8.03.2011 | 17:35

Тараса Шевченко записали в пропагандисты русского языка

Биллборд «Чи твої діти говорять моєю мовою?» Биллборд «Чи твої діти говорять моєю мовою?» | Фото: poltava.pl.ua

В последнее время в Полтаве на различных рекламных носителях появились новые плакаты

В стиле культового «А ты записался добровольцем в Красную Армию?» на нас смотрит Тарас Шевченко. Классик проницательно и сурово вопрошает: «Чи твої діти говорять моєю мовою?». Нехитрый замысел авторов понятен. Однако, зная достоверные факты из биографии Кобзаря, автор этих строк пришел, на первый взгляд, к парадоксальному выводу. А именно к тому, что Тарас Шевченко, на украинском языке пропагандирует язык русский. Почему?

Да, знаменитый и знакомый со школьной скамьи «Кобзарь» Тарас Григорьевич написал на украинском. Вернее даже на таком украинском, который нынешние филологи презрительно назвали бы «суржиком».

Содержавшиеся в шевченковских рукописях слова «осень», «камень», «семья», «всего», «чернило», «явор», «царь», «Киев», «Польша» и другие при публикации заменялись на «осінь», «камінь», «сім`я», «всього», «чорнило», «явір», «цар», «Київ», «Польща» и т.д. Буква «с» в приставках заменялась на «з». И даже слово «кобзарь», которое Тарас Григорьевич писал с мягким знаком, поменяли на «кобзар».

Подвергалось «коррекции» и правописание. Поэт не знал букв «ї», «є», тем более «ґ», апострофов и использовал русский алфавит (с «ы», «э», «ъ»), который был для него родным. (Желающим удостовериться в этом — можно порекомендовать обратиться хотя бы к пятитомному изданию «Творів» Шевченко (К.,1970-1971), где в качестве иллюстраций помещены фотокопии некоторых автографов Тараса Григорьевича).

Однако дело даже не в этом. Можно признать и этот первоначальный язык сугубо украинским. Таким, каким мы знаем его сейчас. Однако даже при этом, если положить в две стопки написанное Шевченко на украинском и на русском, то «украинская» стопка окажется значительно скромнее в сравнении с «русской». Потому что вся художественная проза Шевченко — на русском. Даже знаменитая пьеса из истории запорожского казачества «Назар Стодоля» первоначально была написана на русском языке и лишь потом переведена на украинский. Письма он тоже писал на обоих языках — в зависимости от адресата. Как же определить, какой язык Кобзарь считал своим?

Принято считать, что родной язык тот, на котором ты думаешь. На каком же думал Кобзарь? Чтобы ответить на этот вопрос нужно только заглянуть в дневники Шевченко, которые он писал не для посторонних глаз. А написаны они на русском языке. Как же это понимать? Дело в том, что выходец из народа Тарас Шевченко, всё же ощущал себя причастным к определенным культурным слоям общества. Об этом пишет известный украинский историк и первый президент независимой Украины М.Грушевский: «Уже с половины XVIII века начало складываться желание свежеиспеченного шляхетства придать себе благородный лоск, подчеркнуть свое отличие от серой казацкой массы... А так как из чужих культур у украинской интеллигенции было более всего разных связей с культурою великорусскою, то в конце концов она подпадает весьма сильному влиянию этой последней и постепенно русеет...» Теперь «на народный язык смотрят несерьезно, он представляется просвещенным украинцам провинциализмом, не имеющим никакой будущности». Стоит ли теперь удивляться, что свои сокровенные мысли Тарас Шевченко писал, как он сам себе это понимал, на языке сословия просвещенного.

А последний язык, зачастую, становится литературным. Впрочем, этот процесс естественный и грубое и искусственное вмешательство губительно для литературного языка. Для его развития нужны естественная среда народного языка, которая питает верхние этажи литературного, и благоприятные условия государства. Безусловно, сейчас для литературного украинского языка созданы самые благоприятные условия. Однако есть ли первейшим и необходимым условием для его развития — отказ от русского? Как показывает мировая история, отказ всегда губительнее, чем приятие какого-либо языка, тем более близкого. Например, пражский еврей Франц Кафка создал свои шедевры на немецком. Бельгийские поэты писали на французском. Да и сама русская литература оказалась под влиянием французской культуры и французского языка. И хотя классик русской литературы Александр Пушкин высмеял в «Евгении Онегине» чрезмерное увлечение французским языком, однако он никогда не призывал отказаться от него совсем.

Вот и получается, что Тарас Шевченко, руками современных политиков, превращен в некоего языкового цербера, которого спускают на «политически неподкованных» родителей и «неправильно говорящих» детей. Поможет ли это нам не только избавиться от бедности и бесправия, но и обогатить украинскую культуру? Культуру людей просвещенных и современных? Определенно, что нет.

Ведь не нужно забывать о том, что политики приходят и уходят. Лишь немногие из них могут занять своё место в истории (и то сомнительное). А непреходяща и вечна лишь культура, на каком бы языке она не была выражена. Об этом и помним.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Культура і освіта