Розмір тексту

Илья Кива: На войне материальные ценности — это качественные бронежилеты, каски и автоматы

Илья Кива Илья Кива

Командир батальона «Полтавщина» Илья Кива считает, что на войне не нужно держаться за «железки» в виде автомобилей, когда они могут спасти человеческие жизни

В скором времени командир батальона МВС «Полтавщина», майор Илья Кива отправится в зону АТО, чтобы защищать от агрессии нашу страну. Интернет-издание «Полтавщина» поспешило встретиться с командиром, чтобы задать несколько вопросов.

— Илья Владимирович, в Полтаве ходят слухи о вашей судимости, поэтому некоторые задают на эту тему вопросы.

— Недавно состоялось заседание Октябрьского райсуда Полтавы, вот показываю его вам, где указано, что я не имею судимостей. Да, я находился под следствием, но не был осужден. Пока попрошу не публиковать это решение, так как остается время на подачу апелляции. Пройдет время и я обязательно покажу это решение не только вам лично, но и всем. Понятно, что министр Арсен Аваков не подписал бы по мне приказ, если бы не имел на то законных оснований. Вообще в этой теме для меня остается загадкой вот эта обструкция со стороны отдельных так сказать активистов. Я готов умереть за Родину и я в очередной раз еду умирать за неё. В отличие от некоторых. Чего же они ещё от меня хотят, если я отдаю самое дорогое, свою жизнь?

— Почему именно майор?

— Я госслужащий и у меня есть ранг, который соответствует воинскому званию «майор».

— Командир одной из роты сформированного батальона «Полтавщина» сообщил, что вы передали им в Мариуполь помощь, еду, бензин и даже свой автомобиль «Mercedes» S-класса.

— Да, действительно, мне позвонили и сказали, командир, еды нету, транспорта, бензина — тоже. Я на 12 тысяч купил тушенки, круп, сахара, погрузил это на свой личный автомобиль и отправил ребятам. Но это рутина, об этом можно не рассказывать.

— Автомобиль не жалко?

— Меня тоже один человек с удивлением спросил, а что, краденый автомобиль, зачем отдаешь? Просто тут у многих не укладывается такое в голове. Но люди не понимают, что материальные ценности на войне — это качественные бронежилеты, каски и автоматическое оружие. Это норма для каждой уважающей себя страны и общества. Ведь автомобиль этот стоит как БТР или БРДМ, так отдай его, спаси человеческие жизни. Ведь вы же потом первые побежите и не успеете взять с собой свои железяки. А это сейчас не автомобили, а именно «железяки», это не материальные ценности. На Полтавщине, к сожалению, до сир пор говорят о хлебе, а на Донбассе уже давно говорят о душах.

— Если можно об этом сказать, то сколько бойцов будет в батальоне?

— Это не секрет, 400 человек. И если мы успешно будем выполнять поставленные задачи и сможем вернуться без особых потерь, то я буду подымать вопрос об увеличении численности подразделения.

— Какие задачи перед вами ставятся?

— Лично я буду работать над поднятием боевого духа, патриотизма, над улучшением моральных качеств. Обязательно должна состояться притирка двух разных коллективов, а также боевое слаживание, будем работать над усовершенствованием боевой выучки. Будем защищать Украину и Полтавщину в том числе.

— Сейчас остро ставится вопрос о придании добровольческим батальонам тяжелого вооружения.

— Бои в Иловайске показали, что добровольческим подразделениям можно доверить такое вооружение, ребята доказали это сотнями своих жизней и это лучшие сыны Отечества. Я ещё посмотрю, что сейчас есть в наличии, сколько тех же РПК (ручной пулемет Калашникова). Будем ставить вопрос о придании нам минометных расчетов. Без минометов нельзя.

— Недавно говорил с одним из бойцов «Полтавы», который признался, что они не израсходовали свой боезапас к «калашам», потому что стрелять было не в кого, а их обстреливали из «Градов» 2 недели подряд.

— Поэтому тяжелое вооружение необходимо, это война, когда больше воюют не в ближнем бою, а воюют артиллерийскими кулаками. Кроме этого в своих рекомендациях я буду требовать (потому что на войне не просят, а требуют) от строительных и автодорожных организаций оказать помощь в возведении укрепрайонов на территории Полтавской области, и Сумской тоже. Это должны быть окопы, бетонированные блиндажи, пулеметные гнезда. Чтобы у людей было время добежать до блиндажа во время артобстрела и сохранить себе жизнь. А блок-посты — они исчерпали себя. Его засекают, подъезжают установки «Град», которые делают залп и через минуту снимаются с позиций. И вместо блок-поста имеем выжженную, голую землю.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему