Розмір тексту

Какие жизненные уроки извлекли участники войны

Суровая школа войны помогает быть человечнее Суровая школа войны помогает быть человечнее | Фото: Карина Тютюнник

Суровая школа войны помогает быть человечнее

По случаю 67-ой годовщины освобождения Украины от фашистско-немецких захватчиков, журналисты интернет-издания «Полтавщина» опросили участников Великой Отечественной войны о том, какие жизненные уроки они извлекли из тех страшных событий.

Владимир МатюковВладимир Матюков

Владимир Самойлович Матюков (член Всеукраинского союза советских офицеров, член Полтавского городского совета ветеранов):

— В войне я принимал участие, когда мне было 10 лет — «воевал» в тылу. Мы точили гранаты и мины, стоя на ящиках, потому что ростом были малы и не доставали. К тому же снабжали ребят на фронте одеждой, хлебом и прочими необходимыми вещами. В то время тыл от фронта был неотделим. Если бы не мы, как бы фронтовики воевали? Голодные, холодные? У нас даже такая поговорка появилась: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд». А в моем отряде были и пятилетние мальчишки. Они срывали колоски на поле и делали это, между прочим, с таким самосознанием, будто бы не зерновую культуру собирают, а защищают народ на поле боя с автоматами в руках. Из этого всего я вынес огромный жизненный урок: как бы ты не был мал, каким бы неспособным ты не казался и как бы у тебя что-то не получалось, ты все равно можешь принести пользу, просто продолжая свое дело. Во время войны я маленьким пацаненком сбегал два раза к отцу воевать под Сталинград. Мы с другом приезжали туда в товарных вагонах. Помню, раз ночью приехали, сказали, что солдатам помогать будем. Нас командир принял, накормил хлебом, дал горячей воды и уложил спать. А на утро мы проснулись в вагоне поезда, везущего нас домой. Потом на перроне нас с другом забрала милиция. Но самое страшное было, когда в отделение пришла мама... с веревкой. Ох, и била она меня тогда. Больно-больно. Но я не пожалел, что сбегал под Сталинград. А вот маму потом ценил больше. И молодым людям тоже пожелал бы необдуманными поступками не доводить матерей до инфаркта — они все же переживают. Вот теперь думаю, надо было хоть записку написать...

Леонид СолодовникЛеонид Солодовник

Леонид Солодовник (заместитель главы Полтавского городского совета ветеранов Великой Отечественной войны):

— У 14 років я копав окопи для наших солдатів. Робота, звичайно, не з легких. Особливо для дітей та жінок. Але ми робили це, не відчуваючи болю, холоду, голоду, бо знали, що це є наш вклад у перемогу. А коли після війни в Україні з’явився перший авіаційний завод, пішов туди працювати. Згодом — навчався в авіаційному технікумі, потім — в авіаційному інституті і льотному училищі. Через це мене і взяли літати на бомбардувальниках. Пролітав я на них 25 років. Маю медалі «Льотчик першого класу», інші ж — за службу Батьківщині. З того, що бачив, виніс один єдиний урок: жити так, щоб над тобою не стояли з автоматами і не вважали тебе рабом, — щастя. А німці ж могли над нами панувати, та, завдяки сміливості радянських солдатів, не отримали нічого. Ті, хто цього не розуміють, навряд чи знають ціну життя.

Александр Васильевич ЗенинАлександр Зенин

Александр Васильевич Зенин (заместитель председателя областной организации Всеукраинского союза советских офицеров, полковник в отставке):

— Когда мне было 14 лет, я работал в тракторном отряде. В 15 — сварщиком. А когда мне исполнилось 16 лет, с другими ребятами добывал и отмывал золото, за которое в США наши войска покупали оружие. Когда я был поменьше, посчастливилось немного поучиться в школе. Я учился в Сибири. Как сейчас помню, сидим мы на уроке, но материал учителя не слушаем — постоянно смотрим в окно и боимся, что в любой момент на школу может упасть бомба или что придут немцы. А как же было больно видеть, когда наши войска отступали, слышать по радио, как немцы берут Москву! Просто ужас! У нас в классе висела карта — и на ней мы постоянно флажками отмечали, какие города отвоеваны нашими солдатами. И поставить новый флажок тогда было за счастье. Поэтому сегодня, мне кажется, стоит ценить то, что мы свободны, что над нами никто не стоит с автоматом и наши дети могут ходить в школы. Я все понимаю: иногда учиться не хочется, есть много всего интересного, что кажется важнее уроков, но... школьники сегодня имеют возможность получать знания, и если этим воспользуются, не будут невежами. Мы же в свое время, этого не имели.

Виталий РезановВиталий Резанов

Виталий Резанов (полковник в отставке):

— Знаете, время войны я помню не по тому, что воевал (этого не было), а потому, как жил. Когда началась война, я был совсем маленьким. Помню, во время эвакуации мы с мамой бежали по полю, а немцы сбрасывали сверху бомбы. Мне было тогда четыре с половиной года. И сейчас, анализируя происшедшее, я понимаю, что просто жить — это хорошо. И жизнь нужно ценить, а не жаловаться, что у тебя чего-то нет. Ты под бомбами не бегал, а я знаю, что это такое. И поэтому точно говорю: просто дышать и видеть солнце — это уже счастье.

-

Степан Петрович ЛукасевичСтепан Лукасевич

Степан Петрович Лукасевич (председатель совета ветеранов Киевского района Полтавы, полковник в отставке):

— Во время войны я отчетливо понял, что такое патриотизм, и что без него мы бы не победили. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что если сейчас, не дай Бог, что-то произошло бы, эти старики, эти ветераны, не задумываясь, взяли бы в руки оружие и пошли бы воевать. А вот по поводу молодежи, я не уверен. Видел, на что способны патриоты, и понял, что это чувство — огромная сила, сила, ведущая к победе.

-

Михайло Васильевич ФисунМихайло Фисун

Михайло Васильевич Фисун (старшина у відставці):

— Коли почалася війна, мені було вісім років. Так вже склалося, що ні окопів я не рив, ні в тилу не працював. Довірили мені слідкувати за худобою. Вдома я тримав лоша. Та таке воно вже було: билося, кусалося — страшне. А батько мій під час війни зерно возив нашим солдатам. Бувало, перестрінуть його німці, забирають рити для них окопи. Але він хитрий був, тікав від них. І так багато разів. Який життєвий урок я виніс? Мабуть, те, що треба цінувати своїх рідних і близьких. Війна забрала у мене дядька. І кожного дня, коли батько йшов на роботу, я боявся, що більше його не побачу. І жив кожним днем. Мабуть, молоді я порадив би робити так само і ставитися до близьких так, ніби ти їх завтра не побачиш. Думаю, менше тоді б люди робили один одному боляче.

Каріна ТЮТЮННИК, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему