23.02.2011 | 18:35

Дальняя авиация в Полтаве ещё существует

Друзья, которых объединило небо: Владимир Лазарев и Валерий Верескул Друзья, которых объединило небо: Владимир Лазарев и Валерий Верескул | Фото: Анна Довгошей

В День Защитника Отечества «Полтавщина» общалась с последним командиром полка, полковником запаса и директором Полтавского музея Дальней авиации Валерием Верескулом

К сожалению, Дальней авиации как таковой уже в Украине нет — боевые крылатые машины разрезаны на металлолом или проданы за границу. И поэтому наш уникальный музей — напоминание о былой мощи, память о былой славе.

— Скажите, как Вам удалось заполучить такие уникальные экспонаты для музея?

— Дело в том, что база начала создаваться тогда, когда мы ещё служили, и тогда всё было гораздо проще. Мы договаривались. Например, летел самолёт в Винницу «для разделки». Мы звонили, заворачивали его — и он у нас. Так мы заполучили истребитель противовоздушной обороны СУ-15. ТУ-22 — обыкновенный самолёт — нам перегнали из Житомира. Таким же образом к нам попали и ТУ-95, ТУ-160 — стратегические межконтинентальные ракетоносители ядерного оружия, и ТУ-134. Было много работы — снять двигатель, снять секретное оборудование и ракеты, электрику, провода. То есть самолёт стоит пустой, внутри там из серьёзного оборудования ничего нет. Конечно, выглядит он как надо и снаружи — само собой, и в кабине — панель управления, кресла пилотов, штурвал. Полное представление можно получить об авиации, так сказать, «из середины».

— Это единственный музей такого рода в Украине?

— Да. У нас есть ТУ-160 и ТУ-95, которых больше нет ни в одном музее мира. К нам даже россияне едут, чтобы посидеть у них в кабинах. Там к таким самолётам и на километр нельзя подойти. Но сегодня у нашего музея есть проблема: городская и областная власть, скажем так, не помогают нам пополнить коллекцию. А могли бы, если бы хотели.

— А вот можно в связи с этим такой деликатный вопрос: в истребителях есть туалеты? А то на экскурсиях по этому поводу ничего не говорят обычно.

— В стратегических бомбардировщиках есть туалет. Но, честно говоря, я не знаю лётчиков, которые бы хоть раз ним воспользовались. То есть даётся команда организму и он «замолкает». В воздух мы поднимаемся не для того, чтобы ходить в туалет. Валерий Чкалов недаром сказал когда-то: «Авиация перестала быть уделом сильных и мужественных людей с появлением туалета на борту».

— Скажите, как пилотам удаётся сохранять хорошую форму?

— Вы знаете, после нескольких часов полёта теряешь около 4 килограмм. Ведь находишься в постоянном напряжении.

— Китель у вас красивый и наград много.

— Ну, про награды — отдельный разговор... А китель мы, пилоты, обычно надеваем два раза в году: летом в День авиации (День авиации в Украине отмечается в последнюю субботу августа, — Авт.) и как раз 23 февраля.

— Кстати, какой подарок вы хотите получить сегодня, в день Защитника Отечества?

— Я сейчас ничего бы не хотел получать. Потому что все, что мне отмеряно, я уже получил. А раньше для нас самая большая награда, и не только к 23-му февраля, была такая. Выйдя над своим аэродромом под облака, увидеть, что во всем гарнизоне не горят окна в три часа ночи, а в твоим окне свет горит. Это все на таких скоростях было, что сначала пролетишь, а потом мозг фиксирует увиденное. Свет в любимом окне — он всегда важнее любого подарка.

В этой песне «Любэ» есть слова и про свет в любимом окне, и про манящее небо, и про Отчизну. Давайте послушаем ее вместе.

Анна ШУМОВА, Анна ДОВГОШЕЙ, «Полтавщина»

Суспільство