Розмір тексту

Александр Удовиченко: После Майдана набьем шишки, чтобы увидеть кто есть кто

Александр Удовиченко Александр Удовиченко | Фото: Ян Пругло

Экс-губернатор Полтавщины рассказал почему не предпринимал силовых решений во время Майдана и почему ему неизвестно о «смотрящих» на Полтавщине

— Александр Васильевич, во время повальной смены руководителей райсоветов ваши коллеги говорили, что было получено указание — голосовать за любого представителя оппозиции. Но, если была возможность выбора, то можно было бы выбрать более вменяемого, а не тех, кого требовала улица? Или Вам было все равно, что будет с областью?

— Такой команды от меня не было. У оппонентов был фактор Майдана, и в той ситуации мне было сложно, потому что нормальные люди, как минимум, должны нести моральную ответственность за то, что произошло. И я считаю, что и мои соратники — точно такие же люди. Кто-то скажет, а почему вы молчали год назад? Мы, конечно, может оправдываться, но главное, что система так была построена, что влиять на это было сложно, почти невозможно. И такая ответственность у нас была, поэтому мы не стояли насмерть. И тогда, и сейчас, я был уверен, что, если подыматься, потому что палки и биты — это незаконно, то это подвергать жизни людей опасности, риску. Все равно власть в Киеве захвачена. Пройдет время, люди увидят. А если не увидят, то тема Майдана — она упрощенная. Тогда надо набить шишки, чтобы увидеть, кто есть кто.

— Что касается той сессии облсовета, то я был на ней. Такие выборы описывал ещё Николай Гоголь в «Тарасе Бульбе», когда Тарас подговаривал своих знакомых кричать погромче за определенную кандидатуру кошевого. На сессии как раз криками и определяли кандидатуру Петра Вороны. Которого впоследствии избрали председателем облсовета.

— Ну, я думаю, они ещё рвать друг друга будут. Потому что у оппонентов преобладает принцип, кто дольше стоял на Майдане, тот и всё. Хотя те, кто стоял на полтавском Майдане, героем себя не должен считать, потому что на фоне других регионов, в Полтаве не было силового противостояния. И они должны сказать спасибо нам: нам — это не лично мне, а всем руководителям в районах и городах. Мы не опустились до того уровня, чтобы стоять насмерть. Аморально подставлять таким образом своих активистов. С другой стороны, если сейчас одни кричат, что Ворона, а другие — только дрова ему подносили, то вскоре будут грызть друг другу горло.

— А вы общаетесь с Петром Вороной? На футболе вместе сидите...

— Я не работаю с ним, было несколько контактов. А по поводу футбола, то это же нецивилизованно, что, вот, ты враг мне, и все. Должно выглядеть цивилизованно все, а не так, как это сегодня выглядит между городами и областью. У губернатора Виктора Бугайчука есть фобия по поводу мэра Кременчуга Олега Бабаева, а тут, на уровне области, есть фобия у всех по поводу мэра Полтавы Александра Мамая. Ну и что? Вот взяли и создали эту проблему с 9 Мая. Вроде и проблемы нет, а горький осадок, особенно у ветеранов, остался. Что мешало побывать всем вместе? Не пригласили? Нет, я точно знаю, что приглашали. Ворона был и там, и там? Ну, просто у него опыта бюрократа больше. Когда выборы будут завтра или послезавтра, то вспомнят, а кого не было на подобных вещах?

— Во времена самых «горячих» дней Майдана, штурмов ОГА, на вас оказывалось давление со стороны Киева, Администрации Президента?

— Вот говорили, что сильная вертикаль была, что заходили сюда, подминали... Я со всей ответственностью могу сказать, что за мои 4 года такого не было. Не было никаких команд ни от Януковича, ни от Клюева, ни от других. Хотя, понятно, что в вертикали работали по-свински. Например, в земельном вопросе. Забрали все решения наверх, на Киев. Там без земельного электронного номера, который присваивает центральная земельная контора, нельзя зарегистрировать никакой земельный участок. Жалоб была масса, но отсюда проблематично было это решить. В Запорожье говорили, там смотрящие, то-это... У меня за 4 года не было даже намека. Не знаю почему. В ГАСКе нашем не было возможности выдавать документов на начало строительства и на ввод в эксплуатацию, появилась коррупционная составляющая. И я Ткаченко (начальнику Инспекции ГАСК в Полтавской области Елена Ткаченко. — Авт.) сказал, что если будете брать взятки, то есть машина силовая и сядете или через месяц или через два. И я слышал, что, наверное, увидели, что нету здесь людей, которые бы работали в этом насосе «снизу-вверх», и я слышал, что какой-то человек под видом юридической фирмы находится в кинотеатре «Колос». Якобы через него шли какие-то вещи.

— Общественность рассказала новому прокурору области об имени так называемого «смотрящего». Он записал его к себе в блокнот. Потому что, есть информация, что этот смотрящий как раз работал через прокурора.

— Если мы говорим о прокуратуре, то такие вещи могли быть, потому что мне приходилось несколько раз вести с прокурором предметные разговоры. Были жалобы, что ходят прокуроры, под видом борьбы с беззаконием... Но я никого за руку не взял, это было не на поверхности. Но вот строительство нового здания прокуратуры в Ленинском районе. И без копейки бюджетного финансирования. Да, нужно новое помещение, но когда начинают строить 4-этажное помещение, а нет государственного финансирования, то застройка производится, как раньше говорили, хозяйственным способом. А сегодня — это свинство. Очевидно, что ставилась такая задача прокурором: кто кирпичом, кто чем помогите. Влияния моего на это почти не было. Все зависит от человека, если он способен авторитетом, формой работы, влиять, то да. Но силовики не подчиняются губернатору. С одной стороны — это правильно, а с другой стороны со мной не согласовывали новые назначения в облмилицию, прокуратуру, СБУ. И это стало одним из системных проблемных моментов не только на уровне регионов, но и для президента Януковича. Привело к известным итогам.

(продолжение следует)

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему