21.11.2010 | 12:02

Каков пахарь, таков и хлеб

Фото: Анна Козельская

«Вы обошли моря и сушу, к созвездьям взвили корабли. И лишь меня — мирскую душу, как жалкий сор, пренебрегли». Николай Клюев, «Пахарь»

В Украине вымирает село. За годы независимости в стране исчезло 3 миллиона крестьян, более 500 сел, а 98% владельцев паев на них не работают. Украина осталась без своего молока, сала... Но зато ежегодно использует на полях более 100 тысяч тонн «дуста».

«Садок вишневий коло хати...»

Нарисую картину сегодняшнего села Украины. Чем занимается большая часть трудоспособных сельчан? Пьянство, наркомания, тунеядство... Трактористов, управляющих, бухгалтеров и даже сторожей для работы в селе привозят из города. Люди стали бродягами — почти никто не живет там, где родился. Отсюда забвение, атрофия чувства родины. Всюду деревенский человек — сезонник, пришелец, и отсюда отношение его к природе, к родине других людей, к родине «братьев меньших» соответственное — уничижительное, как к чужому.

В украинских школах нет элементарного учебника о деревенском мире, которому мы обязаны жизнью. Деревня, ранее прозываемая «колыбелью нации», в отличие от города, всегда жила вечными истинами, являя собой образец природного постоянства. Всякий, живший и работавший на земле от предков своих, учился понимать ее, чувствовать ее нужды и боли. Человек жил в природе и природой был близок к ней физически и духовно. Условием выживания был необходимый уровень того, что мы сейчас называем экологической культурой. Без всяких лекций и учебников люди знали, что нельзя пахать до уреза воды и вдоль склона, недопустимо рубить лес на склонах и в поймах рек, речушек и озер. Преступно охотится на птицу и зверя в некоторые периоды их жизни, а тем более травить и выжигать среду их обитания. Близость к земле, к природе формировала в человеке своего рода нравственный экологический императив, воспитывала в нем чувство природы, чувство земли.

Ныне все это в прошлом: чувство земли утрачено, а знания о природе не стали убеждениями, не воплотились в патриотические навыки... И пришла беда и злой супостат — телевизор. К сожалению, средства массовой информации, особенно телевидение, продолжают опылять мозги, отключая их от реальности.

Предала село и сельская интеллигенция. Она в рыночных условиях подобна домашнему псу, прижившемуся в волчьей стае, — не боится людей, презирает все сельское. Но согласно социологическому опросу учительства Полтавщины, только 2% сельских учителей за годы независимости приобрели книгу, а назвать лауреатов Шевченковской премии в области литературы за последнее десятилетие не смог никто. За те же последние десять лет только 3% сельских интеллигентов побывали в музее и театре...

Чтобы получить, нужно вкладывать

Чтобы спасти сельское хозяйство, его нужно дотировать. Например, дотация на одну корову в год в США — 2700 долларов. Кроме того, в США на одного крестьянина работает в 15 раз больше людей, чем на Украине: производство машин, удобрений, транспортировка, переработка, хранение и т. д. Правда у нас тоже есть инфраструктура, — буханка хлеба стоит 3 гривны, а крестьянам за зерно в ней заплачено 10-15 копеек. Еще 10-20 копеек на выпечку. Остальное — на инфраструктуру спекулянтам, гордо именующих себя трейдерами.

Дорог в Украине на единицу площади в 20 раз меньше, чем в США. Это при том, что в США распахано всего 20% ландшафтов, и строит наша страна дорог в 40 раз меньше, чем при коммунистах. Тракторов и тех в 3 раза меньше (на единицу пашни), чем на Западе. Одного достаточно — дураков, да еще «дуста» и спекулянтов.

Куда мы катимся

Выживет ли украинский АПК в конкуренции с европейскими сельхозпроизводителями?

Первое. Удельный вес технологической переработки сельскохозяйственной продукции в Украине сегодня не превышает 1%. По критериям ООН уровень менее 10-15% называется катастрофой.

Второе. Кучмовские «рыночные механизмы» шустрые бизнесмены понимают очень просто. Хватай то, что в стране стоит существенно дешевле, чем «за бугром» и тащи продавать. Иначе завтра это сделает другой.

Третье. В Минсельхозе да и на Банковой ни один чиновник не может ответить — что Украина продает, куда, сколько, по какой цене. А главное — зачем? Возможно потому, что в нашей стране зерновые холдинги контролируют поляки и американцы, а пять самых крупных имеют по 400-600 тысяч гектаров земли каждый...

Ну и четвертое, самое простое: почему в «катастрофическом» 1932 году в УССР было в 3 раза больше коров, чем сегодня?

В одном я уверен. Живущим на берегах Днепра, Псла и Десны надо преодолеть отсутствие ответственности и любви к Отечеству, недостаток ума и чувства, леность и болезни, пришлые извне напасти и недуги дабы не оставить после себя руину и груз проблем в «колыбели нации».

Николай ЯРЕМЕНКО, член Национального союза журналистов Украины

Економіка і бізнес