Розмір тексту

Как Полтавский роддом завоевал хорошую репутацию

Наталья Удовицкая Наталья Удовицкая | Фото: Ян Пругло

Продолжая общаться с депутатами Полтавского горсовета, мы встретились с главным врачом Полтавского городского клинического родильного дома Натальей Удовицкой

Уже по традиции мы начали наше знакомство с Натальей Олеговной с просьбы рассказать о себе и своей профессиональной деятельности.

— Наталья Олеговна, как всегда начнем, так сказать, с этапов большого пути. На каких моментах в вашей биографии можно остановиться?

— Я родилась в Полтаве, и мои родители, и бабушка с дедушкой тоже. Я коренная полтавчанка. Училась в трех школах: в 9-й, 23-й, а в седьмом классе перешла в 28-ую, где учителем работала моя мать. Два года училась и лечилась в Одессе — в костнотуберкулезном санатории. Школу закончила с отличием. Была сильна в филологии, родители меня видели учителем русского языка и литературы, но я выбрала профессию медика. Когда я лечилась в Одессе, то увидела тяжелобольных детей, инвалидов. Вероятно, эти ещё детские впечатления и определили мой выбор. А он был не простой, так как родители были категорически против. Мама даже спрятала мои документы и продержала их до последнего дня поступления в институт. Потом она сказала: «Бог с тобой», и я поступила в Полтавский медицинский стоматологический институт слету. Набрала даже лишние три балла, необходимые для поступления. Родители сокрушались: «Какое горе в нашей семье». На третьем курсе вышла замуж, летом родила сына, и окончила институт вместе со своим курсом. Дальше было госраспределение. А я на тот момент уже сделала следующий выбор — акушерство и гинекология. Родители вновь запротестовали, так как они знали, что эта специальность не из легких. Муж до этого получил распределение в Опошню, он стоматолог. А мне определили Карловский район. Я запротестовала, но меня никто не слушал — вот так вот раньше берегли «ячейку общества». В общем, осталась я в Полтаве с ребенком на руках. Через полтора месяца меня вызвали в отдел кадров облздравотдела и сказали, что получили из-за меня нагоняй — молодой специалист не трудоустроен. А я когда ещё из института уходила, то главный врач родильного дома Бабиков Владимир Никитович сказал, что возьмет меня к себе. Поэтому я сразу же из отдела кадров пошла к нему. Он обрадовался моему приходу и крикнул секретарю: «С сегодняшнего дня она на работе, а со вчерашнего — секретарь комсомольской организации». Вот так вот в 1980 году я получила должность врача акушера-гинеколога в Полтавском клиническом родильном доме.

В палатеЛюлька в родильной палате

— И сразу в бой?

— Да, в родильном зале отработала семь лет. Потом меня приняли на должность ассистента кафедры акушерства и гинекологии нашей медицинской академии. Захотелось окунуться в науку. В 1993 году защитила в Харькове диссертацию по акушерству «Факторы риска и прогнозирования родовой деятельности» и получила ученую степень кандидата медицинских наук. Работала также над проблемой плацентарной недостаточности. Мне нравилось общаться со студентами, нравилась наука, подумывала уже над написанием докторской. В декабре 1999 года меня вызвал к себе тогдашний начальник облздравуправления Виллий Владимирович Волченко и сходу говорит: «Будешь главврачом роддома». А я говорю, что не буду! Не хотелось бы плохое говорить о своем любимом роддоме, но в то время он пользовался плохой репутацией: коммуникации старые, стены обшарпанные, крыша протекает... В общем, долго я отказывалась, но потом подумала, посоветовалась с семьей, и решила, что если не я, то кто же?

— Вам не кажется, что в этом всём есть какая-то рука судьбы? Верите в фатум?

— Да, судьба есть, но если бы я лежала на диване и ничего не добивалась, то ничего бы не было. В конечном итоге, меня в хорошем смысле дожали, и я согласилась.

— Страшно было?

— Бояться нужно не стен, а людей, в том смысле, что самое тяжелое — это человеческие отношения. У меня не было опыта организаторской работы, я до этого не руководила даже самым малочисленным коллективом. Год или два только думала, в какую сторону направлять свои мысли.

— На ржавые трубы?

— Если бы. При роддоме была прачечная, которая находилась в аренде. Когда я пришла на должность главврача, то долг роддома перед прачечной был 250 тысяч гривен. Это и сегодня немалая сумма, а тогда это была неподъемная сумма. В итоге я добилась (и городская власть пошла навстречу), чтобы этот долг был погашен из городского бюджета, а на месте старой прачечной построить новую и свою. Ведь там же работали люди в резиновых сапогах, по колено в воде. Потом мы создали свою бактеорологическую лабораторию, чтобы добиться абсолютно достоверных результатов, ведь ежедневный бактеорологический мониторинг для роддома — это святое. Ведь чего у нас много? Молока и крови. А это идеальная питательная среда для бактерий и мы от этого никуда не денемся. Также, благодаря спонсорской помощи, мы сделали ремонт в коридорах и палатах роддома. Теперь у нас нет общих палат, все индивидуальные и все с одинаковым набором мебели, душевыми кабинками и санузлами. Мы очень гордимся этим. И недаром в 2003 году Полтавский городской клинический родильный дом стал одним из первых в Украине, который от ВООЗ ЮНИСЕФ получил звание «Больница, доброжелательная к ребенку». А в 2009 году мы получили почетный статус «Центр качественного медицинского обслуживания». Можно долго говорить и о новой медицинской технике, но не хватит времени.

В палатеКомната для медперсонала

— А персонал? Честно признаюсь, мне доводилось слышать немало критики в сторону и медиков, и обслуживающего персонала роддома.

— Было сложно переломить ситуацию, ведь тут сложились определенные традиции до меня. Но я сказала, что или вы любите свою работу, или уходите. Наши пациенты, которые нам доверяют свои жизни и здоровье, не могут быть виноватыми в том, что государство унижает врачей нищенскими зарплатами. Ведь где ещё существует такая порочная практика, когда автозаправщик получает зарплату, которая в 5-6 раз больше зарплаты врача высшей категории из операционного зала? Поэтому все случайные люди ушли от нас.

— Кстати, не могу этого понять. Могут быть случайные люди среди дворников или грузчиков, хотя я и не хочу их обидеть. Но как могут быть случайные люди среди тех, кто разрезает человека скальпелем?

— Увы.

— Вы сами до сих пор принимаете роды?

— Да, у меня в неделю больше всех ответственных дежурств. Кстати, я как-то подсчитывала, и примерно подсчитала, что за 31 год профессиональной деятельности приняла 7 тысяч родов. Я, правда, себя всё хвалю, даже не совсем удобно, но не могу ни сказать, что в этом году я получила звание «Заслуженный врач Украины». Считаю, что это мой апофеоз, я очень, очень дорожу этим званием.

— И, наконец, о вашей семье. Вы упомянули о муже и сыне. А внуки?

— У меня прекрасная невестка и два внука: Даня (11 лет) и Ваня (4 года).

(Продолжение следует)

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Теги: лікарня

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему