как Ильф и Петров, братья Стругацкие.

— Как готовитесь к дискуссии?

— Самая сложная по системе трёх аргументов. Нужно найти три аргумента (За или Против, зависимо от того, какую позицию занимаешь) по дискуссионному вопросу. Найти такие три аргумента, которые самые весомые по данному вопросу. С этой целью обычно копаешься в интернете, ищешь информацию. Размышляешь. И опыт показывает, что эти аргументы лежат неглубоко и недалеко. И читать тонны литературы, чтобы понять вопрос, как правило, не нужно. По системе «Слоны в поиске смысла» вообще готовиться не нужно. Такая дискуссия делается без подготовки.

По системе цепных аргументов тоже обычно без подготовки. Просто нужно соблюдать правила построения цепи аргументов. Вот простой пример. Возьмём обычную тупую фразу, чтобы не заморачиваться. Скажем, «Яблоко — самый вкусный фрукт». В этой фразе можно отбиться от разных слов. Давайте отобьёмся от «яблоко». Итак, второе утверждение, которое является антитезисом к первому: «Но ведь яблоки бывают разных сортов, даже яблоко-груша есть». Давайте дальше отбивать от «яблоко-груша». Третье утверждение: «Но в яблоке груше может быть больше яблока или груши. Таким образом, яблоко-груша может быть грушей».

И дальше: «Тогда груша — самый вкусный фрукт». «Но если есть самый вкусный, то все другие невкусные. Невкусные никому не нужны, и все будут выращивать только вкусные. Значит, в продаже будут только яблоки или груши». «Но в продаже есть даже печёные пироги. Значит, яблоко таки не самый вкусный фрукт».

Это я на примере первоначально тупой фразы построил одну цепь аргументов. Такую же тупую. Но которая в общих деталях показывает, что такое цепная система.

— На какие темы вы принципиально не готовы дискутировать?

— Я готов дискутировать на любые темы. Другое дело, что не все темы могут быть публично озвучены. Ведь не все вопросы допустимо публично озвучивать.

— А какие, например, темы вы решили не озвучивать, хотя на примете они у вас были?

— Я не буду озвучивать темы, которые разбирают личность какого-либо человека. Не буду озвучивать особо острые политические темы, которые прямо меня не касаются и не вижу смысла лить воду на чужую мельницу. Это всегда чьи-то игры, и мы здесь как бы только зрители и фигуры. И различные темы, которые могут сильно оскорбить чувства, например, верующих. И тому подобное.

— Расскажите о дискуссиях, которые дались вам сложнее всего за всё время существования клуба.

— Например, тяжело было готовить дискуссию о том, вредна ли вакцинация. Потому что это отчасти техническая тема. Нужно обладать специальными знаниями. И стоял вопрос, как человеку, который не является специалистом, разобраться в этой теме. Пришлось много копаться. Информации оказалось мало. Она противоречива. И разобраться очень непросто.

С горем пополам подготовил аргументы. По сути приведённых аргументов мой вывод по дискуссии был такой, что в целом вакцинация не вредна. Но она потенциально вредна в том плане, что через вакцинацию получают доступ к человеческому телу. И как это может быть использовано в будущем, неизвестно.

— К какой из тем дискуссии вы перечитали наибольшее количество материалов?

— Наверное, по теме вакцинации. И по первым дискуссиям тоже много приходилось читать. Но сейчас уже выработался какой-то особый навык, я его не могу рационально объяснить, — в суть вопроса вникаешь достаточно быстро. Происходит как-то автоматически. Как вроде входишь в особое состояние, что становишься сверх-понимателем. Наверное, раза в четыре за эти три года существования клуба повысилась скорость подготовки аргументов. А уже выложено у нас на сайте 125 дискуссий. И ещё несколько в процессе окончания. И почти во всех из них я принимал участие. Где-то 120 дискуссий я выступал одной из сторон. То есть сейчас для меня дискуссия — это условно три движения — раз, два и три. И дискуссия готова.

— Есть ли в ваших дискуссиях победитель или слушатель сам решает для себя, чьи аргументы ему ближе?

— Даже и в правилах сказано, что дискуссия проводится не на победителя, а на решение вопроса. Но такое решение всегда является вероятностным. Никогда ни по одной дискуссии не было однозначного ответа. Все голосования — 30 на 70, 60 на 40, 20 на 80. И никогда 100%. И каждый дискуссант сам для себя решает, и слушатели тоже сами для себя решают.

— В каком виде вы делитесь дискуссиями с общественностью? Это только видео на вашем канале?

— В первую очередь дискуссия — это внутренние переживания сторон дискуссии. Это их страдание. Мука. А для общественности в первую очередь видео. Визуализация уважительного отношения сторон друг к другу. Стороны стоят на разных позициях и проявляют максимум уважения друг к другу. Обращаются с поклоном и говоря «Уважаемый».

Кстати, мы называем аргументы не аргументами, а свидетельствами. Потому что аргументы — это слишком самоуверенно. А мы понимаем, насколько наше знание и понимание зыбко. Главное качество дискуссанта — доброжелательность, а не логическое мышление.

Это же качество помогает вникнуть в суть вопроса. Недоброжелательный человек не может понять. Он мыслит мотивированно. Всё его мышление направлено на то, чтобы доказать своё. Кстати, в религии есть такой приём, когда перед тем, как читать священные тексты, читают особенную молитву. Чтобы направить ум на понимание и размышление. То есть пытаются добиться таким образом доброжелательности. Очиститься от страстей. Только в таком безэмоциональном состоянии можно понять суть вопроса.

Мы не доказываем своё, мы пытаемся помирить две позиции. И найти третий вариант ответа. Но кроме видео есть также и текст. Под наши дискуссии местный интернет-ресурс «Полтавщина» предоставил отдельное место. Там выкладывается как видео, так и текст аргументов.

— Все ли дискуссии попадают на ваши ресурсы или есть те, которые не подходят для публикации?

— Все попадают на наши ресурсы. Все есть на нашем канале в Ютуб. Почти все есть на нашем сайте. Много на сайте «Полтавщина». И на других тоже разбросаны.

— Были ли на вашей памяти провальные дискуссии?

— Да, были провальные. Например, был у нас один дискуссант, который отказывался соблюдать правила. Всё плёл что-то своё. Но если правила не соблюсти, то результата не будет. Дискуссия — это метод. Это рецепт. В рецепте написано, сколько какой муки и воды нужно кинуть. Если кинул не так, как написано, получил бетонную лепёшку, а не живой хлеб. Так вот дискуссии получились провальные.

И определённое количество дискуссий тоже имеет значительные дефекты, недоработки. Но даже такие ущербные — все они хоть криво-косо, но раскрывали вопрос. И всегда ответ на вопрос был не таким, каким мы его думали изначально.

Каждая дискуссия — это всегда откровение и это совершенно другое понимание вопроса. Это как путешествие с Земли на Марс. Вот такое различие пониманий до и после. И каждая дискуссия — это внутреннее переживание. Это своего рода мука размышления. Но потом приятно.

— Рождается ли истина в споре? Или это правило действует далеко не всегда?

— В споре тоже она рождается. Хотя и не всегда. Обычно в споре рождаются синяки. Но по нашим правилам она рождается, да. Только не стопроцентная, а вероятностная истина. Мы обычно мирим две позиции.

— Существуют ли темы, на которые невозможно дискутировать из-за их однозначности?

— Даже по однозначным темам можно надискутировать оттенки. Выше я приводил тупой пример с тем, что яблоко самый вкусный фрукт. Тупой пример, а как его разложишь, так и получаешь интересные оттенки. Или, например, мы дискутировали: Кого любить Марии — Петра или Ивана? Подразумевалось, что Пётр красавец, но бедный, а Иван урод, но богатый. Или тема: Для всех ли аниме? Или: Имеет ли шанс романтик Витя выжить в современном мире? И в том же духе было достаточно однозначных тем. Но когда их раскладываешь, то оказывается, что они очень даже богатые темы.

— Дискуссия — это спорт для вас?

— Нет, не спорт. Дискуссия — это состояние. Состояние размышления. И дискуссионный клуб, как виртуальное сообщество размышляющих по правилам — это очаг размышления. Осмысления окружающего мира.

— На какие темы сегодня особенно важно дискутировать, по вашему мнению?

— Для каждого такие темы свои. Поскольку перед каждым стоят разные вопросы. Лично мне интересны темы того, как будет развиваться человечество в будущем. Но также интересны темы бытовые на уровне личного пространства (дома, квартиры), на уровне проблем населённого пункта, в котором живёшь.

— Какие самые отстранённые от реальности темы вы обсуждали? Часто ли приходится обсуждать абстрактные философские понятия?

— Да, таких тем было достаточно. Например, такая: Стоит ли варить борщ с мыслью о звёздах?

— И какой был вывод по этой дискуссии?

— Вывод каждый делает свой. Мы всего лишь привели аргументы на две позиции. Но лично мой вывод состоит в том, что мы и так варим борщ с мыслью о звёздах. «Мысли о звёздах» — это условное название размышления о вопросах, которые выходят за рамки нашей земной жизни — во времени и пространстве. Вера человека в Бога, размышление о нём, о жизни после смерти — это и есть мысли о звёздах. Просто верующий человек будет думать о Боге, а для атеиста остаются звёзды. Какая-нибудь женщина, большой ложкой размешивая свои борщи в огромной кастрюле, может себе тихо молиться или думать о Боге, о смерти. Это и есть мысли о звёздах.

— Расскажите о ситуациях, когда вам хотелось эмоционально ответить оппоненту во время дискуссии.

— Таких ситуаций не было. Я обычно вхожу в состояние размышления и смотрю на вещи отстранённо. Всё, что происходит, становится объектом размышления. Но это только во время дискуссии, когда ты на такое состояние настраиваешься. В обычной жизни конечно же желание эмоционально ответить возникает часто. И это желание часто воплощается в жизнь. Кроме того, даже сами правила дискуссии настроены на то, чтобы агрессии не возникало. Цель другая.

— Сколько постоянных и непостоянных членов в вашем клубе? Часто новые люди появляются?

— Такого понятия, как членство, у нас нет. Правильнее назвать — дискуссантов. Новые люди появляются нечасто. Всего участвовало порядка человек 60 за три года. На сегодня периодически дискутируют порядка шести — семи человек. Как оказалось, для большинства дискутировать достаточно трудное занятие — и времени много уходит, и интеллектуальных усилий. И люди не захотели себя на это тратить.

Я уже сейчас понимаю, что подобные клубы должны существовать при учебных заведениях. Где любопытство ещё не иссякло. Есть свободное время. Есть огонь в глазах. Есть надежда. А после тридцати люди обычно тухнут. Но я к учебным заведениям не имею никакого отношения, и в этом и есть главная проблема дефицита в дискуссантах. Живых, любопытных, светлых людях.

— Возможна ли качественная дискуссия на тему, которая не особо волнует одну из сторон дискуссии?

— Наверное, нет. Любопытство должно быть. Мотив должен быть. Как я уже говорил, я принимал участие почти во всех дискуссиях. И темы дискутировал не те, которые мне хочется, а которые предлагали мои содискуссанты. Несмотря на это, мне всегда было интересно разбираться в этих темах. Любопытство во мне не иссякло.

— Насколько дорого содержать дискуссионный клуб?

— Особых денег на него не тратится. По мелочам. Микрофон купил, шнур к камере, баннер. Во время дискуссий выпивается определённое количество кофе, съедается пирожных, конфет и прочего добра. Тоже деньги. Тратится время. Это да. Времени ушло огромное количество.

Думаю, за это время я бы смог навыращивать картошки, продать и получить свой навар. Так вот стоимость навара, от которого я отказался, тратя время вместо картошки на клуб, ну может, тысячи три—четыре долларов потерял. Такой незаработанный доход ещё называют, если не ошибаюсь, маржинальным.

Но есть же ещё один момент. Это удовольствие от процесса. Это же невообразимое удовольствие. Это просто целый мир, космос.

— А существуют ли какие-либо взносы от участников дискуссий? Может, донатит кто-то?

— Нет, никаких взносов нет.

— Можно ли назвать споры с переходом на личности и оскорблениями на политических шоу дискуссией? Какое у вас отношение к данному виду спора?

— Это тоже дискуссия. Дискуссии ведь разные бывают. У каждой своя цель. В подобных шоу цель — опустить оппонента. Мне такие шоу не по сердцу. Я бы в таких не принимал участие. Цель моих дискуссий — размышлять, находить ответы на проблемные вопросы.

— Что делаете, когда ощущаете, что ваши аргументы проигрывают аргументам оппонента?

— У нас ведь не состязание в аргументации. Наши аргументы — это характеристики дискуссионного вопроса. Первоначальная цель дискуссанта в нашей дискуссии — найти самые весомые аргументы по позиции, которую каждый представляет.

Итоговая цель — помирить все высказанные аргументы, синтезировать «За» и «Против». И найти новое решение вопроса. Но если цели поставлены таким образом, то мы не имеем проигрыша или выигрыша. Мы имеем решённый вопрос.

— А если вы ощущаете, что у «оппонента» возникают какие-то проблемы с аргументацией, каким-то образом даёте ему возможность восстановиться, наводите его на мысли?

— Нет, у нас это не принято. Каждый вступает в дискуссию, как на исповедь. И никто не может делать ему замечание.

— Как вы понимаете, что это «тот самый» аргумент? Какой идеальный вид должен иметь аргумент в вашей системе дискуссий?

— Он должен наиболее полно характеризовать проблемный вопрос. Например, для дискуссии «Люди кем-то созданы или самозародились» (эволюционизм или креационизм) в пользу самозарождения такие аргументы:

  1. Наблюдаемая эволюция.
  2. Палеонтологическая летопись.
  3. Особенности строения живых организмов (морфология).

В пользу кем-то создания:

  1. Так сказано в священных книгах (Библии).
  2. Онтологическое одиночество.
  3. Удивление сложностью устройства мира.

Так вот эти всего шесть аргументов — самые весомые, которые описывают эту тему. Все другие аргументы уже идут на вторых ролях. А эти на первых.

— Что нужно человеку, чтобы втянуться в ваш формат дискуссии?

— На первых порах только желание этим заниматься. Разумеется, нужно быть доброжелательным, принимать базовые условия дискутирования. Потом можно уже и предлагать, развивать свои правила. Мы ж тоже начинали с одного варианта правил. Сейчас уже имеем три варианта. И будем и дальше экспериментировать.

— Как сказывается ваш опыт в дискуссии на повседневной жизни? Сложно ли с вами общаться родным и знакомым? Часто ли переводите обычный разговор в спор?

— Споров стало меньше. Стало больше понимания. В профессиональной деятельности стало легче решать проблемные вопросы. Уже проблемные вопросы сами собой структурируются и видишь, как их решать. Стало понятно, что такое конструктивный разговор и как его нужно вести, развивать.

Когда я слушаю сторонние разговоры, дискуссии, споры, становится сразу понятно, где слабые, где сильные места, в какую сторону нужно развивать разговор, чтобы выйти на результат. Собственно, три года дискутирования — как три университета. (Преувеличение, конечно, но суть такая).

— С кем из исторических личностей вам хотелось бы подискутировать? А с кем из ваших современников?

— Такого желания не возникало. И мысли тоже. Самые обычные люди, которые живут простой неприметной жизнью, ничуть не уступают в своём потенциальном умении дискутировать какому-нибудь Дональду Трампу. (Я не знаю, какой из Трампа дискуссант, а сказал это для красного словца). Я не хочу дискутировать с известными, историческими личностями. Я хочу найти своих людей.

— Кроме интернета, как-то продвигаете дискуссии в массы?

— Нет. Да и цель такого «продвижения» только в одном: вот если ты наш, то смотри, светильник горит. Приходи. Цели делать шоу нет.

— Как я заметил, на вашем канале на ютубе совсем мало просмотров. Для кого вы это делаете? Планируете ли перейти на качественно новый уровень, возможно, проводить прямые трансляции дискуссий, привлекать к ним более или менее известных интернет-деятелей?

— Делаем для тех, кому может быть интересно. И кто мог бы подтянуться в наш круг. Кроме того, видео дискуссии — визуализация уважения. Оказывается, дискутировать можно без битья посуды. Прямые трансляции мы проводили. Опыт есть. А привлекать хочется не известных людей, а наших людей.

— Вы полностью работаете только за идею? Если сравнить период, когда вы только организовали клуб, с тем, что есть сейчас, рост в каком направлении ощущается?

— Не только за идею. Около 20 дискуссий опубликовано в журналах. И мы получили гонорар. За период существования значительно улучшились правила. Выработалась методика дискутирования. Пришло понимание, как люди мыслят (на самом деле не мыслят). И образовался небольшой круг постоянных дискуссантов.

— Куда планируете двигаться вместе с клубом? Какие планы на ближайшее время?

— Есть разные направления деятельности. Какое из них разовьётся, а какое загнётся, прогнозировать не берусь. Планы есть, да. Но пока не готов их озвучивать. Самое важное, конечно — это искать своих людей. Наверное, и цель главная — создать размышляющее ядро. Которое генерирует новые идеи. Кстати, забыл выше сказать. Во время дискуссии всё время возникают новые идеи, как решать старые вопросы. И способствует этому именно применяемая система дискутирования.

— Вы часто говорили о «своих» людях. Попробуйте составить портрет своего человека.

— Которому нравится заниматься дискутированием. Доброжелательный. Любопытный. Которому мы тоже подходим. И который будет заниматься этим делом вместе с нами.

Голосование

Вам понравилось интервью? Вам понравилось интервью?

Александр ЗОЛОТУХИН, организатор Дискуссионного Клуба Полтава

Партнерський проект
Дискуссионный клуб Полтава

Редактор проекту:
Александр Золотухин

87

Полтавщина:

Запропонувати тему