4.11.2010 | 13:57

Член участковой избирательной комиссии: Подсчет голосов продолжился и во сне

Ирина Совгиря Ирина Совгиря | Фото: Ян Пругло

За сутки работы члены избиркомов получили 212 гривен

«Полтавщина» решила встретиться с одним из членов избирательной комиссии, чтобы узнать о нюансах этой короткой, но очень нелегкой работы, от качества которой зависит легитимность народного волеизъявления.

Нашим собеседником оказалась приятная женщина Ирина Совгиря, которая была одним из рядовых членов избирательной комиссии № 75 (телерадиокомпания «Лтава»).

— Ирина, сколько избирателей было внесено в списки и сколько из них пришли на ваш участок?

— Если не ошибаюсь, то 1565 человек. Из них на участок пришло 727. 

— Когда вы начали работу?

— В семь часов мы были уже на месте. Но перед этим мы проделали немалый объем работы. Нужно было определиться со списками избирателей, разнести приглашения, это большая работа. Например, мы пришли на участок в пятницу, в 11 утра и до 8 вечера пересчитывали бюллетени. Нас было 20 человек, но приходили как бы в две смены, ведь многие из нас работают. Участок же открылся в восемь часов и сразу же к нам пошли избиратели.

— И сколько их было и на какое время выпали пики посещения?

— Пик был утром и потом в обед, к вечеру этот процесс пошел на спад. Было бы хорошо, если бы избиратели приходили постепенно и порционно, если так можно сказать. А приходили как в метро: пришел поезд — волна зашла и снова пусто. И так до следующего поезда. 

— Жалобы были?

— К счастью, ни одной. Наблюдатели даже похвалили нас за оперативную работу.

— Говорят, что в Полтаве, в основном, проголосовали люди пенсионного возраста. Так ли это?

— Я голову почти не поднимала, слишком ответственная была работа: отрезать корешки бюллетеней, следить за подписями избирателей, сверять точность фамилий и т. д. Но... наверное всё-таки да, больше приходило людей именно этой категории.

— И вот время «Ч» — в 22:00 вы закрыли участок.

— Да, в 10 часов вечера участок закрылся и начался подсчет бюллетеней. Нужно чтобы число неиспользованных бюллетеней совпало с числом использованных. У нас было пять столов, на каждый дали по 300 штук бюллетеней, к моему столу пришло 166 избирателей. Неиспользованные бюллетени нужно было погасить отрезанием правого нижнего угла. Использованные бюллетени в присутствии 10 наблюдателей и включенной видеокамеры перенесли в специальную комнату. Сначала пересчитали бюллетени проголосовавших на дому. Таких избирателей было 22. Потом с каждой урны для голосования на стол высыпали бюллетени и складывали их по цветам. И такую процедуру проделали с каждым ящиком. Потом каждый из нас выбирал цвет бюллетеней и складывал их в отдельную стопку. Получилось 7 разноцветных пачек. Был один человек, который собирал испорченные бюллетени. Далее мы добровольно вызывались подсчитывать голоса отдельной партии или кандидата. Я лично подсчитывали голоса Асадчева.

Подсчет голосов

— Во время подсчета голосов вы уже видели победителей?

— Под конец уже да, было видно. Высокие стопки за Мамая и «Совесть Украины» говорили сами за себя. Кстати, голоса Мамая вызвался подсчитывать кассир, который всю жизнь подсчитывал деньги. Поэтому по скорости с ним тягаться никто не мог. 

— Вас кормили, были перерывы?

— Я слышала, что некоторых членов комиссий кормили Партия регионов и Совесть Украины. Но у нас буфет был платным. Перерыва у меня практически не было. Время пробежало стремительно. Например, прошло 6 часов времени, а для меня — как только два.

Подсчет голосов

— Сколько вы получили за эту работу?

— 250 гривен. С учетом налогов — 212.

— Во сколько вы ушли домой?

— В 13:20 следующего дня.

— Подсчет голосов вам снился?

— Вы угадали, во сне я подсчитывала бюллетени и голоса избирателей (Ирина улыбнулась).

— Ирина, спасибо за интересную беседу.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Політика і влада