Розмір тексту

Полтавский военком: Меня подставили, но я принципиально остаюсь на своем месте

Борис Павлов Борис Павлов | Фото: Ян Пругло

Борис Павлов пошел на принцип и не будет писать рапорт до официальных выводов следствия

Сегодня «Полтавщина» встретилась с военным комиссаром Полтавской области, полковником Борисом Павловым, чтобы услышать его точку зрения по поводу недавнего «сепаратистского» скандала и обвинений в его сторону.

— Борис Егорович, вы более чем взрослый, опытный человек, занимаете ответственную должность и публично высказываетесь за, например, сдачу России Юго-Востока Украины. Вы не знали, что ваша страничка в социальных сетях — для всеобщего доступа?

— Вот именно, что это даже не укладывается в голову. Я с 1968 года живу в Украине, 4 года учился в России, потом сам добровольно вернулся сюда, в Миргород, где у меня жена, там родились мои дети. Мой уровень пользования компьютера и социальных сетей — очень слабый. Включил-выключил, посмотрел страничку, я даже почти ничего не писал туда. И вот в пятницу, 11 июля, ко мне звонит одногруппник и говорит, а что там у тебя за сепаратизм на странице? Зашел — а там пошла грязь. Первая реакция — позвонил в СБУ, сообщил им об этом. Потом удалил страничку, чтобы остановить этот поток провокаций. Сейчас уже понимаю, что этого не надо было делать, но говорят, её можно восстановить, пускай следствие смотрит. Тогда зашкаливали эмоции.

— То есть вас подставили?

— Других версий у меня нет. Теперь анализирую ситуацию, откуда мог «ветер дуть». Есть у нас в 16 батальоне ТРО (территориальной обороны) начальник разведки, который в Барвенково, находясь в нетрезвом состоянии, открыл стрельбу. Он потом оказался здесь, в Полтавском госпитале, где лечился 18 дней. И это в то время, когда он должен собирать информацию и проводить другие действия, чтобы сохранить жизни своих солдат. Теперь вот он уже в гражданской больнице лечится, в Полтаве, хотя по закону должен написать, что его в госпитале как-то не так лечили, и он, например, хочет продолжить лечение в Харьковском госпитале. Потом в облсовете как-то его увидел, спросил, что он тут делает. Потом выясняю, что его пригласили в облсовет, включили в комиссию по обеспечению батальона. Но он начальник разведки, а не снабженец! Не хочет служить там человек, хочет остаться в Полтаве, болеть, и заниматься снабжением.

— Председатель облсовета Петр Ворона сказал, что не видел у вас в глазах огонька.

— Нам нужен не огонек и не популизм, а реальные шаги. Вот приняли областную программу по территориальной обороне, но никто не говорит, ни бухгалтер, ни юрист, что эти деньги пойдут не на обеспечение нашего батальона, который в Харьковской области, а на районные роты (20 штук). Мы подали финансирование на 22 млн. Дали 5 млн, но они ещё не поступили. Но шума по поводу программы много. Кстати, я Петру Вороне неоднократно докладывал, что существует система тендерных закупок, это 3 месяца, но я так и не был услышан.

— А что там история с ноутбуками?

— В понедельник мне много что говорили, проинструктировали всех хорошо. Но никаких ноутбуков не было. Потом одна женщина начала говорить о взятке в 15 тысяч, которую якобы я снизил до 5 тысяч. Я говорю, граждане, вызывайте милицию, прокуратуру, СБУ, пишите заявления. Пришли с СБУ — все тихонько ушли. Конечно, я не оправдываю ни себя, ни структуру вооенкоматов, где взятки имеют место быть, но я всегда говорю, так а кто их дает? Те, кто не хочет служить.

— Вы официально — военный комиссар, а сейчас просто лечитесь?

— Я военный комиссар, командир гарнизона. Я передал полномочия заместителю. Уволить меня может только начальник Генштаба или Министр обороны. Да, я лечусь, признаюсь, после всего этого скакануло давление.

— Наша встреча происходит у вас в кабинете.

— Я не прикован к больничной койке, кстати, для начальника госпиталя — я не начальник, и команд ему давать не в праве. Ко мне недавно обратились бойцы из батальона «Айдар», они после ранения хотят остаться в Полтавской области. Я сказал, хорошо, встретимся у меня в кабинете. Они приехали с одним общественным, так сказать, деятелем Храмовым, который потом поддел меня в интернете, что я не лечусь, а нахожусь на своем рабочем месте. Это не по-людски как-то.

— Вы принципиальный человек?

— Знаете, у меня уже выслуга есть, могу выйти на пенсию, но пусть закончится следствие. Если по закону — уйду, а так, после лавины грязи, после подстав, да, так увольняться не буду.

В конце беседы к нам подключился заместитель Дмитрия Яроша, командир батальона «Мирный» — Илья Кива:

— Приехал в Полтаву, когда узнал о всех этих событиях, — говорит Илья Кива. — Хочу официально заявить, что 17 апреля, когда власти (как центральные, так и местные) боялись говорить о военных действиях, Борис Павлов сам, лично, передал в зону боевых действий 10 бронежилетов, под Славянск. И, как участник боевых действий, официально заявляю, что они спасли жизни украинцам. Это поступок патриота. Но Борис Павлов — человек скромный, он пиар-акцию на этом не делал, как делают некоторые на банке тушенки. Потом, что касается Михаила Дугина, который активно участвовал в травле. Он пытался и в «Правый сектор» попасть, но после определенных нехороших ситуаций, он оттуда ушел. Потом я имею доказательства, что Дугин был в пророссийских организациях, раздавал георгиевские ленточки, из Партии регионов его выгнали (представляете, даже из Партии регионов выгнали, каким нужно быть негодяем!) Из этой ситуации я сделал вывод, что идет блокировка главной военной организации области. Потом, я слышал, он уже создает какой-то Фонд, для отправки помощи на Восток. Я официально, как помощник Яроша, буду обращаться в СБУ, чтобы проверили деятельность этого гражданина (и этого Фонда) и дали правовую оценку его действиям. Он призывного возраста, молодой, здоровый. Пусть едет со мной защищать Родину, а не блокирует деятельность военкомата.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Матеріали по темі:

Останні новини

Полтавщина:

Запропонувати тему