3.01.2011 | 17:40

Кто вы, полковник Келин?

«Памятник льву» «Памятник льву» | Фото: Андрей Петров

Решение мэра Полтавы Александра Мамая поставить точку в деле восстановления памятника Алексею Келину и защитникам Полтавы вызвало бурное обсуждение на интернет-ресурсах

Внимательное рассмотрение дискуссии обнаруживает полное незнание личности самого Келина в народе, а «белые пятна истории» необходимо ликвидировать.

Откуда вы такие?

Имя Алексея Келина, действительно затерлось в веках и полной его биографии до сих пор не было. Однако, благодаря стараниям полтавчан Я. Иванюка (ныне покойного) и Ю. Погоды, теперь о нем можно узнать подробнее.

Алексей Келин

До сих пор имя Келина, случайно или сознательно связывают с немецким происхождением, отталкиваясь от собственных заблуждений, что «у Петра служили одни немцы да голландцы». Фамилию коменданта часто пишут как «Келлен». Не сохранился и портрет Келина, а сегодня мы можем видеть лишь чеканку полтавского художника Е.Путри увидевшего коменданта, именно так, на основании описаний.

В деловых бумагах начала XVIII века упоминаются среди «государевых людей» сокольничьи первой статьи Андрей, Игнат и Афанасий Келены (или Кельины). Фамилия эта имеет церковно-монастырское происхождение, идентичное словам «келарь», «келья», «келейник». Келин однозначно не был иностранцем, ибо в списках служивших в России чужеземцев таковой фамилии не встречается.

Достоверно известно, что отец Алексея — Степан был профессиональным военным, майором стрелецкого войска и отличился в осаде Соловецкого монастыря в 1675-1676 годах.

Пока известно, что сам Келин воевать со шведами начал в Прибалтике, его полк, называемый «Келиновым» (а после Тверским) отличился о сражении под Эрестфером, штурмовал Нотебург, брал Дерпт и Нарву. Во время войны «келинцы» отличились в сражении под Лесной, принимали участие в строительстве новой Киево-Печерской крепости.

Комендант Полтавы и «его команда»

Когда война перенеслась на Украину, полк Келина дислоцировался в Ахтырке, где получил приказ двигаться в Полтаву, куда по мнению Петра, должны были рвануть и шведы. «Степаныч один стоит крепости», — сказал Пётр.

19 января 1709 года Тверской и часть Устюжского полка сменили в Полтаве Ингерманландский полк бригадира А.Волконского. Вместе с русскими солдатами, шведов остались ждать почти 3 тысячи мещан и казаков Полтавы.

Было бы грешным не вспомнить всех известных помощников коменданта. Помимо полковника Келина, в Полтаве был полковник Менден. Кроме них в письме царя, был список, который составил и заверил адъютант Келина, Алексей Петров, где пофамильно названы 60 офицеров. Полконики — Кунингам, Озеров и Репьёв, майоры — Кривков, Волынский, Крафорт и Лудевиль, капитаны — Шемановский, Мишатин, Зубатов, Тяпкин, Насакин, Кирчевский и Маслов, 16 поручиков, 7 подпоручиков, 20 прапорщиков.

Коменданту помогали еще полковники Тимофей Треден и Иван Шамордин, которые, вероятно прорвались в крепость в составе отряда А.А. Головина, или проникли в город тайно. «Душой» фортификационного дела был товарищ Келина военный инженер Андрей Юрьевич Телепнёв.

Активно готовились и жители Полтавы. Первым делом, помимо строительства укреплений, Келин собрал людей «ямчужных» и «зелейных» (те что из «ямчуга» — селитры изготовляли «огневое зелье» — порох) и поручил им заготовлять порох и заниматься изготовлением бомб и зарядов и прочих пиротехнических сюрпризов. Приготовлялись котлы для смолы, заготовляли камни, завозили продукты и припасы. Готовились к бою и 28 городских пушек.

Непокоренная Полтава

Шведы подошли к Полтаве и 1 апреля 1709 года начали осаду. В этот день город попытались взять наскоком, но неудачно. Первый серьезный штурм Карл XII предпринял 3 апреля, но укутавшись дымом выстрелов, Полтава сравнительно легко отбила атаку и шведы отошли. Осознав, что здесь придется задержаться, шведский король отдал приказ генералу Гелленкроку начать инженерные работы, началась минная война. На подкопы шведов, которые рыли казаки Мазепы и Кости Гордиенко, гарнизон и жители отвечали копанием контргалерей и яростными вылазками.

Мощнейший штурм Полтава пережила 25 мая, когда шведы захватили часть укреплений. Но Келин и Телепнев приказывают соорудить новую линию обороны из связанных цепями бочек с землей. Скандинавы опять были остановлены и отброшены.

Фельдмаршал Рёншильд требовал сдать крепость, угрожая уничтожением и обещая в случае сдачи почетный плен. Но парламентера отпустили с отрицательным ответом.

Когда к Полтаве подошла русская армия и царь Петр, началась их уникальная переписка Келина, посредством выстрелов полыми ядрами, куда вкладывались письма. Для связи использовались и местные казаки, хорошо знавшие местность и имеющие отличные навыки. С ними Келин отправил А.Д. Меншикову в подарок отбитого у шведов породистого коня, а в другом — бутыль с пивом.

Готовясь к генеральному сражению Карл отдал приказ взять город. 21 и 22 июня 1709 года Полтава пережила один из самых сильных штурмов, причем царь Петр фактически разрешив Келину, гарнизону и жителям покинуть город, все же просил держаться. «…Господин комендант! …вам дали указ, что ежели на сих днях вас за какою причиною не можем выручить, чтоб вам із города вытить. Но ныне інако вам повелеваем, чтоб вы ещё держались, хотя і великою нуждою…»

По преданию местный торговец Илько Поберий из евреев-выкрестов предложил сдать город шведам, чтобы не проливать напрасно крови. Жители города были настолько возмущены этим, что «дав ему приобщиться святых Тайн из рук протопопа, вывели из храма и здесь же, как предателя, забили камнями».

Горожане и солдаты смогли удержать свой город, свою крепость, сдержать свою клятву и свои поручительства. Они сделали, все, что могли - под стенами Полтавы шведы потеряли только убитыми 6176 человек, что составляло почти 5 часть армии Карла XII. Множество офицеров и сам король, были ранены в период осады. Потери самого гарнизона и населения города во время осады составили 1186 человек убитыми и 1728 ранеными.

После захоронения воинов, погибших в Полтавском сражении, царь Пётр I торжественно проследовал к Полтаве, где его возле временной триумфальной арки, встречал комендант и депутация горожан.

Царь поцеловал Келина и сказал: «Почтенная глава совершившая преславный подвиг! Надежда моя на тебя не обманула меня!». Через сто лет на этом месте архитектор Тома де Томон возведет главный памятник Полтавы — монумент Колонну Славы.

Пётр I посетил госпиталь, где находились раненые и больные воины гарнизона и жители города, наградил и поблагодарил их. Келину вручили «богато осыпанный Государев портрет», также был присвоен чин бригадира. К участникам генерального сражения были приравнены и солдаты и офицеры гарнизона Келина, награждённые медалями «За Полтавскую баталию».

После Полтавы

После сражения уже в чине генерал-майора Келин принимает участие во взятии Риги, воюет в Прибалтике. А в августе 1711 года Келин был откомандирован обер-комендантом в Азов, для решения важной задачи. По условиям Прутского договора, не выгодного России, она обязывалась отдать Азов туркам. Крепость была особенно дорога Петру I, как первая победа за выход к морю, и теперь надо было грамотно вывезти артиллерию, гарнизон и имущество, не раздражая турок. Не сдавший Полтаву шведам, Келин с горечью передавал Азов турецким представителям Айваза-паши.

После он командовал войсками в Азовской губернии, в Малороссии, Казанскими солдатскими и драгунскими полками, строил и укреплял Ново-Транжементную крепость под Черкасском.

В 1715 году генерал-майор русской армии Алексей Степанович Келин умер, не дожив шести лет до победоносного для России завершения Великой Северной войны.

Память и памятник

О Келине и его гарнизоне помнили долго. В 1909 году в дни празднования 200-летнего юбилея Полтавской Победы, в присутствии императора Николая II был открыт величественный монумент. Следует особо отметить, что Келин — единственный из выдающихся участников Великой Северной войны, удостоенный такой чести.

Академик Е.В. Тарле в своей книге «Северная война и шведское нашествие на Россию» отметил: «…Позднейший блеск русской победы в открытом бою 27 июня несколько затмил заслугу защитников города Полтава. Их храбрость и стойкость отмечали с хвалой. Пётр… торжественно их благодарил за подвиг, и всё-таки эта, поразительная защита как-то отодвинута была и в глазах современников и в оценке потомства на второй план…».

Академик был прав, «отодвинули» не только героизм обороны, отодвинули и оболгали главного героя этой обороны — полковника Келина. Волею десятка умников и лгунов у народа отнимают его подвиг, отнимают его героев.

Но памятник стоит и сегодня те, кто помнит о защитниках, кто считает себя наследником героев тех героических дней героической обороны, приходит и придет именно к этому памятнику. Памятнику, который в Полтаве так и называют «памятник Келину», «памятник льву».

Виктор ШЕСТАКОВ для «Полтавщины»

Суспільство