Розмір тексту

В Кандагарском военном госпитале все операции были уникальными

О своем нелегком боевом пути в Афганистане «Полтавщине» рассказал хирург первой городской больницы Полтавы Анатолий Белошапка.

Анатолий БелошапкаАнатолий Белошапка

— Анатолий Николаевич, в каком году для вас началась та война?

— В 1985-м. Сразу скажу, что закончил службу в Афганистане через два года, в 1987-м. До этого я служил военным врачом в Байконуре. Сначала служил в Северном Афганистане, где было относительно спокойно. Но потом меня уже майором перевели служить в Кандагар, на должность заведующего хирургическим отделением госпиталя. А Кандагар тогда называли «афганским Сталинградом». Много раненных прошло через меня.

— Можете ли вспомнить уникальные операции?

— Там все операции были уникальные, потому что это ранение, а не болезнь. Как-то помню три одинаковых случая подряд, как по «заказу» — у ребят ранения или сердца или задеты магистральные сосуды возле него. В таких случаях счет идет на секунды. Но все выжили.

— После войны вы встречались с теми, кому спасли жизнь?

— Да, много случаев было. В 1990 году я был на курсах повышения квалификации в Москве. Тогда время было неспокойное, и офицеров не любили. Сидим мы с приятелем в кинотеатре, когда на весь зал кто-то кричит: «Товарищ майор!» Оглядываюсь — прямо через ряды, не обращая ни на кого внимания, идет ко мне какой-то парень. Я говорю товарищу, что, началось, сейчас бить будут. Когда вижу, — это Андрей Гусев, парень, у которого было тяжелое ранение руки, а он художник от Бога. Ему эта рука была ценнее, чем кому-либо. Я узнал его, говорю, чтобы он не кричал на весь зал, а он не перестает: «Пусть все слышат: этот человек спас меня!» И неловко было и приятно одновременно.

Или вот уже ко мне приезжал хороший, храбрый солдат из Грузии Гия Бастоганишвили. Он подорвался на мине и стоял вопрос об ампутации обеих ног. Но после операции ноги оставили ему. Приезжал как раз долечивать раны, а у него осколков в ногах столько, что в аэропорту его раздевали до трусов — не пропускали через рамку.

— Какой урок вы лично для себя вынесли с той войны?

— Мне не стыдно людям смотреть в глаза. Это главный итог.

— А ваши родные, смотря на вас, на ваш жизненный путь, какие выводы сделали?

— У меня есть сын, мой наследник во всем. Он честен и порядочен. Это для меня главное.

После общения с Анатолием Николаевичем осталось проверить уроки митинга у детей, которые стояли в почетном карауле возле памятника погибшим сынам Полтавщины. Спрашиваем у мальчика Вани, участника детско-юношеского клуба «Дружба», о какой войне сегодня шла речь?

ВаняВаня

— Вторая мировая...нет! — быстро исправляется он. — Афганистан?

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему