Розмір тексту

Кременчугских учителей никто не подслушивал

Он велик и могуч, но на нём не всегда разрешают разговаривать. Последнее, между прочим, коснулось и учителей украинских школ. Постановлением Кабмина от прошлого года им запретили общаться на русском языке даже на школьных переменках. Да вот Конституционный Суд с довольно странным решением правительства не согласился.

И правильно сделал. Знаете, это уже попахивает элементарной «валуевщиной», о которой так любят рассказывать во время уроков по истории Украины. И если тогда указ Валуева касался именно запрета на преподавание на украинском языке в учебных заведениях Российской империи, то через 130 лет украинские чиновники в обществе, проповедующем демократические ценности, ответили царским коллегам своим запретом теперь уже на общение на русском языке. В общем, учитель, выйдя из класса после урока, не имеет уже права даже на переменке, на бытовом уровне, заговорить на другом языке, окромя украинского. 

Вот наворотили. Это не только прямое ущемление своего же Закона про язык, но и Декларации Европарламента о свободе языка и веры, и элементарное ущемление прав национальных меньшинств. Правда, и Конституционный суд, хоть и отменил решение Кабмина, но лишь назвал «не его прерогативой», мол, другим, что ли, можно? Эдак мы, господа, далеко зайдём. 

Ну, а всё-таки, как там на местах?

А вот в Кременчуге про постановление правительства и его отмену никто ничего и не знает. Во, как у нас госаппарат работает! Даже начальник городского управления образования Геннадий Москалик. 

— Вы знаете, от вас впервые слышу о такой постановке вопроса. Нам никто на места это постановление не доводил. Поэтому, что тут комментировать? Одно скажу, что учитель должен оставаться учителем и на переменке, и разговаривать на профессиональном языке. На том, на котором как раз и происходит в школе учебный процесс. Но это никак не влияет на общение на бытовом уровне. Мы отнюдь не препятствуем общению учителей на любом языке, в том числе и на русском. Никто за учителями не следит и не подслушивает, на каком языке общаются, — подчеркнул Геннадий Фёдорович.

Немного недоумевают и в кременчугских школах. Директор кременчугской школы № 28 Иван Трохименко впервые слышит про такой «указ» и склонен назвать его не более и не менее чем недоразумением: «Мы чётко знаем Закон про государственный язык. Про требование вести на нём учебный процесс, документацию. И мы выполняем Закон неукоснительно. Все уроки ведутся на украинском, так и должно быть, и методисты это проверяют, да и сами, конечно, следим. Но про такой указ впервые слышу. Нигде, ни на каких совещаниях он не озвучивался. Да и зачем? Зачем запрещать людям общаться между собой на том языке, на каком хотят? Учителям, и в частности в нашей школе, никто, никогда такого виденья на вопрос языкового общения не „внедрял“ в подсознание и это правильно!»

Комментарии, как говорится, излишни. Только возникает вопрос к Кабмину, для чего там такие постановления принимают: от «скуки», или для пиара, или с определённым умыслом? Однако так

И про «цензуру»

Неужто есть, подумалось, когда на всех отечественных телеканалах эту тему просто проигнорировали. Россия, понятно, дала (политика — некуда от неё не денешься), а вот мы промолчали. Почему? Неприятно, непонятно, или что-то другое? Да ведь свобода слова не для антуража выдумана, а чтобы публично обговаривать наболевшее, иначе его не вылечить в государственном масштабе, а это чревато!

Николай ТАРАСЕНКО, «Полтавщина»

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему