Розмір тексту

«Марш пустых кастрюль» — возврат к социальным протестам. Станет ли «картинка» трендом?

18 февраля в Киеве прошло сразу несколько массовых акций. Отбросим погром банков с российским капиталом и Россотрудничества — это подконтрольные власти радикалы «размывали» информационную повестку дня, изображая данное действо логическим продолжением очередного марша сторонников Саакашвили. 

А вот весьма массовый «Марш пустых кастрюль», организованный левыми силами под ВР и Кабмином, наоборот, внес новые вводные в привычную картину и «картинку» протестный акций.

Материал из Блога «Своевременность Марксизма»

Уже привычные протестные акции наших национал-патриотических сил неизбежно превращаются в мистерию Майдана, носящую синкретический характер: стояние лагерем в центре Киева (создание места «сакральной силы»), марши по круговому маршруту («крестный ход»), время от времени — блокирование и/или штурм административных зданий («лупайте цю скалу!» — как призывал классик).

Результатом такой мистерии должно стать открытие некого временнОго портала, через который энергия победителей февраля 2014 года перетечет к продолжателям их дела...

Понятно, что у спонсоров Майдана 2013/14 годов имеются свои представления о стоимости открытия этого самого победного портала — как в денежном эквиваленте, так и в смысле несоответствия их «домайданных» ожиданий и «постмайданных» реалий. И опыт тех спонсоров заставляет новых быть осторожнее и аккуратнее, перемежая жесткие требования протестных акций с доверительным переговорным процессом с объектами этих жестких требований...

Но, это все происходит в подводной части политического айсберга, рядовым же украинцам доступна лишь телевизионная «картинка» и столь же «плоские» отчеты в Интернет-СМИ. 

И вот в минувшее воскресенье — 18 февраля — мы, весьма неожиданно, увидели картинку социальных протестов в виде «марша пустых кастрюль». Здесь автор выскажет одну важную для него, но, возможно, крамольную для читателей мысль: организаторы этого марша и их политические мотивы здесь абсолютно не важны.

Важно то, что мы, наконец, увидели «картинку» социального протеста. А именно от этой «картинки» постмайданная власть всячески пыталась оградить украинцев, добровольно отдав «улицу» национал-радикалам в обмен на обязательства физически прессовать левых, как «агентов Кремля».

В целом же, в постмайданной Украине поощряется лишь один вид дискуссии — «кто больший патриот?» и «кто виноват в очередной «зраде»?». А вот тематика «почему реформы приводят лишь к ухудшению уровня жизни?» и «что делать, чтобы повысить жизненный уровень украинцев?» приравнивается к этой самой «зраде»...

И, собственно, говоря, МихоМайдан происходит в логике «кто «зрадыв» Майдан?!»: сам Саакашвили и его адепты меряются с властью патриотизмом; неудивительно, что сторонники обоих лагерей уже докопались до тематики «кто сдал Крым?», «кто сдал Дебальцево?» и «правильна или нет блокада ОРДЛО?» Социальная подоплека МихоМайдана существует лишь на уровне «вот заменим Порошенко на Саакашвили — и заживем!» Не хочется никому сыпать соль недавних исторических параллелей на еще не затянувшиеся душевные раны, но где-то мы все это уже слышали. Фактически же, мы имеем конфликт внутри лагеря сторонников либеральных реформ за контроль над реформируемыми финансовыми потоками... 

Справедливости ради нужно отметить, что в ВР существует оппозиция, поднимающая социальные вопросы и достаточно последовательно голосующая против антисоциальных реформ. Однако, при общем уровне авторитета ВР в украинском обществе «ниже плинтуса» и крайне низком интересе украинцев к работе высшего законодательного органа, эта деятельность не форматирует социальный протест.

А вот «картинка» социального протеста вполне способна исполнить роль того самого «коллективного организатора и агитатора», т.е., с успехом заменить собой партийную прессу в эпоху сверхплотного потока информации на сверхпростое сознание граждан.

Кроме того, «марш пустых кастрюль» на символическом уровне конкретизирует вышеупомянутый рейтинг недоверия украинцев к ВР: и фракционный состав, и текущая деятельность парламента на сегодня не соответствуют, а, проще говоря — полностью противоречат коллективным представлениям украинцев о социальном государстве (каковым Украина, к слову, является согласно Статьи 1 Конституции). И с этой точки зрения, как говорят в американских фильмах: «назовите мне хотя бы одну причину, почему эти люди должны продолжить свои либеральные эксперименты над страной»...

Возвращаясь к «картинке» социального протеста, можно, конечно же, позубоскалить на тему, мол, кастрюля в руках протестующих смотрится более органично, нежели на голове. Но, в то же время, уже давно стоимость того, что варится в кастрюле на кухне «маленького украинца», стало намного более важным фактором оценки уровня жизни, нежели победные реляции власть имущих о «повышении повышаемости» и «понижении понижаемости».

Прекрасная иллюстрация тому — информационная картинка того же воскресного дня 18 февраля. В своем обширном интервью телеканалу «Украина» премьер-министр Владимир Гройсман заявил: «Номинальная зарплата в Украине в прошлом году выросла на 37%, а реальная — на 19%».

И, в тот же день появилась статистика: «овощная корзина» из «борщевого набора» за год подорожала на треть. Да, именно «борщевой набор» уже несколько лет является основным индикатором уровня жизни, перекочевав из «народной» статистики в вполне официальную.

Ліві оголосили про створення народної опозиції, яка змусить владу підняти соцстанадарти

Примечание

В «овощною корзину» «борщевого набора» входят свекла, капуста, картофель, морковь и лук, купленные по килограмму. Стоимость «овощной корзины» в январе 2018 года составляла 31,4 грн, тогда как год назад — 23,3 грн. То есть за год овощная корзина подорожала на 8,1 грн, — на треть с «хвостиком»! Отдельные же компоненты выросли в цене от 5% (картофель) до 73% (свекла). Кроме того, в «борщевой набор» входит еще мясо.

Так что, кастрюля в руках протестующего украинца носит сегодня не только символический или утилитарный (как средство по извлечению громких звуков возле органов власти), но и вполне социально-ментальный характер, прошу прощения за вынужденный неологизм. Ибо несколько абстрактное противостояние «холодильник против телевизора» выражается в вполне конкретной форме «кастрюля на плите против отчета премьера». 

Разумеется, «марш пустых кастрюль» — отнюдь не украинское ноу-хау. Такую форму протеста использовали во многих странах, наиболее популярной она уже много десятилетий является в Латинской Америке, где, время от времени, становится предвестником падения правительств и перевыборов парламентов...

Возвращаясь к упомянутой выше Статье 1 Конституции, гарантирующей социальный характер Украинского государства, хочется отметить: если законотворчество ВР в сфере либеральных реформ попирает букву Основого Закона, то отсутствие мощного левого движения противоречит как духу Конституции, так и просто здравому смыслу... Именно поэтому, в завершение, хочется отметить: в «марше пустых кастрюль», несмотря на преобладание вполне материалистической символики, также присутствует элемент мистерии. Стук ложек о кастрюли — это барабанный бой в засуху, обращенный к Небу с просьбой очищающего ливня...

А если серьезно, то, возможно, именно из «картинки» социального протеста в форме «марша пустых кастрюль» и может, наконец, появиться реальная левая оппозиция. В XXI веке — своя «искра», из которой возгорится пламя. Короче говоря — «пусть сильнее грянет буря!»

P.S. Carthago delenda est! Ну, Вы поняли, что не только Карфаген должен быть разрушен, но и ВР должна быть распущена!

Справка

«Марш пустых кастрюль» под ВР провели Социалистическая партия Украины, Социал-демократическая партия, Партия пенсионеров Украины, Рабочая партия и Партия зеленых Украины. В акции участвовало 3-4 тысячи человек под лозунгами перевыборов ВР и повышение социальных стандартов.

Дмитро ДЖАНГІРОВ, український журналіст, політичний експерт, політолог

На правах реклами

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему