9.01.2011 | 17:37

С Новым годом, землячок!

«І мертвим, і живим, і ненарожденним землякам моїм в Украйні і не в Украйні моє дружнєє посланіє»

Здорово, землячок! Вот смотрю я на тебя, читаю твои комментарии, и диву даюсь! И всем ты хорош, и силен, и статен, и живем мы с тобой в одной стране. Одного не могу понять: откуда в тебе столько злости, ненависти и непримиримости? И мэр у тебя идиот, и Президент- клоун, а губернатор, так вообще удав. И никак они тебе не угодят: то дорогу не почистят, то троллейбус не вовремя подадут, то в сортире после тебя смыть забудут! Долго думал я и, как мне кажется, понял: причина ненависти твоей в нищенском существовании твоем. Ты нищий, и не знаешь, что делать с этой нищетой: то ли нести её как флаг, то ли скрывать, как смертный грех. Одно ты знаешь наверняка: ты ни в чем не виноват, во всем виноваты «они». «Они» бывают разные: для коммуниста — «нацики» и олигархи, для националиста — «москали» и «коммуняки». Для наемного работника «они» — его работодатель, для работодателя — наемный работник, налоговик и правительство, для чиновника — бестолковый и неуклюжий народ. Это «они» развалили Советский Союз, продали Украину «москалям», разворовали народное богатство. Это «они» виноваты в твоей нищете! И ты ненавидишь их люто, а вмести с ними, и всех остальных. Тех, кто живет не так, думает не так, говорит не так. Остановись! Взгляни в зеркало, а потом закрой глаза и вспомни.

Помнишь, как много лет назад мама будила тебя: «Просыпайся, сынок! Делай уроки и в школу!» «Еще пять минут, мамочка», — бормотал ты и переворачивался на другой бок. И мама, потакая твоим слабостям, уходила на работу. Понятно, что уроки никто не делал, а в старших классах и о необходимости регулярного посещения занятий никто не вспоминал. В итоге, школу ты закончил на тройки. Ты даже название для этой оценки придумал — государственная. Уже тогда, землячок, ты знал, что будешь жить в стране троечников.

Классе так в шестом ты записался в футбольную секцию. Слава Блохина подогревала амбиции. Но через месяц-другой ты понял, что для успеха необходимо «пахать». А кому это надо, когда пацаны целыми днями режутся в карты, ловят рыбу или смотрят телик. И, конечно же, секцию ты бросил. А сейчас за команду твоего города играют мулаты из Бразилии, негры из Кот-д’Ивуара или индейцы из Гондураса. А ты сидишь перед телевизором, пьешь дешевое пиво и злостно шипишь: «Кто так играет? Куда ты бьешь, урод? Разве это пас? За что тебе деньги платят? Да я бы за такие деньги...» Нет, землячок, забудь, не сможешь ты лучше ни за какие деньги.

А потом ты поступил в институт. Правда, «поступил», это громко сказано. Засунули тебя за небольшую взятку на факультет с конкурсом 0,98 человека на место. Мама твоя работала на двух работах, а по выходным «корячилась» на огороде, и все ради того, чтобы сынок получил образование. А ты в это время жрал пиво, гулял до двух часов ночи, после чего спал на лекциях. Приезжая же домой, рассказывал маме про то, что в институте одни взяточники, ни контрольную без денег не защитишь, ни экзамен не сдашь. И все так жалостно, как бы намекая, может тебе еще работу на дом брать? В общем, с маминой и Божьей помощью институт ты закончил, на ту самую, на государственную оценку. Закончил без знаний, без умений, без навыков. Что-то не так, землячок?

Критерии при поступлении на работу были очевидны: работать поменьше, а получать (именно получать, а не зарабатывать) побольше. В налоговую, например, или в банк.

Однако, маминых денег на взятку не хватило и пошел ты работать на завод. А завод твой выпускал, ну скажем, чудо инженерной мысли с названием, бросающим тень на героическую историю твоего народа. Некоторые называли его «автомобиль «Запорожец». В разговорах с приятелями, ты с истерическим хохотом рассказывал о нюансах сборки чудо-техники, и жалел её будущих владельцев. На вопрос же: «Зачем ты этим всем занимаешься?», — резонно отвечал: «А мне за это деньги платят!» Кроме этого, ты слегка подворовывал запасные части, благо, что спрос был нешуточный. А товарищ твой работал на мясокомбинате. Он там воровал мясо, а в колбасу добавлял туалетную бумагу, или что они там добавляют? А другой товарищ, с похожей на твою биографией, работал на хлебозаводе, а третий на швейной фабрике, а четвертый...ну и так далее.

Так и живешь ты, землячок: ездишь, матерясь при каждом маневре, на сделанном тобой автомобиле, давишься низкопробной колбасой и хлебом, сделанной твоими друзьями и брезгливо носишь «тряпки», ими пошитые. А, приходя домой, ты злобно шипишь на жену, на тещу, на телевизор, на Интернет. То, тебе борщ не соленый, то КВН-щики не смешные, то журналисты безграмотные, то дворники «безрукие», то пенсионеры вонючие, то учителя безмозглые. А где других то взять, землячок? Это все они, твои друзья троечники. Те, которым работать поменьше, а получать побольше. Те, которых будили мамы рано утром, точно так же, как ты сейчас будешь своего сына. «Просыпайся, сынок! Делай уроки и в школу!» «Еще пять минут, папочка», — бормочет он и переворачивается на другой бок. И ты, потакая его слабостям, спокойно уходишь на работу.

Ну что, землячок, получил? Да ладно, расслабься! Это я все о себе!

P.S. Землячок! Якщо маєш час та натхнення — перечитай!

Т.Г. Шевченко «І мертвим, і живим, і ненарожденним землякам моїм в Украйні і не в Украйні моє дружнєє посланіє»

А. ПОЛІТИЧНИЙ, виртуальное агентство «Продам идею»

Суспільство