Розмір тексту

Кто и за что убил Николая Щорса?

Николай Щорс Николай Щорс

Его жизнь не отличалась никакими особыми подвигами, зато после смерти обросла легендами и повествованиями. Неожиданно Щорс стал культовой личностью советского народа

В стране было возведено пять памятников комдиву и открыто пять музеев Щорса. Товарищ Сталин именовал его «украинский Чапаев», Александр Довженко посвятил ему свой фильм, С. Скляренко — свою трилогию «Шлях на Киев», а композитор Б. Лятошинский — «именную» оперу. Однако самым известным воплощением популярности Щорса стало произведение поэта-песенника Михаила Голодного (Михаил Семенович Эпштейн) «Песнь о Щорсе», которую в народе звали по первым строкам: «Шел отряд по берегу».

Кто под красным знаменем раненный идет?

В песне поется: «В голоде и холоде жизнь его прошла». Николай Щорс родился в 1895 г., 25 мая по старому или 6 июня по новому стилю, в семье железнодорожного рабочего, машиниста паровоза Александра Щорса из небольшого городишка Сновск Городянского уезда, что под Черниговом, который с 1935 года, естественно, стал называться Щорс. Отец Щорса, Александр, прибыл в Сновск из Белоруссии. Их предки, по всей видимости, были из балканских славян, перебравшихся в Россию еще в XVIII веке.

Детство Щорса было типичным для детей из рабочих семей — не всегда сытое, но зато всегда озорное и драчливое. Он окончил церковно-приходскую школу и собирался поступать в Полтавскую духовную семинарию. В Полтаву он попадет, но позже... 

С началом первой мировой войны Щорс уже заканчивает военно-фельдшерские курсы в Киеве и добровольно едет на фронт. Через некоторое время его отправляют на ускоренные курсы подготовки младших офицеров в эвакуированное в Полтаву Виленское училище, Так что, воевать Щорс идет уже в чине прапорщика.

Воевал он смело и умело. В составе 335-го Анапского пехотного полка 84-ой пехотной дивизии Юго-западного фронта Щорс провел почти три года. На войне Николай заработал туберкулез, и 30 декабря 1917 года подпоручик Щорс был освобожден от военной службы по болезни и уехал в родной Сновск. 

Где Щорс нахватался марксизма, доподлинно неизвестно, но Февральскую революцию он встретил положительно. Дальнейшие политические превращения Щорса предположить тяжело, так как практически нет информации об его деятельности. Но с приходом в Украину немцев, Николай Щорс однозначно воспринял их как врагов и встал в ряды сопротивления. 

Его опыт пригодился в организации красногвардейского отряда, с которым Николай Щорс начал диверсионную деятельность против немцев. Этот отряд был сформирован в селе Семеновке Новозыбковского уезда и действовал на Киевщине, где немецкий «орднунг» был на высоте, потому действия отряда изначально не отличала некая дерзость или отвага.

Но военный опыт и крутой характер командира сделали Семеновский отряд серьезной боевой единицей. В боях у станции Злынка и Новозыбковом, партизаны сильно потрепали немцев. Затем, после заключения договора между Совнаркомом и Гетманатом Скоропадского, отряд должны были расформировать. Николай Щорс решил ехать в Москву, где, по некоторым данным, встречался с Лениным. В это же время он становится членом РКП(б) и его кандидатура рассматривалась командованием РККА для отправки на Восточный фронт, как специалиста в деле организации партизанских отрядов. Участие или неучастие Щорса в подготовительных операциях на восточном фронте — еще одна загадка его биографии.

«Освободитель Киева»

Близость поражения Германии и слабость режима Павла Скоропадского повлияли на изменения тактических действий красных на Украине. Щорс остался востребованным на родине. По предписанию ВРК, он едет в поселок Унеча, где приступает к созданию нового подразделения. В течение одного месяца из повстанцев и красногвардейцев был сформирован первый регулярный украинский полк Красной Армии, получивший имя Ивана Богуна.

Николай Щорс

Боевое крещение Богуновский полк получил 23 октября 1918 года под населенными пунктами Кустичи Бряновы и Лыщичи, где немцы смогли потрепать новобранцев. Но Щорс отвел солдат на позиции и начал проводить усиленную подготовку личного состава, после чего следовали новые бои. Щорс отменно применял сочетание тактики регулярных войск с партизанскими набегами.

После выхода Германии из войны и бегства Скоропадского, противниками Щорса стали войска Директории, против которых Богуновцы действовали в районе Суража, Унечи, Новгорода-Сиверского, Глухова, Стародуба, а на базе полка была создана 1-ая украинская бригада. «Красноармейцы любили его за заботливость и храбрость, командиры уважали за толковость, ясность и находчивость», — так описывал Щорса в «Записках о гражданской войне» командующий фронтом Антонов-Овсеенко.

Зимой 1919 года отряды Щорса уже действовали на подступах к Киеву. Несмотря на недостаточное количество сил, Щорс решает провести атаку на станцию Бровары. Удар во фланг ошеломил петлюровцев, и они стали выходить из города, опасаясь окружения. Комбриг Щорс приказал Богунскому полку и бронедивизиону переходить через цепной мост, а Таращанскому полку ударить в район железнодорожного вокзала. 6 февраля красные опять вошли в Киев, комендантом которого был назначен его «освободитель». Щорсу за проведение операции вручили почетное оружие. Впоследствии столичный бульвар Шевченко украсила конная статуя Николая Александровича. 

В период «комендантства» Щорса по городу прошла вторая волна «красного террора». О личной жестокости коменданта свидетельств не осталось, но известно, что «кровавых мальчиков в глазах» он глушил водкой. При этом в своих приказах он заботится о беспризорниках и сиротах, курирует работу городских бань и магазинов, организует питание. 

Его дальнейшая судьба была короткой. В условиях наступления Деникина и активизации войск УНР его назначают начальником 1-й Украинской советской дивизии, объединенной в 44-ую стрелковую дивизию. Дивизия входила в состав 12-й армии, которая прикрывала Киев с запада от войск УНР и с юга — от деникинцев, после прорыва фронта конницей генерала Мамонтова. Во время одного из боев Щорс был убит.

Странные похороны и эксгумация

Собственно, в смерти начдива первоначально не находили ничего особенного. Мало ли их гибло на фронтах гражданской войны? Но удивительной представлялась не столько смерть, как все, что происходило позже. Самым удивительным фактом стало то, что Николая Щорса похоронили не в Украине, где он погиб, а повезли в Самару, что в условиях военных действий выглядело не характерным явлением. Набальзамированное тело везли в специальном вагоне. По некоторым свидетельствам, его предварительно опустили в раствор поваренной соли. Хоронили же командира в запаянном гробу.

У тела ЩорсаУ тела Щорса

В 1926 году, в связи реконструкцией города, людям предложили перезахоронить могилы родных, но могилу Щорса забыли, а после вообще потеряли! И найти ее не могла даже супруга Щорса. Люди смотрели фильм и пели песню о том, «кто под красным знаменем раненный идет», но о могиле героя не знали. После Великой Отечественной войны оставшиеся в живых ветераны-щорсовцы подняли шум и жаловались в ЦК, что могила исчезла. ЦК дал указание разобраться, и Куйбышевский обком начал работы по поиску могилы.

Комиссия установила, что «на территории Куйбышевского кабельного завода (на бывшем православном кладбище), в трех метрах от правого угла западного фасада электроцеха найдена могила, в которой в сентябре месяце 1919 года было похоронено тело Н. А. Щорса». Могила была засыпана полуметровым слоем щебня, что являлось весьма характерным для советских «надкладбищенских строек». 

Тогда гроб с телом перенесли на другое кладбище, уже на новом захоронении появился гранитный обелиск, к которому хаживали коммунисты и комсомольцы, сюда возлагали венки и цветы, здесь принимали в пионеры.

Неутешительные выводы

Комиссия не только перезахоронила останки, но и провела их тщательный осмотр, который доказывал, что вместе с телом Щорса была закопана еще и истина о причинах его смерти. 

«На голове был хорошо заметен след, оставленный марлевой повязкой в виде широкой западающей полосы, идущей поперек лба и вдоль щек. Тотчас после снятия крышки гроба, на глазах присутствующих характерные особенности вследствие свободного доступа воздуха стали быстро меняться, превратились в бесформенную массу однообразной структуры...».

Естественно, что при вскрытии находились эксперты-криминалисты, установившие, что повреждения черепа были нанесены пулей из огнестрельного нарезного оружия, которая вошла в затылок и вышла в области темени. Но вывод экспертов был невероятным: «Выстрел был произведен с близкого расстояния, предположительно с 5-10 шагов». Получалось, что Николая Щорса, красного героя Киева, убила не коварная пуля петлюровца, а пуля своя. Но чья же? 

Свидетели и версии

На сегодняшний день существуют три основные версии случившегося: официальная — «меткий петлюровский пулеметчик», следующая — смерть от руки товарищей-завистников и третья — «след Левы Троцкого». 

Главным свидетелем смерти комдива-44 считался его заместитель Иван Дубовой, который и возглавил дивизию после смерти Николая Щорса. Дубовой, как и многие «герои гражданской войны», опубликовал свои мемуары «Легендарный начдив», увидевшие свет в 1935 году.

Дубовой описывает, как 30 августа, возле села Белошинцы, они вместе со Щорсом и уполномоченным Реввоенсовета Танхиль-Танхилевичем прибыли поддержать полк товарища Казимира Квятыка из Богунской бригады Бонгардта. Передняя цепь залегла под огнем петлюровского пулеметчика. По свидетельству Дубового, Щорс взял бинокль и начал смотреть туда, откуда шел пулеметный огонь. Но через мгновение бинокль выпал из рук Щорса, упал на землю, голова Щорса тоже. 

«Я окликнул его: „Николай!“. Но он не отозвался. 

Тогда я подполз к нему и начал смотреть. Вижу, показалась кровь на затылке. Я снял с него фуражку — пуля попала в левый висок и вышла в затылок. Через 15 минут Щорс, не приходя в сознание, умер у меня на руках».

При этом Дубовой лично перебинтовал голову командира, но после запретил разматывать бинты подбежавшей медицинской сестре Анне Розенблюм. Именно Дубовой отправил тело хоронить без медицинского освидетельствования. И, наконец, именно Дубовой возглавил бригаду после смерти Щорса.

Официальную версию подтвердил и комполка Казимир Квятык в журнале «Коммунист» 1935 года. Именно эта версия и легла в официальную легенду, воспетую в фильме и музыке.

Остается добавить, что оба свидетеля — и Иван Дубовой, и Казимир Квятык — были расстреляны как «изменники Родины и враги народа»: один в 1937, другой — в 1938 году.

От обвинений косвенных — к обвинениям прямым

Непосредственно обвинил своих в гибели Щорса бывший комбриг кавалерии 44-й армии С. И. Петриковский (Петренко). Именно он, еще в конце 30-х годов, первым зафиксировал присутствие в траншее, где погиб Щорс, только двух человек — Дубового и Танхиль-Танхилевича. Петриковский утверждал, что уже после случившегося Дубовой вел себя неадекватно, «стараясь придать юмористический оттенок своему рассказу, как он услышал слова красноармейца, лежащего справа: «Какая эта сволочь из ливорверта стреляет?».

Кавалерист уверял, что выстрел сделал уполномоченный Танхиль- Танхилевич, но без содействия Дубового этого сделать не мог. И хотя непосредственных исполнителей выстрела официально так и не назвали, Петриковский посеял веские сомнения.

Таинственный третий и «след Троцкого»

Известно, что Павел Самуилович Танхиль-Танхилевич был одесситом, выходцем из семьи буржуа. По некоторым источникам, он имел уголовное прошлое. Имея вполне сносное образование, зная два языка, 26-летний Петр Самуилович быстро нашел себя в революции. В 1919 году он служит политическим инспектором Реввоенсовета 12-й армии под началом известного Семена Аралова.

После трагической гибели Щорса Танхиль-Танхилевич скоропостижно исчезает из Украины и появляется на Южном фронте в более высоком ранге старшего цензора-контролера Военно-цензурного отдела Реввоенсовета 10-й армии. 

Известно, что к Щорсу этого господина отправил именно Семен Аралов после своего возвращения из инспекционной поездки на фронт. Аралов был подручным Лейбы Давидовича Троцкого и имел широкие полномочия. Именно эти полномочия закончились печально для комполка А. Богунского, которого расстреляли в июле 1919 года без решения трибунала, но по личному приказу Троцкого и Аралова. «Методы Троцкого» хорошо известны всем, кто даже слегка касался истории гражданской войны — убийство командующего советскими войсками на Северном Кавказе Ивана Сорокина, расстрел без суда командира сводного конного корпуса Бориса Думенко, «случайная смерть» командующего 2-й конной армией Филиппа Миронова — все они напоминают историю с Щорсом.

С крутым на характер Щорсом у Аралова сразу не сложились отношения, скорее они были отвратительными. Комдив был слишком независим во взглядах. Аралов нашел повод к смещению — «партизанщину» Щорса. При этом нарком по военным и морским делам Н. Подвойский в своей записке на имя Ленина от 15 июня 1919 года подчеркивает, что, как показала его личная инспекция частей 1-ой армии, он находит единственно боевой дивизию Щорса, «куда входят наиболее сложенные полки». 

Что же могли инкриминировать Щорсу Троцкий и Аралов? Прежде всего, склонность к самостоятельности действий и независимость взглядов. Сегодня уже говорят даже о том, что Щорс, якобы, «проникся идеями незалежности и думал перекинуться к Петлюре». Говорят и то, что он противился реорганизации частей в катастрофический период деникинской угрозы. Так или иначе, но Аралов, уцелевший в годы репрессий, даже после XX съезда продолжал разоблачать Щорса как антисоветчика, указывал на его неуправляемость и амбициозность. 

Вполне вероятно, что, опасаясь растущего авторитета Щорса, «вождь мирового пролетариата № 2», товарищ Троцкий, и его коллега по «чисткам» Семен Аралов и отправили Танхиль-Танхилевича «с проверкой»... 

Виктор ШЕСТАКОВ, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему