19.08.2012 | 15:40

Ополчения создатель Иван Петрович Котляревский

Дом Котляревского Дом Котляревского

Многие знают Котляревского-поэта, но не Котляревского-офицера

Начиная проект, посвященный Отечественной войне 1812 года, с имени Ивана Котляревского, не «самого геройского героя» этой войны, необходимо отметить именно чрезвычайно важный патриотический порыв великого писателя и величайшего полтавчанина.

Котляревского

Повествовать биографические этюды о Котляревском, наверняка нет смысла, тем более что ему в принципе необходимо посвятить не проект, а целые сайты и порталы. Потому остановимся лишь на одной странице в жизни нашего земляка — его участии в войне с захватчиками его родины. Наверняка сомневаться в «полтавской подлинности» Котляревского, как это было с героем одного из проектов, никто из критиков проекта не будет. А потому напомним, что литератор Котляревский существовал параллельно Котляревскому-офицеру. Как дворянин, он находился на воинской службе более 10 лет и прошел путь от кадета Северского драгунского полка до штабс-капитана русской армии, участвовал в войне против турок и даже отличился под Бендерами. Он — единственный, кто описал последний захват русскими войсками Бендерской крепости в 1806 году, после которого Бендеры стали частью Российской империи. Котляревский писал, что «Бендерская крепость занята была безо всякого кровопролития, и турецкий паша о занятии оной тогда узнал, когда русские войска мгновенно заняли вал батареи, улицы и ворота, и везде, где нужно, учредили посты и караулы. Сего числа сделал командующий нужные распоряжения в городе Бендеры относительно полицейского распорядка, внутренней безопасности и размещения полков по казармам, крепости и квартирам». Кстати, недавно в Бендерах, решением правительства Приднестровско-Молдавской Республики и лично президентом ПМР Игорем Смирновым был открыт памятник великому полтавчанину.

Знамена-ополченских-полков

Отличился Котляревский и при очередном штурме Измаила, куда прибыл объединенный корпус Мейендорфа и флотилия Дюка де Ришелье 12 декабря 1806 года. Как писал его командир барон Мейендорф: «был посылан с приказаниями к начальникам, где и отличил себя неустрашимостью», за что получил Высочайшую благодарность; того же года 2-го апреля «вторительно при крепости ж Измаильской, когда оная окружена была нами, при вылазках неприятеля посылан был от меня также с приказаниями к начальникам, и оказал в сем случае храбрость». В рамках выполнения дипломатической миссии, оберегая тылы Русской армии, он, рискуя жизнью, выехал на вражескую территорию и смог привлечь на российскую сторону части буджакских татар численностью до 50 тыс. всадников. Закончились переговоры в Каушанах полным согласием татар служить России. За эти и другие заслуги он был награжден орденом Святой Анны III степени.

Кстати, воевал Иван Петрович против турок в той войне, как и его земляк Иван Паскевич, при этом Котляревского никто «в удовлетворении имперских амбиций России и службе тиранам» не обвиняет. Он выполнял свой долг и выполнял столь же блестяще, сколь блестящей была его рифма и хватка поэта. О своей службе он оставил «Записи Котляревского о первых действиях русских войск в турецкую войну 1806 год», которые писал уже будучи отставником.

карикатура-на-казаков

Взявши в руки перо и став надзирателем «Дома для воспитания детей бедных дворян», Котляревский не мог предположить, что он будет вновь иметь отношение к войне.

После того, как наполеоновские войска перешли Неман, Котляревский намеревается попасть в действующую армию. Сложность стратегического момента, отступление армии и необыкновенный патриотический подъем привел к решению власти создавать полки народного ополчения. Рескрипт Александра I от 12 июня 1812 г. о формировании в Черниговской и Полтавской губерниях казачьих полков и воззвание генерал-губернатора Я. И. Лобанова-Ростовского от 10 июля, с обещанием выхлопотать у императора полное освобождение казаков от рекрутчины и создании особого казачьего войска, «близко похожего с древним состоянием малороссийских воинов», были приняты в народе с восторгом, поскольку «вполне соответствовали исконным традициям казачества». 18 июля был издан царский манифест о наборе в Малороссии (кроме казачьего) еще и земского ополчения. Царь призывал «с крестом в сердце, с оружием в руках» ополчиться на защиту Отечества.

Историк Михаил Максимович, первый ректор Киевского университета Св. Владимира, в своей статье «Бубновая сотня» представлявшую собой очерк истории сотенного городка Золотоношского уезда Полтавской губернии. Повествуя о ратных делах полтавских казаков, Максимович, естественно, не обошел вниманием казачье ополчение 1812 года: «Вспылала златоглавая Москва. Кипела и волновалась Русская земля, как море, собираясь извергнуть из себя надменного кумира запада с его полчищами. В ту пору всеобщего вооружения Руси ополчалась и Малороссия».

Обер-офицер-Полтавского-ополчения

М. А. Максимович отмечает патриотизм жителей Полтавской и Черниговской губерний, сформировавших в течение всего двух недель казачье и земское ополчения и поставивших в ряды ратников более 16 тыс. человек вместо намечавшихся 13211. Главную заслугу в этом деле он отдает малороссийскому дворянству, т. е. потомкам казачьей старшины, к которым принадлежал и сам: «Так на защиту отечества всегда готов был воздвигнуться тот ратный дух, которым издревле отмечалась Южно-Русская земля...».

Процесс создания Украинской конно-казачьей дивизии, Малороссийского (Полтавского и Черниговского) ополчения тщательно изучал Иван Францевич Павловский, преподаватель Полтавского кадетского корпуса, действительный статский советник, создатель музея Полтавской битвы, глава Полтавской ученой архивной комиссии, и другие известные историки, которые оценивали события, как попытку возродить казачье войско на Украине. Именно такой подход характерен для неизвестного автора статьи «Мысль императора Александра I об учреждении в Малороссии казачьих полков» (Киевская старина. 1890. № 1. С. 119-120). Речь в ней идет об относящемся к 1812 году проекте сенатора М. П. Миклашевского обратить в казаков 42 тыс. казенных крестьян в Малороссии. Как следовало из переписки М. П. Миклашевского с А. А. Аракчеевым, проект появился в ответ на выраженное Александром I пожелание восстановить здесь казачьи полки. Дальнейшая судьба документа осталась неизвестной... И. Ф. Павловский указывал: «Возможно допустить, что подобное обещание, как освобождение от рекрутских наборов и службы в местном казачьем войске по старине, более всего содействовало успешному формированию казачьих полков в Малороссии в 1812 году».

Организация ополчения в Малороссии была поручена генерал-губернатору Я. И. Лобанову-Ростовскому, чья деятельность на этом посту оценивалась по-разному — от некомпетентно-медлительной до весьма успешной.

По всей видимости, Лобанов-Ростовский спешил отличиться и при формировании полков «гнался за результатом». В результате многие полки были не доукомплектованы офицерами и унтер-офицерами, о чем жестко заметил в своем письме М. И. Кутузов в октябре 1812 года. Так в 4 полтавском полку не было штаб-офицеров, и батальонами командовали поручики, в 6 полтавском полку обязанности офицеров вовсе выполняли гражданские лица. Генерал-губернатор ответил, что «истинного успеха не совсем ожидать можно» по причине физического отсутствия опытных людей, а также слабым желанием дворян идти именно в ополчение, а не в регулярные части.

Иван Петрович Котляревский занимался формированием 5-ого украинского казачьего полка в городке Горошине Хорольского уезда. Он сообщал губернатору: «...люди, принятые мною, хороши... большей частью поступают в казаки с удовольствием, охотностью и без малейшего уныния». Главные сложности при формировании полка возникали именно в плоскости должного материального обеспечения. При наборе учитывался рост и физические недостатки. Казак должен был иметь 3 рубахи, 2 пары сапог, портянки суконные и холщевые, шапку «в 6 вершком вышины из решетиловских смушек», бурку, суконный галстук, нагайку, чемодан, а также лошадь, на приобретение которой ассигновалось 100 рублей. Ходатайствами Лобанова-Ростовского все казаки освобождались от платежа оброчных статей.

Как напишет И. Павловский: «Малорусское казачество сослужило немалую службу России, организовав из себя ополчение... Помимо того, что казачество жертвовало своей жизнью, оно несло большие пожертвования... Стоявшие во главе нередко их эксплоатировали, вымогали у них деньги, прибегали к разного рода притеснениям... Ополчения были составляемы в это тяжелое время и дворянством, но дворянство организовало их из крепостных и жертвовало только средства, казачество же само жертвовало своею жизнью, помимо больших матерьяльных пожертвований, что и составляет историческую его заслугу».

Из собранных 16116 человек было сформировано 7 пеших полков, 4 конных, шестисотенная команда для нестроевой службы, батальон для прислуги по госпиталям и артиллерийская команда из 24 орудий. Общая численность ополчения по губернии составила около 27 тысяч человек. Начальником ополчения был отставной бригадир князь Ф. С. Жевахов, о котором еще будет разговор.

Примечательно, что блестяще справившись со своей организаторской задачей, Котляревский отказался командовать полком. Он пишет генерал-губернатору Лобанову-Ростовскому: «Твердо уповаю на уверение вашего сиятельства, что я только употреблен вами на сформирование полка, а не для служения в оном. Я и по бедности моей и по старости матери моей, которую поддерживать есть мой долг, никакой службы несть вне Полтавы не могу». Об этом факте предпочитают особенно не упоминать...

Котляревского на посту командира временно заменил штабс-капитан Рудницкий, а собственно командовал полком полковник Санковский. История «полка Котляревского» наполнена событиями. Так при переходе к театру военных действий, возникла проблема на переправе через Десну, где еврей-арендатор саботировал переправу войск.

Ополчение приняло активное участие во второй, «контрнаступательный» период войны, под общим командованием И. Гудовича. Участвовали полтавчане и в заграничном походе, где отличились по отчетам генерала Рота под Замостьем в герцогстве Варшавском.

Иван Петрович Котляревский не был прямым участником военных действий, хотя есть свидетельства, что он выезжал в действующую армию под Дрезден. За участие в событиях войны 1812 года Иван Петрович был награжден медалью, повышен до чина майора, награжден пансионом на 500 рублей. В полтавском литературном музее писателя хранится знамя 5-го казачьего полка, медаль Ивана Петровича «За участие в войне 1812 года».

Вот такой небольшой, но весомый след в истории войны отставил наш земляк.

Виктор ШЕСТАКОВ

Двенадцать полтавчан из Двенадцатого года

Про проект

Редактор проекту:
Виктор Шестаков

Двенадцать полтавчан из Двенадцатого года
15