9.11.2010 | 14:21

Дома в Полтаве отдадут в собственность жильцов, а врачей сократят наполовину?

Продолжаем публиковать ответы секретаря Полтавского горсовета Александра Козуба на вопросы наших читателей

Александр КозубАлександр Козуб

— Яким шляхом будете і взагалі чи будете вирішувати проблему комунального господарства? /Євген Шпірко/

— Даже в Киеве не знают, что делать с коммунальным хозяйством Украины. Например, чтобы заново перекрыть все крыши домов в Полтаве нужно 680 миллионов гривен. Чтобы полностью отремонтировать подвалы — вполовину меньше. Чтобы заменить один лифт или провести его капитальный ремонт (а 80% лифтов исчерпали свой ресурс) нужно выделить 160-180 тысяч гривен. Хотя по последнему пункту нам совместно с другими организациями частично удалось решать эту проблему.

Если говорить об ОСББ, в украинской аббревиатуре, то, чтобы там не говорило государство, денег на их создание нет. В европейских странах, скажем так, бывшего Варшавского договора, эту проблему «решили» кардинально — все дома с приватизированными квартирами отдали жильцам и сказали им: «Делайте теперь со своими домами всё, что хотите». Так будет и у нас, не будет другого выхода.

— Можно ли будет где-нибудь следить как голосует тот или иной депутат на сессиях горисполкома? Предположим я хочу знать как голосует депутат от моего округа. /пурген/

— Пока у нас в горсовете голосования проходили путем поднятия руки. Это очень демократично, так как требует от депутата силы воли и мотивации. Мне кажется, что эту практику нужно оставить, так как система электронного голосования имеет свои изъяны. Например, читатель «Полтавщины» в таком случае узнает о решении своего депутата только с разрешения самих депутатов. Речь идет о распечатке поименного голосования.

— Чи буде оновлено керівництво ЖЕДів? Якщо «так», то коли? /Тарас Токар/

— Як кажуть в Україні, якщо у нової влади зуб не вилізе на цих начальників, то будуть працювати й далі. Мені здається, що ці люди досить відповідальні.

— Планируется ли, а если планируется, то каким образом из лечебных учреждений города будут вышвырнуты преславутые «Добровольные взносы»? Как предполагается навести порядок в платных медицинских услугах, наводнивших государственные лечебные учреждения и не имеющие ничего общего с государственными нормативными актами? /Иван Помидорофф/

— У нас по Конституции медицинское обслуживание бесплатное. Но денег под это не выделяется. По формуле, например, на медицину у нас остается 300 тысяч гривен, это условная цифра. 93-95% с этой суммы идет на зарплаты и на коммунальные платежи. Остаток можно тратить на всё, что душа пожелает. Законодатель оставил местным советам очень узкий коридор для самостоятельного финансирования. Вот есть у вас фонд в 70 млн. гривен — и делайте с ними всё, что хотите, — ремонтируйте дороги, развивайте медицину и т. д. Но можно пойти и другим путём. Например, сократить число самих больниц или число медицинских работников. Если сейчас участкового врача ждут два или больше часов, то тогда будут ждать два дня. Это, кстати, европейский опыт. Во Франции участковый врач получает зарплату 3-4 тысячи евро в месяц. А у нас, максимум, полторы тысячи гривен, зато врачей много.

1. Как вы будете бороться с мусором?
2. Какие перспективы строительства мусороперерабатывающего завода?
3. Суть приоритета вашей программы «Дороги та тротуари мають бути відремонтованими на Совість»? /ASUS/

— Протоколы о намерениях построить мусороперерабатывающий завод уже были подписаны с инвестором. Но пришел кризис — и всё закончилось. Это же серьезное дело. Мусороперерабатывающий завод с утилизацией и получением биогаза, то есть с самоокупаемостью, стоит 25 миллионов евро. Но можно не ждать инвестора, а снова обратиться к европейскому опыту. Там — родился новый человек, а с него уже отчисляют за вывоз и переработку мусора 9-12 евро. Или вот, если бы интернет-издание «Полтавщина» находилось в Германии, то к нему пришел бы санитарный чиновник с договорами об уплате за вывоз мусора. А вы ему: «Нет, мы никакого мусора не оставляем». Хорошо. Но за вами устанавливается наблюдение. И вот кто-то из вас выбросил в бак пакет с муром. Получите штраф — 2,5 тыс. евро. Второй раз — 15 тысяч евро и 3 года тюрьмы.

Отдельный момент — бросил в Штутгарте окурок мимо урны — заплати 150 евро.

При таком подходе и завод будет стоять.

А у нас пока платят только за баки и за вывоз мусора на свалку. Это 3,50-4,00 гривен с человека.

— Проблема: транспорт и официально ходит только до 22:00, а неофициально многие перевозчики сходят с маршрутов гораздо раньше, так что часов после восьми вечера уехать куда-то тяжело. Почему нет контроля за деятельностью перевозчиков? Почему транспорт должен работать только до десяти вечера? /Ксения Сергеевна/

— Ну, накажем этого перевозчика, а что дальше? Ему невыгодно возить одного-двух пассажиров. Да, у нас 30% автобусов оснащены системой GPS. Но если частного перевозчика принуждать к определенному графику работы, то он просто уйдет из этого бизнеса, а на его место никто новый не придет. Или вот все ругают и жалуются на СП «УМАК» с его кондукторами и старыми автобусами. А других-то предприятий и автобусов нет. Тем более, что они и так уже несут убытки, им нужно хоть как-то снижать себестоимость.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Політика і влада