10.10.2010 | 18:13

Ежедневные новости как путь к алкоголизму

Вообще то, я выпить люблю. Правда обычно это происходит, как и у героя культового советского фильма «только в нерабочее время и под хорошую закуску». Ну и конечно, в компании друзей. Так, что б в запой — ни-ни. И вот на тебе.

Уважаемый редактор!
Может, лучше — про реактор?
Про любимый лунный трактор?!
Ведь нельзя же...

Владимир Высоцкий

Все началось в прошлую субботу. Зашёл на «Полтавщину» — и вот, пожалуйста: «Янукович отримав повноваження Кучми». Не могу сказать, что был удивлен. Раз Виктор Федорович заявил на всю страну, что исполнит любое решение Конституционного суда, то, вероятно, судьи оповещены, какое из двух решений Виктор Федорович исполнит с большим удовольствием, и возражать по этому поводу не будут. Но все равно стало очень грустно. Последний раз такое чувство испытывал в затертом году, накануне второго тура президентских выборов Кучма — Симоненко. У Симоненко были шансы. Очень не хотелось коммунистического реванша. Выпили с другом под лимон полтора литра коньяка и раз сорок прослушали «В последнюю осень» Шевчука. Тост был один, по форме традиционный: «Дай Бог, не последняя». Правда, смысловая нагрузка была другой: «Дай Бог, не последняя демократическая осень!». Тогда пронесло, а сейчас, что называется, «приплыли». Дико захотелось выпить. Ну и выпил.

Воскресное утро не предвещало рецидива. Зашел на сайт, и стало горько. Судя по количеству комментариев, новость «Александр Мамай судимостей не имеет», заинтересовала посетителей сайта раз в 15 больше, чем конституционный переворот Януковича. Как решение вопроса о наличии или отсутствии судимости у человека, который может быть будет мэром, может волновать людей больше, чем тот факт, что страну, т. е. всех нас(!) отдали под тотальный (!!) контроль человеку, в чьих двух (!!!) судимостях никто уже давно не сомневается (!!!!)? Похоже, мы имеем дело с массовым помешательством. Тут без ста грамм не разберешься. А на ста граммах не остановишься. Словом, повод тот же, день второй.

Понедельник — день тяжелый. А тут еще Ян Леонидович со статьей «Партія регіонів — номер один у списках, або у владу через „чорний“ вхід-2». Не зря товарищ Гавриков клеймит его на всех пресс-конференциях. Поделом! Но статья то — бомба. Партия власти использует админресурс даже в мелочах! Использует, нарушая законы и моральные принципы! Об этом кричать надо! Но.... Никому не интересно. Ни одна «оппозиционная» партия ситуацию не комментирует. Что это значит? Еще никто не пугал, а все уже трясутся? Языки уже там, откуда их не вытянешь? Противно, до крика!!! Какая после этого, к черту работа! Да еще башка трещит. Пиво, еще пиво, водка, коньяк — Оййййййййй!

Вторник. Похмелье. На «Полтавщине» затишье. Только «Свобода» рубится с «Нашей Украиной» на электоральном поле в 5-7%. Попытаться это поле расширить — так для этого ум нужен. А поскольку с этим проблема, то делят, делят, делят. Заставил себя не расстраиваться. Поправился парой пива и пораньше лег спать.

Среда. С утра почти хорошо. Написал «Нацики» и «Кацапы». Вроде получилось. Но тут, ох уж этот Ян Пругло, подоспела статья: «Кримінальної справи щодо ймовірного „вскриття“ Полтавської ТВК не буде на 99,9%». Бред! Милиция называет членов ТИК дебилами, неспособными закрыть за собой дверь и выключить свет. Члены комиссии, втихаря возмущаются, но на диктофон сказать боятся. Боится, судя по всему, и «источник, пожелавший остаться неизвестным». Стало стыдно за них, за себя, за страну. По привычке (о, ужас!) снова выпил. Слегка попустило.

Четверг. Почитал комментарии к «Нацикам» и «Кацапам». Сложилось впечатление, что процентов девяносто комментаторов вполне адекватные люди. У них разные взгляды на жизнь, разный жизненный опыт, но они способны спорить без хамства, способны аргументировать, способны понять друг друга. Откровенных придурков то, всего процентов десять, по пять с каждой стороны. Правда, они значительно активней и агрессивней остальных. Возник вопрос, почему, когда доходит до «дела», адекватные люди делятся примерно поровну и безапелляционно поддерживают каждый своих «придурков», вверяя им, практически без тени сомнения, власть над собой? Почему они не выдвинут из своей среды лидеров, способных договорится, утвердить социальный и национальный мир в стране, и организовать строительство комфортного для проживания общества? Ответа не нашел. С тоски заглянул в холодильник — пусто. Не торопясь, пошёл в магазин. Много не брал. А зачем, все равно два раза бегать. Слегка усугубил. Вечером зашел на сайт. «Налоговый кодекс Азарова принят в первом чтении». Подробности искать не стал. Позвонил к другу. То, что он успел прочитать и пересказать вкратце, вполне хватило, что бы понять: бизнесу, скорее всего, торба. Решил выпить, пока хоть какие то деньги есть.

Пятница. Проснулся с надеждой на восстановление работоспособности. Заглянул на «Полтавщину». Статьи читать не стал — пробежал заголовки. Почему-то запомнилось: «Всех правозащитников Полтавщины — с праздником!». Поехал на работу. По дороге — как битой по башке! Поймал себя на мысли, что первой ассоциацией со словом «правозащитник» был не академик Сахаров, отправленный в ссылку за критику власти. И не нобелевский лауреат Лю Сяобо, томящийся в китайской тюрьме. И не Анна Политковская, застреленная за громкое несогласие с политикой власти, в подъезде своего дома, не Нельсон Мандела. Первой ассоциацией был некто Гавриков, человек, который на протяжении нескольких последних недель с пеной у рта «защищает права» действующей власти! Ну, это всё! Это диагноз, причем, диагноз неутешительный. Это..., короче, опять нажрался!

В субботу проснулся с больной головой и диллемой: читать, не читать? Решил пока не читать. Ведь так и спиться не долго.

А. ПОЛІТИЧНИЙ, виртуальное агентство «Продам идею»

Суспільство