Розмір тексту

«Стихийные» торговцы в Полтаве просят власть найти им другую работу

Бабушки „пакуют вещи“ Бабушки „пакуют вещи“ | Фото: Карина Тютюннык

В областном центре продолжают бороться со стихийной торговлей

Власти взялись не только за тех, кто торгует продуктами питания с земли,  но и за тех, кто продает дешевую одежду, обувь и другие вещи.

Сегодня на улице Новобазарная рядом с официальным рынком стихийных торговцев не было: тротуары пусты, самодельные прилавки не выставлены — кто просто не вышел на работу, а кто пришел, но боясь конфискации товара, поспешно собрал вещи и отправился домой.

пустые улицы

Во дворик, где обычно продают обувь и одежду по относительно невысоким ценам, никого не пускают с самого утра. Поклонники дешевой одежды возмущены: они стучат в железную дверь, но им не открывают. Отказываются даже продать носки через дверь.

железная дверьЖелезная дверь

надежда-николаевнаНадежда Николаевна

Надежда Николаевна расстроена. Она хотела купить себе ветровку, теперь придется идти в «клетки» на официальный вещевой рынок.

— Здесь я могла приобрести себе ветровочку по приемлимой цене, — говорит она. — А на базаре — дорого. Зачем людям не дают работать? Я отношусь к этому крайне отрицательно. И им теперь работы нет, и нам покупать по дешевке негде. Думаю, вообще это все сделали, чтобы у «клеточников» увеличился выторг. Таким образом, они просто разбираются с конкурентами.

валентинаВалентина

Валентина тоже не рада тому, что стихийным торговцам запрещают продавать товар.

— Мне кажется, это странно, — говорит она. — Ну, продают себе — и продают. Кому от этого хуже? Я вот, например, хотела купить себе свитер. Знаю, что здесь найду по нормальной цене. В «клетки» не пойду, там дорого. Что теперь делать? Наверное, пойду домой без покупки.

Журналистам интернет-издания «Полтавщина» все-таки удалось зайти во дворик и поговорить со «стихийными» торговцами. Те говорят, что лицензии у них нет, но они согласны платить, если им построят хорошие рыночные места. При этом о сложившейся ситуации «стихийники» — в основном люди пенсионного возраста или женщины среднего возраста — говорят так:

— Мне кажется, что так, как поступают с нами — это не по-человечески, — объясняет «Полтавщине» Татьяна. — Мне уже за 60, а на 830 гривен пенсии я не выживу. Конечно, теперь в «клетках» выторг будет побольше, а мы пойдем на улицу. Что мне теперь делать? Даже молодежь нашу никуда не берут на работу, не говоря уже обо мне, старой бабе. На производство меня не возьмут, уже пробовала. Наверное, правительство хочет, чтобы в Полтаве было больше бомжей. Как это? А вот отсюда нас прогоняют, а другой работы нет — так и придется бомжевать и попрошайничать. Ну, кому эти носочки мои и тапочки мешают? Кого я этим обидела?

Галина:

— Я не знаю, что сейчас происходит и зачем нас отсюда разгоняют. Вот посмотрите, здесь почти одни пенсионеры. Есть и 70-летние — приходят каждый день, не смотря на то, что пережили инфаркты, инсульты — знают, что умрут — не от болезней, а если работать не будут — поэтому и приходят торговать. Многие бы здесь и не против иметь лицензию, платить налоги, но им это делать не за что. Даже продавая товар, они не выручают столько денег, сколько нужно для оплаты. А что теперь получается? Власть порядки наводить решила, видите ли, бороться с нелегальной торговлей? Так у них самих как: кто в луг, кто в плуг. Пусть сначала у себя наверху разберутся, а не с низов начинают. Конечно, нечего делать — прийти сюда и забрать у пенсионера те туфли или кофту, которыми он торгует. А пусть попробуют ему сначала работу найти, да законную, а потом уже «разбираться» с его торговлей.

Алена:

— Конечно же, просто — забрать у нас товар и запретить торговать. Хорошо, так другую же работу не найти. Я ходила устраиваться дворником, так там до 50 лет берут. Они как посмотрели на мое лицо — страшное, обветренное — сказали, что я не подхожу. Да еще и высшего образования у меня нет… Тут тарифы поднимают, там — магазинов куча. А ведь мы не можем с ними конкурировать, понимаете? А теперь и конкурировать не с кем — нас просто не будет. А куда идти? Куда? Может уважаемая власть нам работу другую найдет, или они думают, что мы здесь счастливы, торгуя?

Оксана:

— Сейчас после 30 лет на работу не берут, ты просто никому не нужен. Мне как раз 30 — я уже считаюсь старой. А у меня двое детей. Ходила я как-то устраиваться на работу в супермаркет, там спрашивают: «А сколько вам лет? А куда вы детей будете девать, если они заболеют, а вам нужно идти торговать?» И что вы думаете — не взяли. Поэтому я здесь — в жару, в холод — терплю. Кормить детей надо, за школу «бесплатную» платить тоже надо. Так пусть власти, если им не нравится то, чем мы занимаемся, дадут нам другую работу, а не они контролировать нас вздумали.

Оксана:

— У нас здесь была работа, и нам не надо было идти грабить, убивать, чтобы иметь на кусок хлеба. Ну, не будем мы торговать, куда денемся? «Турбомех» развалили, на «Ворскле» — работа кипит только на одном этаже. Да и кто нас там ждет с распростертыми объятьями?

Юлия:

— В стране бардак, а власть за людьми бегает. Ну, хорошо, а где теперь сельские люди будут себе покупать обувь и одежду, если нам запретят торговать? У нас хоть цена приемлемая, а в «клетку» пойдешь — с ума сойти можна — кофточка 350 гривен, пальто — 900 гривен! Это «клеточники», скорее всего, сейчас не могут нарадоваться, думают, что от нас теперь все люди к ним перейдут. Нет, они просто-напросто пойдут в весовые магазины — в отдел «Сток». Вот и все.

Татьяна Ивановна:

— Мне 88 лет. Я инвалид войны. Вот, приходится сюда приходить торговать, потому что нужно помогать детям. Я заработаю денежку — и перешлю им. При этом лекарства сейчас дорогущие — 400 гривен каждый месяц. Если сейчас запретят торговать, даже не знаю, что буду делать.

Что касается реализаторов на официальном рынке, их нынешняя ситуация не смущает. Около четырех опрошенных не жалеют своих «коллег-стихийников» и даже немного злорадствуют из-за того, что им запрещают торговать.

— Так им и надо, — сказала продавец обуви Валентина. — Что они думают, будут так себе и дальше жить, припеваючи? Пусть платят так, как и мы. Пусть ложат в государственную казну столько же, сколько и мы. А то посмотри — все тротуары позанимали, пройти невозможно. Там люди должны ходить, а не по сторонам смотреть и носочки покупать.

викторияВиктория

И только Виктория с сожалением отнеслась к запрету на торговлю без лицензии.

— Знаете, жалко, конечно же, этих бабушек. Они торгуют там, понятно, из-за того, что пенсии маленькие. Но с другой стороны: они налоги не платят, а те, кто работает на рынке — платит. И, поверьте, это недешево. Я как начинаю заниматься платежами, уходит уйма времени и денег. Стихийные торговцы-то как думают: за счет низких цен увеличить количество покупателей. Но если бы они платили налоги, как и мы, то цены на их товар были бы такими, как и в «клетках». У меня не раз такое было, что покупатель возвращал товар и требовал назад деньги, потому что нашел дешевле — во дворике, где торгуют эти же бабушки, о которых мы говорим. Мне не радостно от того, что у людей забрали работу. Но я думаю, что они должны быть с нами на равне и тоже платить налоги. А по-человечески их, конечно же, жалко.

Карина ТЮТЮННИК, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему