Розмір тексту

«Persona grata»: Ірина Балибіна

Ірина Балибіна Ірина Балибіна

Гість — видавець, громадський діяч (виконавчий директор, зокрема, Полтавської обласної Спілки краєзнавців), директор видавництва «Оріяна», депутат Полтавської обласної ради Ірина Балибіна. Ведуча — Інна Якобенко.

[Відео було видалено]

ВЕД.: Субота, ранок. Я, ведуча Інна Якобенко, вітаю всіх, хто разом із нами, радіостанцією «Ваша хвиля» в проекті «Персона грата». Проекті, в який ми запрошуємо відомих, медійних людей, яких дуже добре знають в їхній виробничій іпостасі ,чи, можливо, у зв’язку з їхньою громадською діяльністю. Або людей, які ситуативно нас чимось здивували, зацікавили і ми хочемо про це докладніше дізнатися. Власне, сьогодні у нас людина, яку, мабуть, різні люди знають у різних, так би мовити, амплуа: видавець, громадський діяч (виконавчий директор, зокрема, Полтавської обласної Спілки краєзнавців), директор видавництва «Оріяна», а ще — депутат Полтавської обласної ради Ірина Вікторівна Балибіна. Доброго ранку вам!

БАЛИБІНА: Здравствуйте, приветствую всех радиослушателей!

ВЕД.: Мені завжди особливо приємно зустрічати в цій студії жінок, тому що я вважаю: у нашому маскулінському світі жінці треба, щонайменше, вдвічі бути кращою за чоловіка, щоб претендувати на те саме, що і він. Тому, коли приходять такі успішні, самодостатні, цікаві жінки — завжди дуже радію цьому. Ірино Вікторівно, безумовно, вас найбільше, мабуть, знають у Полтаві у зв’язку з видавництвом «Оріяна», а ще — депутатством в обласній раді. Але життя починалося не з цього. Ви народилися в Полтаві?

БАЛИБІНА: Да, я полтавчанка и очень горжусь этим.

ВЕД.: В якій сім’ї ви виросли, хто ще впливав на ваше формування як особистості?

БАЛИБІНА: Я выросла в Полтавском военном городке. Папа у меня был военнослужащий, служил в авиаполку, уходил на пенсию майором запаса, командиром корабля, лучшим летчиком части. И я очень горжусь этим и считаю, что вот именно отец, именно военная обстановка, именно атмосфера военного городка создала меня такой, какая я есть. Т. е. активной, ответственной, целеустремленной, организованной. 13 школу закончила, у меня были прекрасные учителя. Ну и, конечно, мама. Мама у меня педагог, воспитатель детского сада и в Полтаве она проработала в учреждениях дошкольных Полтавы почти 30 лет. И, наверное, каждый 5, может быть, каждый 4 полтавчанин — это выходец из ее маленькой группы.

ВЕД.: У людей, особливо у людей, які увесь час розвиваються, перманентно є вчителі (навіть без офіційного статусу вчитель). З кого ви намагаєтеся брати приклад, можливо, навіть на рівні підсвідомості наслідувати, ким ви захоплюєтеся?

БАЛИБІНА: Да, у меня, скажем так, была, есть лидер, женщина, которую я хотела бы, да в принципе и наследую ей, смотрю на нее, она является для меня примером, — это Маргарет Тэтчер. В детстве, в юности я очень действительно как-то вот на уровне подсознания обращала на нее внимание, а уже в более зрелом возрасте я считаю, что этот человек, по большому счету, и привел меня в политику. Т. е. мне настолько понятно, мне настолько импонирует ее отношение к нации, настолько импонирует ее отношение к вопросам патриотизма. Это женщина, которая отдана своему народу, своей стране и сделал для него неимоверно много, неимоверно много.

ВЕД.: Ви закінчили школу, з огляду на вашу кар’єру, думаю, ви її успішно закінчили...

БАЛИБІНА: Да, я была отличницей.

ВЕД.: І куди вирішили вступати? Хтось впливав на ваш вибір, чи це був абсолютно ваш особистий вибір?

БАЛИБІНА: Ну я вообще подвержена исканиям. 8 классов я действительно закончила на отлично, после 8 класса я, вопреки всем ожиданиям, поступила в Полтавское медучилище. Т. е. вот захотелось так резко поменять жизнь, захотелось попробовать нового, захотелось помогать людям, какие-то были, да и остались, наверное, все равно молодежные, такие молодые движения, молодые решения. Я медучилище закончила тоже на отлично, училась с удовольствием и вспоминаю с большой благодарностью преподавателей, которые заложили во мне любовь к людям, любовь к пациентам, да любовь к человечеству. Ну, наверное, медсестрой я проработала в онкодиспансере почти год и, наверное, медсестрой я была, все-таки, не очень профессиональной, не смотря на все мои красные дипломы и мое желание работать. Я очень жалела людей, мне очень всегда было жалко пациентов. Я плакала над их диагнозами, я страдала, когда люди умирали в отделении, для меня это было очень тяжело. Т. е. я не сумела не пропускать это через себя.

ВЕД.: Ви зрозуміли, що все життя нести цей емоційний тягар саме для вас не під силу?

БАЛИБІНА: Это невозможно, это невозможно! И я ушла по стопам мамы в пединститут.

ВЕД.: І яку спеціальність ви там обрали?

БАЛИБІНА: Начальные классы, учитель начальных классов. Я очень люблю маленьких детей, для меня возраст от нуля и до 10, до 12 — это самый интересный возраст, это самый продуктивный возраст у детей, когда детям можно заложить в этом возрасте все, что только ты хочешь сделать с детьми. Т. е., это материал для лепки, это интересно, это интересная работа.

ВЕД.: По закінченню вузу де пробували себе як педагог?

БАЛИБІНА: Ну, а педагогически мне-то как раз и не удалось поработать сразу после вуза, потому что я ... заключила контракт на службу в армию ...

ВЕД.: Как трогательно! Логічно, логічно. Слухайте, ну у вас польоти просто таки поміж небом і землею — медицина, педагогіка і ... армія!

БАЛИБІНА: ...да, я заключила контракт на службу в армии и служила 3 г. в Чехословакии, на узле связи штаба Группы войск. Т. е., испытала сполна, сполна хлебнула военной службы: и полигоны, и учения, и ночные дежурства. Ну, это была Советская Армия, когда действительно военные выполняли свои функции, военные были военными и не смотрели — женщина, не женщина. Ты на боевом дежурстве, поэтому, будь любезна, дежурить по-боевому.

ВЕД.: У звичайній армії були «духи» і були «діди», а у вашій ситуації були "баби«?:-)

БАЛИБІНА: Ну, бабы не бабы, но мы держали себя жестко. Нас было 16 женщин, которые обеспечивали связь на узле штаба Группы войск, это была ЗАС-аппаратная, это секретная связь, у нас не было ни дедовщины, ни бабовщины, но все мы были очень равны и очень жесткие. Но я то и выросла в армейской семье, для меня это была не новинка, т. е. я привыкла изначально к порядку, у меня все должно быть разложено по полкам: квадратное — носим, круглое — катаем. И армия только утвердила меня в мысли о том, что в жизни должен быть порядок и надо много работать.

ВЕД.: І з цими думками ви повертаєтеся в Україну... Що далі?

БАЛИБІНА: Да, я вернулась в Полтаву. Ну, здесь уже от судьбы не уйдешь, все-таки педагогика — это мое. Я начала работать в системе внешкольного образования, тогда еще центр «науково-техничної творчості учнівської молоді» на Войкова, а потом в 91 г. мы, группа энтузиастов, начали интереснейший проект — Малая академия наук Украины, которая сейчас вот в Украине гремит, в Киеве центр. Она начиналась здесь. Положение Киевской Малой академии писалось в Полтаве, в пединституте, приезжала инспектор министерства образования, тогда была Л. И. Колбасенко, и здесь вот группа наших полтавских энтузиастов, которые начали работать на станции, и работники министерства разрабатывали систему Малой академии наук Украины. Т. е. полтавская МАН стала основой для украинской МАН и долгие год, почти в течение 10 лет полтавская Малая академия, где я работала ответственным секретарем, возглавляла рейтинги. Во всяком случае, всегда была в тройке лидеров по Украине. Киев, Львов и Полтава — это 3 города, которые действительно были флагманами в работе с одаренными детьми. Детей мы возили в Россию, заключали договора с вузами. В то время был внесен такой пункт, что детей, победителей всеукраинских или международных конкурсов МАН, принимали в вуз без экзаменов. Нас поддержали тогда в Полтаве медакадемия, пединститут и сельхозинститут. Мы очень благодарны ректорам того времени, что они дали толчок работе с одаренными детьми в области.

ВЕД.: Серед послужного списку, яким я почала передачу, вказано, що ви -виконавчий директор Полтавської обласної спілки краєзнавців. Які обов’язки в зв’язку з цим на вас покладено?

БАЛИБІНА: Ну, я обеспечиваю исполнительную работу, мероприятия, связь Полтавы с Киевом и другими областями. На мне финансовые вопросы лежат. И именно вот работа в общественной организации, в «Спілці краєзнавців», — это еще один дополнительный стимул для моей работы политической, потому что я убеждена, что воспитание патриотизма можно и нужно проводить только посредством изучения региональной истории. Т. е. той истории, до которой ребенок может дотронуться, той истории, которая прошла через его сердце, через его дом. Очень легко воспитать патриота через фотографии альбома, собственного домашнего альбома, памятники в своем селе, надо знать историю своего села. Т. е. ребенок, который гордится своим прошлым, ребенок, который гордится своим настоящим, ребенок, который знает, откуда он родом, — вот это ребенок-патриот. «Спілка краєзнавців» именно и направлена на работу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

ВЕД.: В якому році у вашому житті з’явилася «Оріяна», що цьому сприяло, що спонукало вас почати саме цей проект?

БАЛИБІНА: Ну «Орияна» — это опять результат моей активной жизненной позиции. В 96 году, давайте начнем с того, что я любитель, не любитель, а...

ВЕД.: ...профессионал!

БАЛИБІНА: Да! Профессионал чтения и считаю, что чтение — это не хобби, ни в коем случае, это насущная потребность человеческого организма, так же, как есть и спать. Читать надо постоянно. Я не засыпаю, не прочитав несколько строк, чтение — это насущная необходимость любого человека. И 99 г., это время как раз появления издательства нашего, это тяжелый год в книгоиздательской сфере Украины, тяжелый год. В 96 г. был принят в России закон о льготах местным книгоиздателям, который просто обвалил украинский рынок. Сюда хлынула литература, которая издавалась в России.

ВЕД.: Вона демпінгувала по цінах і витримати цю конкуренцію було просто нереально.

БАЛИБІНА: Невозможно, т. е мы получили такой вал российской литературы сюда, литературы часто непрофессиональной, часто некачественной и в 99 г. наше законодательство не сумело совладать с этой ситуацией. Но и нельзя забывать, что ведь книга — это не только культурное, интеллектуальное развитие человека. Книга — это фундаментальная складовая национальной безопасности. Что такое книга? Книга, на сегодняшний день, вот у нас существует опасность, реальная опасность того, что очень скоро, по всей видимости, у нас на наших полках на книжных появится огромное количество украиноязычной литературы, которая удовлетворит самого ярого борца с украинским языком, но эта литература будет напечатана за рубежом. Эта литература будет напечатана с тех позиций, той политики, которую нам хотят навязать. И вот это страшно. В 99 г. только ленивый не понимал, что надо что-то делать, и только тупой не понимал, что это проблема, это угроза книжникам, угроза книгоизданию, угроза Украине, угроза стране как таковой. Поэтому мы собрали, опять же группа энтузиастов, мы собрали, скажем так, интеллектуальную элиту не только Полтавщины, но и Украины и занялись проектом «История Полтавщины». Это проект, учебно-воспитательный проект, это серия учебников и серия методических пособий, которая в школы должна попасть, которая предусматривает изучение истории родного края с 6 класса по 11. Мы создали издательство в 99 г., главным редактором пригласили известного в Полтаве учителя, заслуженного учителя Украины Александра Андреевича Белоуська, он возглавил эту группу и стал редактором нашего издательства. В авторскую группу мы пригласили Киридона П. В., пригласили Пустовита Т. П. Краеведческий музей нас поддержал, Ревегук. Ну, в общем, собрался интеллектуальный пласт, который был в состоянии поднять и создать этот проект. Мы работали над ним 6 лет. Проект получился уникальным, нет до сих пор в Украине подобного проекта. Книги настолько профессионально, грамотно написаны, они отвечают и образовательным потребностям, и культурным ценностям, и полиграфическому качеству. Ну, это уникальная вещь!

ВЕД.: Ви перед ефіром з таким захватом говорили про сьогоднішню сторінку життя «Оріяни», зокрема, дитячу сторінку вашого життя, зокрема, про книжку, яку хочете презентувати вже незабаром.

БАЛИБІНА: Да, мы, в принципе, в работе не перевернули страничку краеведческой литературы, мы как специализировались на ней, так и работаем на этой литературе. Но сейчас, опять же, литература детская для детей, украинская литература для детей, чаще всего это — переводные кальки русские. И хотелось бы вот что-то создать, особенно вот у себя на месте, создать то, что было бы нашим, исконно нашим, исконно своим и интересным, которое бы здесь родилось.

ВЕД.: Я розумію, про що ви говорите, тому що час від часу потрапляють до рук, м’яко кажучи, дуже дивні зразки «літератури для дітей». Якось відкриваю дитячу книжку у книгарні і читаю: «А корова ряба вилізла на граба, а граб тріщить, а корова верещить: «Ой, спасіть же, люди, більше я не буду!» І абсурдний малюнок довершує шедевральність тексту. Краще вже ніяку, ніж таку українську дитячу літературу пропонувати дитині. (Може саме після таких книжок наздоганяє нас наша «українська карма»: баран, баран, буц!)

БАЛИБІНА: Да, да, да, или вот. Уважаемое очень мною издательство «А-ба-ба-га-ла-ма-га» сделало «переспів»: «Що за станція цікава? Київ, Зміїв чи Полтава? Чемний голос відповів: то єсть славне місто Львів. Отакий роззява — ліві двері справа!» Нашему издательству захотелось попробовать свои силы именно вот в этом направлении — детской книги. И я очень благодарна нашему Головному управлению информацийной та внутришней политики, они поддержали нас, включили, ну, это не они, а была конкурсная комиссия, заседала, социально значимых зданий, тем не менее, включили нашу книгу, как социально значимое издание, они профинансировали ее ...

ВЕД.: ... дитячу книжку?..

БАЛИБІНА: ...да, и вот недавно вышла в свет чудесная вещь, называетя «Пригоди Хрюнчика і Хрянчика».

ВЕД.: Як на мене, найцікавіше, що автор — зовсім молодий ще чоловік, до того ж — військовий...

БАЛИБІНА: ... да, да... Он тоже очень неспокойный, тоже ищущий такой вот, с активной жизненной позицией человек, он полтавчанин, служит в Чернигове, маленький ребенок есть в семъе, вот сейчас второй рождается. И он пишет сказки. Но сказки настолько жизнеутверждающие, настолько призывающие к любви к ближнему, настолько толерантные сказки,... ну я бы своему ребенку читала эти книги с удовольствием на ночь. Они хорошо иллюстрированы, мы постарались выдержать все ГОСТы, которые предъявляются к изданиям полиграфическим такого уровня.

ВЕД.: Ви, зокрема, називали витримані гігієнічні норми. Що це таке — для невтаємничених?

БАЛИБІНА: Существуют правила, разработанные законодательством, полиграфическим изданиям определенного уровня. Вот есть полиграфические издания для детей, там жестко ограничено: какая должна быть бумага, какие должны быть поля, какой должен быть шрифт, какое количество иллюстраций, насколько эти иллюстрации должны быть, где буквы, на каком поле написаны. Т. е. это целый талмуд, от которого добросовестный издатель не должен отходить. Он должен придерживаться буквы закона и только тогда эти гигиенические правила для ребенка, чтобы не портить его зрение, чтобы он мог воспринимать книгу согласно своим физиологическим особенностям, чтобы эта книга доходила до него. Вот я думаю, что мы сделали максимально удобную книгу в этом отношении. Полтавчане скоро увидят ее, я думаю, презентуем ее, в Чернигове она будет презентована по месту службы автора и, конечно, у нас.

ВЕД.: Ви з особливою надією говорили і про те, що вам близьке як депутату обласної ради, — про програму, прийняту нещодавно полтавською ОР «Про розвиток інформаційної сфери та підтримку книговидання і книго розповсюдження».

БАЛИБІНА: Да, мне это не безразлично, скажем так, не только не безразлично, я стараюсь принимать в этом активное участие. Почему? Вот с 99г., когда мы активно работаем на книжном рынке, прекрасно понимаем, что сейчас книгоиздательское дело в Украине находится на стадии, скажем так, стагнации. Или, можно сказать, что у нас существует «ілюзія підтримки книговидання». Т. е. что-то делается, что-то нет, ну, конечно, это не 96 г., не 99, когда книга была просто практически уничтожена, сейчас вот такое состояние иллюзии поддержки. Увы, государственной поддержки нет, существуют какие-то отдельные акты, какие-то отдельные законы, но они не объединены единой базой, и потому работать эти законы качественно на нашем рынке не могут. Потому очень хорошо, когда существует возможность на местном уровне поддерживать книгоиздателей. Вот в 2009 г. из 777 издательств, которые зарегистрированы в Украине, осталось, по-моему, 435, и из них только чуть более 200 выдали по 1 книге в год. Да, ужас какой! В Полтаве я не знаю издательств, те, которые активно работали на книжном рынке, которые бы закрылись. Т. е., Полтава поддерживает свое, полтавское. Полтава в этом отношении как-то более благополучный регион. Почему? Наверное, потому, что, действительно, поддержка власти есть — однозначно. Депутатский корпус единогласно принял эту программу. Программа направлена на поддержку информационной сферы, на поддержку книгоиздания местного, эта программа на 3 года рассчитана, заложены деньги и на поддержку и средств массовой информации коммунальных, и на обновление базы коммунальных полиграфических предприятий, и на участие издателей и книгораспространителей в международных выставках. Почему? Потому что это, все-таки, повышает уровень, это нужно, это необходимо, это обучение, и для проведения того же конкурса «Краща книга Полтавщини», который был, опять же, с орияновской, с нашей легкой руки, был в Полтаве начат. Мы предложили в свое время управлению такой конкурс, и вот он прижился и сейчас процветает. Поэтому программа — прекрасная, и дай Бог нам всем здоровья, силы, возможности и настойчивости эту программу выполнять. Если она будет выполнена, я думаю, книгоиздатели и книгораспространители Полтавщины немножко вздохнут.

ВЕД.: Ірино Вікторівно, я хочу зараз поставити вам запитання як людині, яка практично майже все своє життя має відношення до культурного простору Полтави. Який вихід ви бачите із ситуації, яка склалася останнім часом, ситуації, в якій Полтава, яку, звісно, тут на місці нарекли духовною столицею України, не увійшла в 20-ку культурно розвинених міст...

БАЛИБІНА: Да, да, это поражение, я считаю, что это поражение, однозначно, это поражение, и надо из этого делать выводы... Для нас это просто поражение, даже об этом говорить больно и неприятно. Но в любом случае надо двигаться дальше.

ВЕД.: По яких показниках визначали цей рейтинг?

БАЛИБІНА: Смотрели по образованию населения, образованию молодежи, обращение с памятниками культуры, посещаемость культурных заведений, мероприятия культурные, наличие книжных магазинов, проведение мероприятий библиотеками. Т. е., там был целый срез и мы, практически, ни по одному не прошли. Ну, наверное, надо говорить, опять же, может быть я, как представитель книжной отрасли, вижу здесь проблему в общей, скажем так, функциональной неграмотности так называемой. Сейчас есть термин «функциональная неграмотность». Это вторичная неграмотность, ЮНЕСКО дала определение этому понятию. Т. е это когда человек не испытывает необходимости и не видит ценности в чтении. Исследования говорят о том, что этот период наступает у детей где-то в возрасте 10 лет. Т. е. когда ребенок полностью технику чтения осваивает, — после этого чтение становится для него тяжестью, непомерным ежедневным тяжелым трудом. Здесь и общество виновато, здесь и семья виновата, что какие-то культурные ценности мы не смогли нашим детям привнести. Воспитывая 10-летних детей, родители, им в среднем сейчас 30 лет, это то поколение, которое выросло вот во время революции, которое выросло, скажем так, в большинстве своем циничными, малообразованными именно вот книжно. Человек, который не читает книги, я всегда говорю: книга — это интеллектуальный хлеб. Невозможно вырастить нацию на хлебе и на зрелищах. Интеллектуальный хлеб, книга — это основа.

ВЕД.: Як казав Франко: книги — морська глибина, хто в них пірне аж до дна, той, хоч і труду мав досить, дивнії перли виносить. Але для цього треба, як мінімум, пірнути.

БАЛИБІНА: Вы посмотрите, что у нас в Полтаве, книжные магазины. Книжных магазинов единицы, опять же, областной совет поддерживает нашу единственную коммунальную кныгарню «Планету» и выделяются ей деньги на обновление, и на закупку, но это сложно, и библиотеки... Ну нет же частных магазинов, книжная отрасль не развита, книгоиздание, книгораспространение — все это в таком загоне, вот.

ВЕД.: Для мене була цікавою інформація про стосунки вашого видавництва «Оріяна» з Білоруссю...

БАЛИБІНА: Да, в прошлом квартале мы выпустили 2 книги белорусских. 2009 г. был сложным не только, наверное, для нашего издательства, а и для всех предприятий Украины, такой год и экономически был сложный и мы для того, чтобы перенести его, чтобы выдержать, не разрушить готовую структуру, мы начали искать новые рынки. Вышли на киевский рынок, оказались там очень конкурентноспособными. И сейчас у нас хорошие заказы в Киеве. И вышли на белорусский рынок. У нас появились белорусские авторы. Мы издали 2 чудесные книги — одна детская книга, вторая — книга о войне, воспоминания. Думаю, что эта книга может принять участие даже в конкурсе «Краща книга Полтавщини», потому что она и по содержанию мощная, патриотично мощная, и исполнение хорошее. И белорусские авторы у нас появились, благодарили, очень были довольны нашей работой, и качеством работы, и финансовым отношением к автору. У них это все гораздо сложнее. У них это сложнее. И сложнее именно не технически...

ВЕД.: ... сама процедура отримання дозволу, щоб надрукувати...

БАЛИБІНА: Да, да, т. е. у них эти книги дешевле, чем у нас получаются, но для того, чтоб издать книгу, все-таки у них нужно более цензурно, цензура более жесткая, чем у нас. У нас требование к книге, чтобы не было призыва к насилию, чтобы не было призыва к свержению действующего строя, чтобы не было порнографических элементов, т. е. достаточно такие лояльные требования к книге. И оплата. А у них это все-таки финансируется за государственный счет, государство финансирует «книговыдавничу» справу, но...

ВЕД.: Мені колись довелося спілкуватися з полтавськими фотохудожниками. І для мене було абсолютною дивиною, коли питаєш в одного про роботу іншого, чути: «Хто? Та це чепуха, ось я!» Я про конкуренцію у вашій сфері хочу запитати. Які українські поліграфічні продукти викликали у вас, як у книговидавця, захват?

БАЛИБІНА: Ну, вот смотрите: каждое издательство, оно в чем-то специализируется в своем. Да, действительно, они конкуренты, а есть всегда чему поучиться. Я очень люблю издательство киевское «Академия», «Академвидав». Ну, это издательство, которое специализируется на учебной литературе. Мне вот нравится у них подход к работе с авторами, к работе с учебными заведениями. У них прекрасно налажена система доставки книг, система работы и презентации в учебном заведении, т. е. у них можно только поучиться именно работе с учебной книгой. У нас есть чудесное издательство «Сага» — это издательство, которое тоже работает на ниве краеведческой литературы. У них только, однозначно, можно только поаплодировать им, завидовать их оперативности, в переиздании вещей. Вы посмотрите: мы, полтавчане, не сумели переиздать Павловского, ни к 300-летию Полтавской битвы, ни к каким-либо датам. Праздновали годовщину Хмелевскому — фотографу полтавскому.

ВЕД.: Який увічнив Полтаву у чудових фотоальбомах і листівках.

БАЛИБІНА: Гоголя, он увековечил! А мы не сумели в Полтаве переиздать этот альбом. А они, «Сага», сумели, они нашли возможность, нашли спонсоров. Просто молодцы. Я очень люблю «А-ба-ба-га-ла-ма-га» издательство, такой нетрадиционный подход к украинской детской литературе.

ВЕД.: Вони завжди інтригуючі, тому що ти не знаєш, що від них наступного разу ...

БАЛИБІНА: Да, да, это всегда интересно. В принципе, я люблю «Ранок». «Ранок» люблю за то, что они работают на рынке на потребность рынка, они очень чувствительны. Т. е., как только учителям стало не обходимо иметь дополнительную методическую помощь, они тут же открыли издательство «Основа» и вот они теперь учителей наших снабжают методической литературой. Т. е. они работают в условиях рынка, они очень гибкие такие, коммерческое издательство хорошее. Ну а будучи, конечно, патриотами своего края, говорим о том, что лучше энциклопедии Полтавской «Полтавика» ничего нет. Я всегда преклоняюсь перед талантом А. А. Белоуська — это сейчас он руководитель Центра по исследованию истории Полтавщины и я желаю ему всяческих успехов и в написании, и в издании «Полтавики». Это, конечно, фундаментальный труд и он будет оценен в Украине.

ВЕД.: Ірино Вікторівно, а із досвіду зарубіжних книговидавців є щось таке, чого ще немає на українських теренах і що б вам хотілось запозичити?

БАЛИБІНА: Электронную книгу. Мне хотелось бы, конечно, посмотреть ... Запад далеко шагнул в производстве электронной книги. И хотя электронная книга, я считаю, никогда не сможет заменить живую книгу,..

ВЕД.: ...є тактильні нюанси, є фізіологія, яку ніхто не відміняв..

БАЛИБІНА: Никогда, нет. Но вот новые технологии работы с книгой мне интересны. Да, это направление было бы очень интересным, очень перспктивное, я для себя его на горизонте уже вижу.

ВЕД.: Ну, мабуть, наші слухачі мені не пробачать, якщо я у видавця, який просто вважає за необхідне, як їсти і пити, щодня читати, не запитаю, що ж видавець читає поза роботою, із художньої літератури, не спеціальної?

БАЛИБІНА: Ну, вот знаете, чем, наверное, сложнее, не сложнее, а чем не проще живется в обществе, в жизни, в не самые простые времена, тем больше окунаешься в 19 век. Падаешь туда и живешь там. На днях Бунина «Окаянные дни» перечитала. Сначала упала туда, в 19 в., расстроилась, потом очистилась. Очень хорошо. Люблю Катаева, читаю Катаева, люблю Паустовского. Ну а когда набегает грустная минутка, я всегда открываю томик Токаревой. В. Токарева для меня — это лучший женский роман, классический женский роман — тонкий, элегантный, душевный.

ВЕД.: Ви знаєте, я нещодавно зовсім випадково звернула увагу в «Былое и думы» Герцена на цитату, яка в студентські роки якось пройшла повз мене. Дослівно не пам*ятаю, але суть її така: глибоко інтелігентні люди, інтелектуали, вони, зазвичай, поза національністю. Бо вони якось без національності, вони ерудовані, інтелігентні і т. д., от, вони не впадають в крайнощі, для них немає такої потреби. Я ще подумала, що з цього приводу можна довго дискутувати. Але для мене дуже цікаво з вами спілкуватися ще й тому, що ви обстоюєте українське книговидання, зокрема, вам не байдуже те, що відбувається зараз довкола української мови, але в побуті ви послуговуєтеся російською ...

БАЛИБІНА: Російською, да, але я українською мовою спілкуюся, і листування веду, і редагую навіть інколи. Українською мовою я володію, але російська мова ... Я етнічна росіянка і мені російська мова, вона на душі лежить...

ВЕД.: Ви на ній думаєте.

БАЛИБІНА: «Да, я на ній думаю, вона на душі лежить. Я спілкуюся вільно», у меня здесь нет проблем. И вы знаете, когда говорят, что украинский язык, вот сейчас проблемы с принятием закона, общество будоражит вопрос принятия закона. Ну, то, что принимать этот закон надо, это однозначно, если мы приняли Хартию и идем в Европу, надо, конечно, европейских ценностей придерживаться. Там процедура может быть нарушена, это да, об этом разговор другой. Но этого недостаточно. Т. е. я считаю, что человек, который патриотичен, делать выводы, патриот он или нет, украинец он или нет, надо по итогам его труда. Вот что он сделал, итог его труда, что он сделал для Родины. Я знаю, если я тружусь, я должна что-то делать для своей страны, что-то делать для Родины. Я создала «Историю Полтавщины», с моей помощью, с моей помощью поднималась Малая академия, с моей помощью поднимается вот сейчас очередная книга, я веду депутатскую работу. Я для своей страны живу. Да, чем больше человек знает языков, тем лучше, тем он интеллигентнее, тем он грамотнее, тем он интереснее становится и для общества, и для самого себя. Но это не главное.

ВЕД.: Добре. Запитаю у самодостатньої, освіченої, розумної, до того ж гарної жінки: для чого вам політика?

БАЛИБІНА: Ну, опять же, вернемся к тому, о чем мы говорили. Когда я стала уже более взрослой, то поняла, почему для меня М. Тэтчер является моей героиней. В свое время М. Тэтчер, будучи премьером, приняла очень непопулярный для себя закон. Она отменила государственные дотации на молоко детям (до этого детям давали бесплатное молоко) под таким девизом, под таким лозунгом, что молоко родители, в принципе, как-то могут купить своим дети и сами, а государство, когда стране очень тяжело, должно заботиться о том, что люди не могут сделать сами. Т. е., нужно заботиться об инфраструктуре, нужно заботиться о больницах, о школах, о детских садах, о дорогах, о том, что люди сами не могут. Это был непопулярный шаг, он убавил ей популярности, он, конечно, общество взбаламутил, но она оказалась права. Она сделала шаг, который был непопулярен для нее лично, как для человека, но она сделала шаг, который был нужен ее стране. И вот эти примеры, они меня вдохновляют. Сыграла роль, безусловно, и личность лидера нашего — С. Л. Тигипко. Он человек увлекающийся, который может увлечь за собой, т. е. мы — люди команды.

ВЕД.: Ну я якраз про непопулярні рішення і хочу поговорити, зокрема, ваше рішення, вашої політичної сили, злитися з іншою, можливо, більшою, сильнішою силою, теж трактувалося по-різному вашими прихильниками, але воно от таке...

БАЛИБІНА: Да, такое решение. Даже это не слияние, просто мы вошли в Партию регионов процессом ликвидации, сейчас вот идет процесс ликвидации партии. Оно было, может быть, действительно, не популярным, это решение было принято на съезде «Сильной Украины» большинством голосов, хотя были и несогласные. Вы знаете, что Александра Кужель, да, демонстративно покинула зал, не согласилась с этим решением. Тут даже не столько разговор идет о политической дисциплине... Хотя и это должно быть. Если мы зашли в партию, мы работаем в ней, мы должны придерживаться политдисциплины, доверия к лидеру и доверия к его работе. Мы понимаем, что надо, в стране надо проводить реформы. Надо менять в стране что-то, однозначно. Эта работа никогда не была популярной, ни в одной стране. Ну, вот возьмите нашего северного соседа. Столыпин. Никогда работа по реформированию не была популярной и это тяжелый адский труд. Но Сергей Леонидович позвал нас с собой в команду, сказал: «Я иду в Партию регионов для того, чтобы с партией власти попытаться что-то сделать». Не раскачивать лодку во время шторма, это не есть конструктивно, лодку во время шторма не раскачивают, берут весла и гребут все подряд те, кто находится в этой лодке. У нас сейчас задание — взять весла и грести в этой лодке всем вместе. Не смотря, маленький ты, большой, худой — толстый, голодный, злой — все одинаковые люди, мы все в одной большой лодке. Поэтому мы пришли за лидером в Партию регионов, мы получили партбилеты. Я член фракции Партии регионов и я настроена на работу.

ВЕД.: Мені завжди дуже цікаво спостерігати за політиками (і місцевими, і більш амбітними, тими, що «в екрані», назвемо це так. Кожен із них — це особистість, це, як правило, амбіції , а тут — партійна дисципліна... І якщо його особистісне, людське бачення ситуації не співпадає із «партійною платформою», мабуть, це дуже непросто себе час від часу ламати?

БАЛИБІНА: Ну для этого и политика. Я всегда говорила, что в политиков и чиновников задача какая, за что получают деньги? Политики в ВР, и за что получают деньги чиновники? Они получают зарплату из наших с вами отчислений за то, что они принимают решения. Это огромный труд, это сумасшедшая работа, дикая ответственность, которая идет не сегодня, которая может выстрелить тебе завтра, послезавтра, через год, через 10 лет. Но они на этой работе. Если ты не можешь принять решение, если ты не находишь силы в себе это сделать, — уйди с этой работы. Будь честен перед собой и перед обществом. Уйди и не работай здесь. Так же и в политике: если ты не можешь принять решение, если ты не можешь где-то переломить в себе, если ты не можешь выстоять, если ты не можешь принять решение — уйди оттуда. Уйди и, я думаю, что это будет оценено людьми.

ВЕД.: Я зараз хочу в не політичну площину перевести нашу розмову. Зазвичай, коли я вхожу в літо, мій манікюр стає мінімальним, тому що я люблю різні гастрономічні експерименти на кухні, а точніше — в консервуванні. Дивлячись сьогодні на ваш манікюр, хочу запитати: мы с вами одной крови?

БАЛИБІНА: Одной. Совершенно одной крови!

ВЕД.: Тоді поділіться якимсь своїм фірмовим рецептом.

БАЛИБІНА: С удовольствием. Мне повезло в жизни с тем, что у меня муж, скажем так, очень талантливый человек во всем и если он чем-то занимается, доводит это до совершенства. Одно из его увлечений — кулинария, поэтому на кухню для приготовления пищи я практически не захожу. Он любит готовить, я люблю есть. У нас тандем. А вот зимние заготовки на зиму — это мой конек.

ВЕД.: Чем удивите в этом сезоне?

БАЛИБІНА: Я с удовольствием поделюсь с радиослушателями рецептом, который освоила недавно. Вкуснейшая вещь! Надо взять литровую банку крыжовника, пропустить через мясорубку, добавить туда полкило киви, нарезанных мелкими кубиками, литровую банку сахара, закипятить все это, снять пенку и добавить 4 ст. л. рома. После этого варим 3-4 минуты и сразу же закатываем железной крышечкой. Варенье получается цвета божественного, вкуса божественного и, я думаю, что зимой можно порадовать и себя, и своих друзей за чашечкой чая с вкусняшкой такой.

ВЕД.: Зазвичай, наприкінці передачі наших гостей я прошу розповісти якусь притчу або форматний пристойний анекдот. Таке ж запитання до вас.

БАЛИБІНА: Ну, так чтоб в контексте звучало нашей сегодняшней передачи, такая маленькая ремарка. Достоевский ФМ — это не радио, это книга.

ВЕД.: Дякую і нагадую, що сьогодні прекрасною гостею нашої студії була видавець, громадський діяч, директор видавництва «Оріяна», депутат Полтавської обласної ради Ірина Вікторівна Балибіна. Я дякую, що ви знайшли можливість суботньої пори забрати шматок вашого сімейного вихідного життя і подарувати його нашим слухачам, а згодом — і користувачам Інтернет-ресурсу «Полтавщина», з яким у нас це спільний проект.

БАЛИБІНА: Спасибо за внимание, всем удачных выходных!

ВЕД.: Я, ведуча Інна Якобенко, прощаюся з вами і передаю віртуальне ефірне кермо моїм колегам. На все добре, почуємось наступної суботи!

Партнерський проект
Persona grata

Про проект

Редактор проекту:
Радіо «Ваша хвиля»

157

Полтавщина:

Запропонувати тему