Розмір тексту

Переселенка из Донецка: Из-за свиста пуль мы три дня ползали по квартире

Донецкий сепаратист Донецкий сепаратист | Фото: tsn.ua

Супруги из Донецка убежали от террористов, а наткнулись на мошенников

Третью неделю в Полтаве живут супруги из Донецка Владимир и Елена, которые покинули родной дом, спасаясь от постоянных обстрелов и звуков разорвавшихся гранат. Приехать в Полтаву Елену вынудили печальные обстоятельства — в городе, где беженцы искали спасения и помощи, их обманули мошенники. В поисках квартиры дончане обратились в агентство по недвижимости по адресу Фрунзе 57, телефон которого нашли в «Желтой газете». В офисе агентства, у которого не было названия, заплатили 300 гривен за поиск жилья, а оказались без денег и крова в чужом для них городе.

О поисках жилья, о том как родные люди становятся почти чужими из-за невозможности понять друг друга, Елена рассказала нам, пригласив к себе домой — в однокомнатную квартиру, которую семья, у которой почти нет никаких доходов, снимает за 2200 гривен в месяц.

Елена встретила нас у подъезда. Женщине сложно ходить, практически убегая из Донецка, она травмировала ногу, а в полтавской больнице, куда она обратилась за помощью, ей посоветовали приложить к месту ушиба лопух (!).

Квартирка, в которой живут супруги, маленькая, зато уютная и чистая. Елена добродушная, улыбчивая женщина. За своей улыбкой, она пытается скрыть слезы, которые все же появились у неё на глазах от горьких воспоминаний о пережитом.

Для начала мы попросили Елену рассказать немного о себе и муже.

— Муж у меня батюшка, я переводчик. Слава Богу, что сейчас у меня хоть какая-то работа — дома делаю переводы. У мужа пока ничего нет, он обратился в центр занятости.

— Когда и как начались бомбежки?

— Муж поехал на рынок, а обратно возвратиться на транспорте уже не смог, так как транспорт перестал ездить, начались выстрелы. Я разговаривала по телефону с начальником, и метров за 10-15 от дома, очень рядом, на низкой высоте, на уровне 4-5 этажа пролетает военный вертолет — совершенно неожиданно. Потом очень быстро выстрелы перенеслись к дому, я мужу позвонила, он пешком домой дошел. Страшно очень было, громко — из минометов стреляли, которые стояли под окнами. Но что бы не говорили, я на стороне Национальной гвардии. А моя сестра их не поддерживает, я практически разорвала с ней отношения.

— Она за ДНР?

— Она за Россию, полностью против киевского правительства. А я на диаметрально противоположной стороне. Это ужасно, нас двое, родителей у нас уже нет, такие разногласия, это просто кошмар. Стоит отдать должное Национальной гвардии, хотя «денеэровцы» организовали огневую точку в нашем доме, на крыше, вокруг дома — везде. Нацгвардия в дом не стреляла. Эти в Нацгвардию палили, как могли, из гранатометов и минометов, с автоматов Калашникова, а те только из автоматов, и то не по дому. Они могли дом с землей просто сровнять, но они понимали, что там люди, и ничего этого не сделали. Конечно, много погибло, перед домом «Камаз» с людьми обстреляли. Мы три дня ползали по квартире на коленках, встать боялись, пули сильно свистели. Сидели около входа, там цементные стены, хоть как-то защищали, спали там же. Купили билет по интернету, через «Приват 24» до Полтавы.

— Почему именно Полтава, чья это была инициатива, ваша или мужа?

— Инициатива мужа была. Говорит: «Практически чистый регион», он любит чистые продукты. В Полтаве была когда-то проездом. Знакомых у нас здесь нет.

— До вокзала не просто было добраться, транспорт общественный в городе не ходил же?

— Да, город как вымер. Я стала среди дороги, показываю, чтобы подвезли. Остановилась женщина-таксист, мужчины боятся ехать — поехала женщина. Она кого-то везла и нас тоже взяла. Чуть на поезд не опоздали, она ехала окольными путями, все перекрыто, блок-посты, не доедешь никуда.

— Расскажите подробно о ситуации, которая у вас сложилась по приезде в Полтаву.

— Мы приехали на вокзал 29 мая, в киоске купили «Желтую газету». Мы были готовы, что будет агент по недвижимости, нужно будет платить комиссионные. Нашли номер агентства, названия у него нет, пошли к ним, чемоданы в камере хранения оставили. Подписали договор в офисе, нам обещали искать жилье, которое нас устроит, пока не найдут. Дали нам пять номеров телефонов. Муж по ним звонил. Четыре вообще не отвечают, а за пятым трубку взял мужчина, он очень расстроился, говорит: «Сколько вы будете мне звонить, никакой квартиры нет, я ничего не сдаю». Мы вернулись в офис, сказали, что не хотим их услугами пользоваться. Но договориться было бесполезно, видимо, не мы первые, не мы последние. Что нам оставалось делать? Мы пошли в горисполком, отдел социальной помощи. Объяснили ситуацию, было уже 12 часов дня, а нам идти было некуда. Нам одна женщина сказала, что у нее есть знакомая агент по недвижимости и она нас не обманет. Действительно, не обманула, мы встретились. Сложно нам было найти квартиру, хозяева не хотели сдавать, когда узнавали, что мы с Донецка. Эта квартира дороговато конечно — 2200, еще и за свет платим, но что поделаешь.

— Какую муж ищет работу сейчас?

— Кроме того, что у него два высших образования, у него практически все категории по вождению открыты.

— С кем вы сейчас поддерживаете связь?

— С сестрой, я ей звонила, с подружками, что остались в Донецке. Одна настроена как и я, а вторая — категорически против. У нее муж собирает деньги, чтобы пойти купить автомат Калашникова, он снайпер, хочет пойти отстреливать АТО, это так.

Продолжение интервью с Еленой читайте в следующей публикации.

В связи с участившимися провокациями и разжиганием межнациональной вражды в комментариях, мы решили отключить возможность комментирования данного материала на сайте.

Илона ЧЕРНОГОР, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Наш e-mail:

Телефони редакції: (095) 794-29-25 (098) 385-07-22

Реклама на сайті: (095) 750-18-53

Запропонувати тему