6.03.2011 | 10:08

В Украине происходит революция разговоров

Революция в Египте Революция в Египте | Фото: tsn.ua

Почти весь февраль украинские СМИ не выбивались из струи мировых, и более чем плотно подавали новости из охваченных волнениями арабских стран

И где-то с такой же плотностью в информационном пространстве Украины в различных вариациях тиражировались предсказания о повторении революции уже здесь. На чем они были основаны?

Например, народный депутат от НУ-НС Владимир Арьев сказал From-ua: «Если власть будет игнорировать геометрически прогрессирующие настроения протестов в обществе, а также то, что вследствие ее поведения от нее отворачиваются цивилизованные страны, то все для этой власти может закончиться очень плохо. Очень бы не хотелось увидеть в Украине такие же последствия, как в Египте или Тунисе. Но пока сама власть толкает к этому сценарию. Народ может терпеть до определенного времени, но любой кот, загнанный в угол, превращается в тигра».

«Отставной» политолог Вадим Карасёв в статье «Египетский синдром Украины» («Росбалт») тоже рассказал о вирусе революций, который стремительно распространяется через телевидение. По его мнению, под действием этой непрекращающейся картинки украинцы поймут, что перед массовыми акциями протеста не устоит ни одна власть.

Свою мысль Карасёв подкрепил воспоминаниями о «Майдане предпринимателей», которые протестовали против новой редакции Налогового Кодекса.

На этих двух высказываниях можно остановиться, так как все остальные предсказания революции в Украине свелись к вышеизложенному.

Пожалуй, начать нужно с того, что все эти прогнозы были сделаны в начале февраля, ещё до того, как мир переключился с событий утихомирившегося Египта на, по сути, гражданскую войну в Ливии. И хоть месяц для предсказания — не срок, но уже можно говорить о «геометрически прогрессирующих настроениях протестов в обществе».

Во-первых, надо обозначиться с параллелью памятного Майдана-2004, на которую часто ссылались очевидцы грядущей революции. Но даже тот Майдан, когда Украина по всем экономическим показателям была на взлете, нельзя сравнить с арабскими странами, где закоснелая система не решалась на политические реформы десятилетиями, а социальные аспекты не изменились, вероятно, с момента распада родового общества.

Тем более нынешние революции нельзя сравнивать с Украиной, которая уже прошла эту майданную трансформацию. Если уж и выискивать параллели между двумя абсолютно разными мирами, то логичнее сравнить Египет-2011 и Украину-2004(5). Да и то исключительно в плоскости несбывшихся ожиданий.

Можно сравнить и результаты двух «революций». Власть в Египте всегда принадлежала армии. Президенты, выходцы из этой самой армии, были лишь её ставленниками. Престарелый и больной Мубарак ушел, юридически отдав власть военным. Хотя фактически она всегда была у них. Что в остатке? Туристический бизнес серьезно подорван (а это львиная доля в бюджет страны), бедность не исчезла по мановению волшебной палочки, коррупция — на месте, социальное расслоение — тоже. Вот и получается, что «революция» ушла в свисток под именем «Мубарак». У нас он когда-то назывался «Янукович».

Но это лишь отвлечение.

Во-вторых, нужно сказать, что для любого протеста нужна организация. Есть ли она в Украине? Нет. Отдельные всплески раздробленной оппозиции в расчет не идут, так как все они больше направлены для самопиара, чем для организации массовых акций протеста, о которых сами же и пророчат.

Может, есть единство в оценках действий власти со стороны населения в разных регионах страны? Тоже нет. Если преимущественно в западных регионах страны массово говорят об «украиножерстве» Партии Регионов и планируют освободительные походы на Киев и Донбасс, то как раз в «вотчине» регионалов их считают предателями, которые обещали права русскому языку и вновь «получилось как всегда».

В-третьих, украинцы уж такой народ — пока в погребе есть закатанное в банку сало — о революциях можно лишь посудачить с кумом. Но не больше. Например, по данным всеукраинского опроса, недавно проведенного организацией «Украинский демократический круг» для Института политики, при том что анонсированное повышение пенсионного возраста не поддерживает 88% населения Украины, 54,7% не собираются участвовать в протестных акциях, если такие будут проходить.

Те же, кто вспоминает «предпринимательский майдан», должны помнить, что борщ в банках им на Майдан никто не носил, и носки теплые не отдавал, как это было в Киеве шесть лет назад. Большинство народа восприняли эти протесты как узкопрофессиональное собрание определенной прослойки в обществе.

И наконец, о том, о чем выше говорил Владимир Арьев. Мол, цивилизованные страны от нас отворачиваются, а значит — жди революцию. Но нельзя же так откровенно и публично признавать, что украинская независимость — пустой звук. Потому что смена политического руководства зависит не от решения избирателей, а от каких-либо «цивилизованных стран». Но если даже поверить Арьеву на слово (может, нардеп знает больше, чем мы, сирые), то никакого отворачивания нет, как говорится, в натуре. Есть некоторое невнятное бормотание. И связано оно, скорее, с тем, что регионалы сменили на посту «протеже» этих цивилизованных стран. Просто больно этим странам, фантомно. Ведь они отвечали.

Однако с другой стороны эти же страны очень четко дают понять, что новая украинская власть их полностью устраивает. Расписывать причины лояльности не стоит — это другая тема.

Главное, что политические «звездочеты» пророчат то, что хотят увидеть сами. И, возможно, на волне революции обрести вторую (или третью?) политическую жизнь. Революции, господа, делаются не так. Да и о революциях ли идет речь?

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Суспільство