Розмір тексту

Сергей Лещенко представил в Полтаве руководителя областного ДемАльянса, которого впервые увидел

Александр Кобрысь, Артем Романюков, Сергей Лещенко и Светлана Залищук Александр Кобрысь, Артем Романюков, Сергей Лещенко и Светлана Залищук | Фото Николая Лысогора

Нардепы Лещенко и Залищук представили полтавского руководителя ДемАльянса — местного «не парашютиста», с которым они раньше не были знакомы

Вчера в Полтаве народные депутаты Сергей Лещенко и Светлана Залищук презентовали областную организацию партии ДемАльянс, а также рассказали о принципах, на которых строится партия, её идеологии и планах. Руководить партийной ячейкой будет Александр Кобрысь.

Сергей Лещенко в плотном графике визита нашёл время и для общения с «Полтавщиной».

— Сергей, не считаете, что партийное строительство ДемАльянса идёт привычной дорогой строительства «сверху»? Сверху назначается «директор», он берет на себя обязательства содержать офис, его сотрудников, обеспечивать медиаприсутствие и т. д.

— Это не так. Инициативная группа сама объединилась и решила создать областную организацию. Лидер областной организации — не из Киева. Я сам руководителя увидел сегодня в первый раз. Я, конечно, видел его в Facebook, но полтавчане сами предложили, а мы откликнулись. Это местные люди.

— Можете сказать по каким критериям отбирали кандидата?

— Это выбор полтавчан. Строительство организации только начинается. Делить пока нечего. Если было бы 500 людей, а так пока идёт только процесс. Конфликта в создании организации нет. Тем более, он же не навечно избирается, будет проходить через процедуру. Для начала, чтобы людей собрать, должен быть лидер. Телефон хотя бы должен быть, чтобы группу создать с нуля. Я повторю, что это не парашютисты... Очереди из желающих не было.

Александр Кобрысь Александр Кобрысь

— Но ведь партия несёт ответственность за него и его действия? Где гарантия, что это человек не подведёт? Приведу пример. Я не знаю лично Светлану Залищук, допускаю, что она прекрасный человек с хорошими мотивами. Но она возглавляла общественную организацию «Чесно». А я точно знаю, что представитель «Чесно», в Полтаве, в 2012 году торговал «справками» от организации, по 500 грн за штуку.

— Я о данной ситуации не знаю. Я знаю примеры, когда некоторые люди занимались аморальной деятельностью, и от таких избавлялись. Потом они становились квазиобщественными активистами и уже мстили тем, кто от них избавлялся в рухе «Чесно». Ваша же информация для меня новая.

— Поэтому отсюда и вопрос. Новый руководитель партийной организации живёт в нашем городе, просто интересно, кто это?

— Компромата на него у меня нет... В Киеве никто не будет решать, кому здесь руководить. Пусть организация для начала сформируется. Это принцип создания как раз «снизу»... Да, партия несёт ответственность за всех своих членов, но только за их политическую деятельность, а не личные моменты, как в советское время. Мне кажется, разговор идёт по кругу...

— Хорошо. «Украинская правда» — «джинсует»?

— Этого никогда не было, пока я там работал — никогда. И уверен, что и сейчас этого нету.

— Некоторые люди, услышав этот ответ, саркастически усмехнутся.

— Есть люди, которые уверены, что меня финансирует Григоришин. Мне что, раздеться, или показать справку, что меня он не финансирует. Это смешно. Этот аргумент из разряда разговоров в ресторане. Пусть дальше усмехаются, я знаю факты, я там работал.

— А если кто-то видит на «УП» публикации с явными признаками «джинсы»? «Джинса» — это журналистская коррупция и такое же зло, как и политическая.

— «Явные признаки» — это субъективный фактор.

— Вы сегодня рассказывали, как журналисту стать успешным политиком. Но нужно ли идти журналистам в политику? Украина — страна условностей. Все, кто живет здесь, делает карьеру, все с этим сталкиваются. Практически у каждого есть «скелеты в шкафу». Вот вы — были трибуном, правдорубом, журналистом. А только оказались в политике — «скелет» достали из шкафа. Это даёт повод людям сказать: «Они все одинаковые». Является ли плюсом ваш поход в политику?

— Это нужно оценивать людям, которые голосовали за меня, скорее за ту политическую силу, от которой я шёл. Я считаю, что это плюс, конечно. У меня есть тысячи сообщений поддержки: «Не сдавайтесь, мы понимаем, что собирают на вас компромат». Ваши люди абстрактные. А у меня есть конкретные люди. Допускаем ли мы ошибки? Мы допускаем ошибки. Мы коррумпированы? Нет, мы не коррумпированы. Есть ли люди, которые будут собирать на нас компромат? Да, есть. Было ли лучше не идти — считаю, что нет. В любом случае, каждый будет отвечать за свои поступки. Претензии, конечно, могут предъявить. Но у меня есть и поддержка. Самый плохой ли я депутат? Нет, я так не считаю. В свою защиту добавить больше нечего.

— Вопрос по поводу минимальной зарплаты в 3200. Ваш коллега по партии назвал это популизмом.

— Я считаю, что 3200 — это простой ответ на сложный вопрос. Этим решением подставили тех людей, которые сами себя обеспечивают. У меня есть десятки обращений ко мне — предприниматели уходят в тень. Это решение правительства приведёт к тенизации бизнеса. Нам нужна налоговая реформа. А пока её нет — за последствия будет нести ответственность правительство. Их нужно заставить это сделать.

— Но сами предприниматели несут ответственность за зарплату? Наверное, нельзя перекладывать ответственность в этом вопросе только на правительство? Должна же быть солидарность?

— Солидарность — она есть. Но точка входа в проблему — это не предприниматели, а правительство. По причине решения правительства — в бюджете «дыра». А дефицит покрывается бюджетом. И эту «дыру» образовывают на госпредприятиях, которые или убыточны, или там минимальная прибыль. А прибыль не передаётся в виде дивидендов в бюджет. Почему? Из-за коррупции в госсекторе. Когда власть не принимает к себе те же требования, что и к бизнесу, то она априори не права. Точка входа в конфликт — власть. Нам предпринимателю нужно кланяться, что он не стучит каской под Кабмином, а создаёт рабочие места. Да, и перераспределяет доход в тени. Но этот его грех меньше, чем коррупция власти. Меня можно ругать за эти слова. Но рабочие места в государстве — это коррупционная дойная корова. Если предприниматель дал зарплату в конверте — он не злодей, его просто заставили так жить. Поэтому я в этой дилемме — на стороне предпринимателей.

— Пресловутая «гречка» на выборах — это коррупция и со стороны избирателей, которые её берут?

— Это не коррупция. В данном случае — это преступление против будущих поколений, против себя, за которое платит вся страна. Но это не коррупция со стороны избирателей.

— Как бороться против этого?

— Простого ответа нет. Нужно убрать сферу её применения, а это мажоритарные округа. «Гречка» от этого не исчезнет, трансформируется только в иные формы. Но её не должно быть. «Мажоритарка» — это главный разрушитель будущего страны. Порошенко, став президентом, имел шанс начать здесь с чистого листа, минимум, не по закону Януковича 2012 года — где половина списка избирается по партийным спискам, а половина по округам. Но старая система для Порошенко, конечно, выгоднее. Он сам мажоритарщик с 98 года. Во-вторых, «мажоритарка» — это сырьё для президента. Этот своеобразный уголь, который можно бросать в топку его амбиций. Когда есть СБУ, налоговая, прокуратура, то депутаты-мажоритарщики под Банковой такую лезгинку танцуют, что позавидуют горцы... 90% мажоритарщиков работают именно так. Это моё личное наблюдение. Исключение составляют 10%. Но в основном — серая масса, которая голосует так, как скажет Банковая. А он ещё, как правило, бизнесмен — и сразу попадает в поле зрения правоохранительных органов. Плюс — ему мандат нужен для бизнеса.

— Сергей, вы говорите, что нужен новый избирательный закон. У Вас есть его концепция?

— Мы против мажоритарки. Система с открытыми списками на местных выборах тоже себя не оправдала. Закрытые партийные списки мы уже проходили. Они проблему не решают. Нужно думать, искать.

— Но любой закон можно обойти. Все так радовались внедрению «ProZorro», например.

— «ProZorro» — это только инструмент. Его можно использовать и во благо, и в обратном направлении.

— И так везде. Например, журналисты находят факты и пишут о коррупции во власти. Но полиция, прокуратура... Им это просто не нужно.

— Вы мне глаза не открываете. У меня таких фактов — десятки ежедневно. Дела открываются, но потом закрываются за недоказанностью или по решению суда. Или «висят» открытые, но без движения, и так несколько лет. Но нужно чётко понимать, кто за что отвечает. Есть вопросы по финансированию парламентских партий из бюджета. Нацагенство по предотвращению коррупции никак не реагирует на это — нужно снимать их. Прокуратура... Например, Луценко. Я считаю, что Луценко — это шаг назад за год работы. Даже ещё хуже — это убийство надежды. Понимаете, это хуже Шокина. Потому что, когда был Шокин — мы верили, что придёт новый прокурор, и он все поменяет. А новый не только убил надежду, но ещё привнёс популизм. Была в прокуратуре коррумпированная, деградированная структура, а теперь коррумпированная, деградированная и ещё популистская структура. Будем менять Луценко — вы тогда скажете: «Ничего не поменяется». Такие настроения в обществе приведут к деградации власти... Понимаете, невозможно рассчитывать на 100% «выхлоп». Например, журналисты — написали и умыли руки? Нет, напишите мне, в НАБУ. Нет таких форм, как раньше, — сдать в тираж, и всё. У нас и война гибридная, и журналистика гибридная — блогер может претендовать на Пулитцеровскую премию. Поэтому несите свою газету прокурору. Из 10 статей — одна и «выстрелит». Она просто не оставит многих людей равнодушными. Этот коррупционный айсберг огромен, но его можно сдвинуть. Можете мне не доверять, но другого пути нет.

Сергей Лещенко Сергей Лещенко

— И какой же их всего этого выход? Нужно на все ключевые должности искать и назначать ангелов?

— И ждать пока и у них вырастут рога?

— Так что делать? На кого надеяться? На ангелов или на институты?

— Ангелов мало, нужен ещё и протест общества. Это вторая составляющая уравнения. Например, НАБУ устраняется от своей работы. Есть коррупция «Онищенко — Укргаздобыча». Но в системе «Онищенко — Банковая» — есть настоящая коррупция, там ключ к саркофагу коррупции. Но у НАБУ есть внутренний тормоз при виде фамилии Порошенко. Но наоборот, они после этого ещё дальше должны идти. Для этого их и создали, и выплачивают немалую зарплату... Да, руководитель важен, но он должен постоянно чувствовать дыхание институтов гражданского общества. Нельзя быть гражданином один день на 5 лет, мы должны говорить об этом каждый день. После этого возникает ещё одна амбиция. Например, журналист получил отказ — пусть обращается в суд. И такая вовлеченность приведёт к результату, поверьте. Да, не через день... Но у нас не линейный мир. Три года назад многие думали, что Янукович пришёл на 10 лет... Поэтому простых ответов нет. Все происходит намного быстрее, чем раньше. И будет только ускоряться. Хотим мы или нет, но Украина обречена быть успешной и прозрачной страной, потому что нельзя быть непрозрачным и успешным. И на это уйдёт времени меньше, чем мы думаем...

— Спасибо за оптимизм и успехов Вам.

Борис ЛОЗОВСКИЙ, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему