31.12.2011 | 13:15

Миг Волшебства

Каждая встреча уникальна... каждый миг — неповторим.

Новый год... как долго мы его ждем... вот он уже наступил, а мы, не успев его как следует провести, уже ждем его снова. Как краток тот миг пребывания с ним наедине, когда можно ему многое чего сказать, попросить...

Мы верим, что в этот самый миг, весь окружающий мир, наполняется волшебством. И в эти заветные минуты сбываются самые заветные мечты... Кто-то скажет, что это чушь... что ж, возможно. Но волшебство, это то, что делает нас счастливыми... пускай и на миг. Так уж это нереально? Давайте спросим это у тех скептиков, которые считают, что волшебство живет лишь на страницах детских книг.

Эта история случалась в канун Нового года. Буквально за пару часов до заветного боя часов...

Праздничный шум, и новогодняя суета доносились из каждой квартиры. То тут то там хлопали двери, раздавались возгласы «С наступающим» и взрывались хлопушки, пахло елкой.. пахло праздником.

Но на последнем этаже все было иначе... из-за двери одной из квартир, доносились не радостные праздничные голоса, а громкие ругательства мужчины и отчаянные крики женщины... иногда слышался плач ребенка.

Вдруг дверь внезапно и резко открылась, еле удержавшись на петлях. На площадку рыдая, выскочила женщина. Она обернулась к открытой двери и отчаянно прокричала:

— Я ненавижу тебя! Ты все испортил! Зачем ты это делаешь?! ЗАЧЕМ?

Она затравленным взглядом оглянулась в поиске временного убежища. Ей хотелось куда-то спрятаться... хоть не надолго, хоть на мгновение убежать от этого ужаса. Вдруг она заметила, что дверь ведущая на чердак, приоткрыта. Туда? Но там ведь холодно... неважно, лишь бы подальше от ЭТОГО.

Выскочив на крышу, она прикрыла дверь и оперлась спиной. Из ее груди вырвался задавленный стон отчаянья и облегчения. Она прикрыла лицо руками и тихонько заплакала... где-то далеко, раздавались радостные звуки праздника, как будто из другого мира.

Вдруг она услышала, как кто-то беззаботно напивает какую-то мелодию. Женщина, осторожно выглянула из-за какого-то накрышного строения. Перед ее удивленными глазами предстал какой-то парень, симпатичной наружности с темными вьющимися волосами, легкая небритость удачно подчеркивала черты лица и совсем не отталкивала взгляд, даже наоборот. Он был одет в свитер, на который было наброшено старое, видавшее лучшее времена пальто. На шею был намотан длинный, алый шарф, концы которого развивались на зимнем, холодном ветру.

Парень беззаботно насвистывал знакомую уже мелодию и настраивал какие-то приборы и приспособления, которые отдаленно напоминали фототехнику, но уж какую-то старую.

Внезапно он застыл и обернулся к женщине, которая уже забыла, что как-то слишком долго его рассматривает.

— Доброй ночи, — улыбнувшись, поздоровался он. — не часто встретишь здесь в такое время женщину, к тому же невероятно красивую. Позвольте узнать, что привело, Вас, сюда, когда все уже уютно размещаются за столами?

Внезапно к женщине снова вернулись воспоминания того ужаса, который она отставила на последнем этаже дома. Она тихонько заплакала и устало, сползая спиной по стене, присела.

Парень мгновенно бросил свое занятие и подскочил к женщине.

— Ох, Вы, простите если я дернул не за те струны... — виновато сказал он, и заметив что на ней ничего нет, кроме легкого платья, ни к кому не обращаясь он добавил. — что же, заставило столь красивую женщину, бросить все и в легком платье выбраться на крышу дома, где только холод и бездушный снег...

Сняв с себя пальто, парень осторожно, как будто перед ним хрупкая скульптура, одел на неё. Женщина, подняла голову и благодарно посмотрела на парня своими влажными от слез глазами.

— Какие у Вас, красивые глаза! — не скрывая восторга, прошептал он.

— Спасибо, тебе. — тихо, произнесла женщина.

Парень присел рядом с ней, и они молча смотрели куда-то... туда, где слышалась музыка и радостный, беззаботный гомон голосов... туда, где зажигались сотнями разноцветных огней, праздничные елки... туда, где было тепло и уютно.

Вдруг парень вскочил и побежал к своей странной технике.

— Я же могу все пропустить! — воскликнул он, и в спешке принялся дальше что-то подключать и настраивать и сам с собой разговаривать. — такое можно снять только один раз в году... этот миг настолько кротчайший, что его можно, если как следует не приготовиться, пропустить... нужна специальная аппаратура...

Женщина поднялась и медленно подошла к нему. Кутаясь в пальто, в котором было невероятно тепло и уютно, она с интересом стала наблюдать за действиями этого странного парня.

Меж тем он суетился и спешно что-то включал, выключал, что-то перенастраивал. Женщина, не заметив для себя, смотрела на эти странные действия с улыбкой.

— У Вас, красивая улыбка, — не отвлекаясь от своего занятия, сказал парень. И убрав с лба непослушную прядь волос добавил. — Вроде все... теперь нужно ждать. Ждать ТОТ миг.

Он обернулся к ней и вдруг, как будто очнувшись снова куда-то бросился, коря себя на ходу за бестактность. Женщина удивленно смотрела, как он скрылся за какой-то надстройкой. Спустя пару минут, он уже мчался к ней, держа в руках две чашки, из которых столбом валил пар. Она ошеломленно смотрела на него, а он меж тем добродушно улыбнулся и протянул ей горячую чашку с ароматным кофе.

Когда её руки сомкнулись на горячем фарфоре, глаза сами по себе зажмурились, и какое-то приятное, уютное тепло разлилось в ее теле, перенося ее в далекое детство. Она вдруг отчетливо увидела себя, маленькой девочкой, которая зимними вечерами сидела возле своей бабушки, и слушала сказки о добрых волшебниках, мужественных воинах спасавших прекрасных принцесс. Она открыла глаза и как будто мир вокруг изменился. Внезапно, вдруг пришло ощущение праздника, все вокруг наполнилось волшебством.

— Уже лучше? — заботливо поинтересовался парень, при этом лукаво улыбаясь.

— Да, спасибо. — голос ее дрожал, но дрожь эта была не от холода... а от чего-то другого. Это была приятная дрожь. — Мне давно не было так хорошо, как сейчас.

Наступила странная тишина. И нарушать ее ей не хотелось. Иногда так бывает. Хочется просто помолчать, ведь и так все ясно... без слов. Слова лишь в грубой форме, смогут передать то, что говорит тишина.

— Что, ты, здесь делаешь? И что это за странная техника? — женский интерес все таки прорвался наружу.

— О! Это... — парень снова улыбнулся и глаза его заблестели, — это техника, с помощью которой сегодня я смогу запечатлеть момент рождения волшебства. Это специальный фотоулавливатель, который поможет мне этот момент увидеть и сфотографировать.

Женщина удивленно на него посмотрела. Не то, что б это странно выглядело, она даже представить себе не могла, что есть такая техника и что...

— Момент рождения волшебства? — переспросила она, скорее для того, что б убедиться, что она не ослышалась, ну или не сошла с ума.

— Ну конечно! — обиженно сказал странный фотограф, — Ты, так спрашиваешь, как будто я выдумал какую-то ерунду.

— Не то что бы ерунду... — женщина поняла, что не стоило переспрашивать. — Просто я никогда про такое не слышала.

— Ну! — улыбнулся парень, — То, что, ты, никогда не слышала об этом, вовсе не означает, что этого не может быть.

— Ну да... — согласилась женщина, и а про себя подумала: «Когда это мы интересно перешли на «ты» а в слух добавила, — можно мне будет посмотреть?

— Можно? Даже нужно! — Воскликнул фотограф, — и не просто посмотреть, а поучаствовать. Мне как раз нужен ассистент!

— Хорошо, — согласилась женщина, — что мне нужно делать?

— Ждать! Ждать мгновение и главное верить. Ты ведь веришь в волшебство? — Подозрительно прищурившись, спросил парень, — Если нет, то ничего не выйдет! Ничего...

— Я? — замялась женщина, ей было явно неловко говорить, что это дети только вверять в новогодние чудеса. — Да, да, конечно, же я верю.

— Хорошо, — облегченно вздохнул фотограф.

Они стали ждать. Женщина меж тем, словила себя на мысли, что чем-то этот странный, даже сказать прямо — ненормальный, парень, который в новогоднюю ночь собирается сфотографировать волшебство, ее притягивает. Ее это пугало, и одновременно она была счастлива этой мысли. В памяти как какое-то страшное кино, прокрутились кадры постоянной ссоры, скандалов, которые убивали все чувства и ту хрупкую, изящную архитектуру любви. Нет, ей туда не хотелось... хотелось быть здесь и сейчас. Хотелось, сфотографировать момент рождения волшебства. Здесь и сейчас она была счастлива. Другого ей не нужно было.

— Знаешь... — вдруг начала женщина, и немного испугалась того, что это начала говорить. — Все было хорошо... предпраздничная суета, хлопоты, утренник у дочки... я пошила ей такое красивое платье, — она улыбнулась, вспомнив приятный момент. — Но, потом... потом как будто это был сон, а я проснулась в своей реальной жизни. В жизни наполненную скандалами, руганью... постоянными подозрениями. О, это ужасно!

Женщина закрыла руками лицо, и снова тихо заплакала. Потом немного упокоившись, продолжила.

— Почему-то все стало раздражать. Буквально все. То, что раньше вызывало улыбку, теперь вызывает только боль. Я думала, что любовь это вот сразу и навсегда... а вышло все не так. Как будто это другой, чужой человек...

Наступила неприятная тишина, липкая и противная. Парень, до этого всегда улыбавшийся, вдруг устало и грустно посмотрел на нее и тихо сказал.

— Ты ведь говорила, что веришь в волшебство... Любовь это самое сложное, самое прекрасное, самое удивительное волшебство. В него нужно верить. Просто верить и не думать о том, что оно сделает тебя счастливым или несчастным, не думать о том, что тебя ожидает и что тебя разочарует. Не нужно... не стоит. Вспомни, тот момент, когда рождались чувства, это вот тот миг рождения волшебства...

Женщина стояла и молча смотрела в глубокие глаза странного фотографа, и внезапно в них увидела тот миг... миг, когда ее чувства рождали волшебство. Она ясно увидела, теплый трепет сжимающий сердце, радость переживаний и приятную тоску расставаний. Вдруг все это, внезапным водоворотом унесло ее туда, назад... заставив пережить все снова, так же сильно как тогда.

— Вот! — возглас фотографа выдернул ее в реальность, — Вот, ОН! Миг волшебства...

Легкое жужжание механизма. Потом яркая вспышка и все погрузилось во мрак. Где-то далеко, еле слышно звучал бой часов, мерно отбивающих двенадцать ударов.

Женщина медленно открыла глаза. Она была одна, в том же легком платье... фотографа с его странной аппаратурой, как будто и не было никогда. Не может быть! Неужели все это плод воображения? Сон? Нет, не может быть... Она огляделась вокруг. Где-то там уже встретили Новый год, и веселье неспешна, выходило из уютных квартир на улицу, объедения в эту ночь тысячи людей.

Слеза вдруг скатилась с щеки женщины. Значит, просто привиделось...

Пора возвращаться. Она собралась уже уходить, как вдруг внимание привлек какой-то снимок лежавший на снегу. Женщина медленно подняла его и ее глаза наполнились удивлением. Но как? Не может быть...

На снимке, была ее семья... то, что она любит больше всего в жизни, то, чем дорожит больше всего на свете. Она улыбнулась и глаза наполнили слезы, нет не слезы горя и отчаянья а слезы радости и счастья. Все-таки ему далось... Он поймал миг рождения волшебства.

Она вернулась назад. На пороге ее ждал любимый человек, и ее любимая маленькая дочь. Они встретили ее тревожным и в тоже время счастливым взглядом. Она их обняла. Они ее. Никто ничего не говорил. Слова были не нужны...

Спасибо прекрасное девушке Янине, без нее этот рассказ так и остался бы просто идеей :)

Роман НЕДІЛКО

Клуб журналістів-початківців

Про проект

Редактор проекту:
Анна Довгошей

Клуб журналістів-початківців
73