26.10.2013 | 12:45

«Persona grata»: фотограф, режисер-документаліст Олександр Скрипник

Зустріч із митцем та просто хорошою людиною продовжить проект Persona grata

[Відео було видалено]

ВЕД.: Вітання усім, хто о цій порі налаштований на хвилю. Це — програма «Персона грата» — спільний проект радіо «Ваша хвиля» та Інтернетвидання «Полтавщина», де ми знайомимо вас із талановитими постатями нашого краю, про яких вам варто знати. Сьогодні у студії Олександра Трифонова. Полтаву вважають духовною столицею України, адже з давніх часів наші люди славилися своїми талантами. Часи минають, а цей статус лише підтверджується. Хоча б тому, що у нашому місті живуть такі різнобічно розвинені люди, як і мій сьогоднішній гість. — Олександр Скрипник: професійний фотограф, режисер-документаліст, поет, музикант і просто хороша людина. Вітаю вас, Олександре!

СКРИПНИК: Добрий день.

ВЕД.: Давайте почнемо здалеку. Розкажіть, будь ласка, про своє дитинство. Чим Ви мріяли займатися?

СКРИПНИК: Ну, в детстве — лет так уже с 5-и, я понимал, что хочется очень сильно рисовать. И меня мама отдала в школу рисования. Порисовал я 2 недели и понял, что нравится, когда рисуешь что-то живое, а люди, которые стояли непосредственно перед тобой, — было очень сложно их изобразить. И мне это надоело и я сказал маме: больше не хочу рисовать. И она меня отдала в школу фотографии. Это было ровно где-то перед 1 классом. Ну, в 6 лет. И меня очень это занятие захватило. Я ходил туда в приподнятом настроении постоянно. Очень нравилась фотография как сфера передать чьи-то изображения на бумагу. Т.е., без рисования. Ну, это, в основном, и подчеркнуло мой дальнейший... жизнь, жизнь как человека, который постоянно за кем-то наблюдает. Так же мама моя работала в Театре юного зрителя во Львове (она была осветителем сцены), я подсматривал за ней и это мне пригодилось также в фотографии. Потому что фотография, в основном, это — управление светом, его режимами, это — композиционное решение. В основном, работа, которая требует постоянного знания.

ВЕД.: А от Ви — людина, яка знає фотографію від «А» до «Я», зараз технології такі, що ти — сфотографував і одразу ж бачиш картинку. Раніше ж так не було.

СКРИПНИК: Вы знаете, так сказать нельзя, что от «А» до «Я». Я снимаю с 6 лет уже, много. И о фотографии я не могу так сказать, что — все. Процентов 10 — да. Там очень много сфер. Там композиция, там освещение, экспонометрия, выдержка, диафрагма. Эти все данные — это целый институт. Их нужно знать на память. Сейчас свойства фотоаппарата позволяют открыть фотоаппарат, нажать на кнопку, настройки автоматически настраиваются и тут уже режиссер, фотограф, все — в одном лице. Знания больше, эффективнее, когда они находятся в тебе, а не на фотоаппарате, который можно перестроить в любую секунду. Ну, в основном, много говорить я не смогу на эту тему. Лучше за это скажут, допустим, мои некоторые работы, которые вы когда-нибудь посмотрите.

ВЕД.: Ну уже ми зрозуміли, що фотографія була першою. А взагалі, що Вам особисто подобається у самому процесі фотографування: результат, дія? Що?

СКРИПНИК: Сначала фотография рождается внутри человека. Это, прежде всего, мысль. Так же, как у художника. Он должен свои мысли передать на полотно. У фотографа практически то же самое. Он должен сначала «родить» в себе композицию, которую он хочет, и потом ходить искать в природе или искать среди людей, искать то, что он непосредственно хочет увидеть. И только, когда он это видит — в живую, наяву, тогда у него получаются самые яркие работы. Потому что работы спонтанные — это тоже хорошо. Называется репортерское фото, репортажное. Это — выхваченное мгновение из непосредственной жизни. Такие секундные мгновения, которые завораживают своей скоростью, своей мыслью, своим темпераментом. Много людей работают именно в репортажном фото, достигают успеха. Это как раз спорт, это как раз съемка политических каких-то действий, культурных действий, в мире искусства, где непосредственно... Вот махает дирижер палочкой, красиво махает, махает, махает... Махает, как листочек на ветру, своей рукой. А под его рукой работает мысль его передачи композиции оркестру.

Есть ноты, есть гармония и — как он управляет, так и музыка идет. За его мыслью. Главное в фотографии — это, прежде всего, передать характер. Как дирижер передает характер: есть музыка быстрая, есть медленная, есть музыка под разными оттенками. То же самое фотограф должен передать оттенки тех красок, которые видны только ему. Больше никому. Фотография может быть... Ну, у нее свойств миллион. Понимаете? Поэтому сколько разноплановых у нас в мире людей, которые работают в разных жанрах: то ночные съемки, то дети, природа, пейзажи, то — съемка вообще космических объектов. Хаблл сейчас снимает, очень серьезная оптика, только недавно мы видели эти фотографии, которые люди, из космоса, никогда б не видели, только великие созданные спутники определенные, большие, передают то, что нам не видно глазом. Мы можем увидеть тут на Земле то, что в очень маленьких процессах. Если купить хороший макрообъектив, то мы увидим микромир прямо перед глазами. У нас так устроен глаз, что мы не видим очень дальние объекты и очень ближние. Для этого существует определенная оптика, но мы не будем сейчас об оптике рассказывать, мы расскажем просто о качестве восприятия глазом, сердцем человека. Если человек не будет воспринимать ту же самую работу другого человека по теплоте своей, работа будет не готова. Вот мы приходим в художественную галерею, мы видим там красивые работы, мы понимаем, что каждый художник отличался чем-то. Или своей духовностью, или каким-то восприятием. Так же фотограф, он должен передать так свою работу, чтоб было видно, что это только его характер. Если положат несколько работ перед вами, они будут все разные и только профессионал угадает, кто это снимал. По характеру, представляете? По характеру съемки угадает, кто это. Так же само существует и криминалистическая фотография, по которой можно угадать, кто снимал. Специалистов такого уровня очень мало, это узкий профиль.

ВЕД.: Як у художників є свій почерк.

СКРИПНИК: Да, есть.

ВЕД: Ви знімаєте документальне кіно, це я знаю. Розкажіть, будь ласка, про свої роботи і про участь у фестивалях.

СКРИПНИК: Ну, снимаю я видео не очень давно, где-то уже 15 лет я снимаю видео, камера обычная, простая, для таких съемок много и не нужно. Участвую в фестивалях уже 4 год, правда 1 фестиваль я пропустил, просто так сложились семейные обстоятельства. У меня родился малыш и нужно было времени больше уделять семье. Но он сейчас мне, в принципе, и помогает. Я беру его с собой на природу. Конечно, требовать от ребенка, чтобы он молчал, это невозможно, поэтому я прошу, чтобы с мамой они удалились на некоторое расстояние, потому что съемка птиц, животных, жуков — это тот мир, который не требует шума, понимаете. Нужно раствориться с природой, почувствовать теплоту осени, допустим, , как шелестит ветер, почувствовать, какие звуки просто находятся в природе, т.е. слиться с этим миром, как охотники сливаются с природой, когда хотят поймать какую-то определенную дичь. Поэтому они одевают и костюмы, и маскхалаты, и не дышат, когда стреляют. Так же и фотограф, он должен раз нажать, чтобы у него получился красивый снимок. А для того, чтобы получился снимок, можно снимать тисячу раз, и это будет неудачно, но можно сделать только 1, понимаете. А для этого человек должен готовиться дома, должен готовиться, должен думать. Ну, это как стихи, он должен знать, как он хочет передать непосредственно этот объект. Объектов можно снять много, но они будут неживые, они будут бестелесные, бездуховные, видно будет, что это повторение какого-то сюжета, не твоего лично. Фотография, она, прежде всего, передает характер человека, который занимается своим определенным делом. Так же и насекомые, жуки, другие птицы, звери, они не требуют вмешательства в их мир, они требуют почитания их. Мы должны их уважать, ценить , наблюдать за ними, но ни в коем случае не вмешиваться в их жизнь и не пытаться им помочь правильно быть в кадре там, понимаете.

ВЕД.: Так, це не людина, ти її не повернеш і не скажеш: не рухайся.

СКРИПНИК: Мне приходится поворачиваться вокруг определенного объекта, птица или животное, поворачиваться так, что просто диву даешься, удивляешься себе, как ты мог это выдержать. Бывает порой, я снимал на фестиваль, там был представлен фильм , называется он «Жук». Это как рождается жук в природе и идет линия жизни жука, как она происходит в природе. Да, жук родился, в принципе о майском жуке я снимал, родился жук, сначала это была личинка, которую мы находим в земле часто, когда копаем на своем приусадебном участке, но мы не знаем ничего о его жизни, что он делает дальше. А он там спокойно сидит питается под землей коренцами определенными, он подгрызает кусты и они вянут просто. В мае он активизируется, вылазит из почвы, взлетает на какое-то дерево, в основном сливы, черешни и поедает, как мы думаем, чем он питается?

ВЕД.: Черешнею.

СКРИПНИК: Черешнею, вот этот вот клейкий состав, который идет прямо с цветка, он его кушает. Я тоже о нем много не знал, это как бы жизненное наблюдение. Т.е. часами просто смотришь на него, как он там, что он там делает. А он и дуб кушает, молодые листочки. Поэтому рыбакам на заметку, если хотите хруща поймать для рыбалки, нужно выходить тогда, когда дуб только начал, буквально начал выпускать молодые зеленые листья. Это практически недели 2-3 молодого дубового листа. И тогда он собирается на листах, только вверху под листочками. Подходишь и смотришь, он там сидит. Но это бывает очень короткий жизненный отрезок, они потом очень быстро улетают в другие места, т.е. они потом прячутся. Бывает раз в 5 лет, когда они вылетают, бывает раз в три года, бывает в основном раз в 5 лет. Редкое такое явление, но их очень много, как саранчи. И потом рыбаки, я просто заметил в природе, как рыбак ловит, я заметил это и решил снять об этом фильм. Рыбаки садят их на крючок и бросают. И в основном берет на него голавль, рыба, которая по верху идет. Я сам не рыбак, не знаю, какая другая на нее рыба берет. Видел, что рыбаки ловят. И встретил одного рыбака, своего знакомого, мы с ним пошли на рыбалку и получился такой небольшой сюжет. И потом второй фильм, тоже о жуке, но совершенно о другом, о жуке-олене. Я знал с детства, что жуки занесены в Красную книгу и пытался их найти. Но их нигде в Полтаве не было.

ВЕД.: Так, їх дуже складно побачити.

СКРИПНИК: Их просто не было, понимаете. Раньше они были, видно было, что они летают, гудят, а теперь они просто исчезли. Они просто перебрались из нашей городской черты в лесополосу. Им там спокойней, им там никто не мешает и я видел царство целое, понимаете. Очень жалею, что не снял жука в полете, но для этого нужна серьезная аппаратура, нужна и серьезная подготовка. И получилось, что жук олень, путешествие жука оленя по лесу, я начал за ним наблюдать. И оказывается, они не просто ходят, не просто питаются, они оказывается в поисках самки. Это в определенный период, это как раз после мая, июнь, и вот они просто в этот период ищут продолжение своего рода, как в эволюцию заложено. И за самку, оказывается, проводят бои. Я подсчитал, что у меня в кадре получилось на 1 самочку, там 2 самки в кадре есть, где-то около 5-7 самцов. Вот они за них борются, борются, у нас так же само происходит...

ВЕД.: ... як і у людей...

СКРИПНИК: ...правильно подсказываете, правильно, так оно и есть. Я хотел провести параллель такую же самую с людьми , но я поэтому не дополнял ни словами этот фильм, ничем, для того, чтобы оставить людям, если они поймут двойную линию, им будет интересно. А если они просто увидят там просто жука, тоже для них будет нормально.

ВЕД.: Також пізнавально.

СКРИПНИК: Да. Познавательное для детей в этом случае. Но вот самое интересное, что мне первое в жизни пришлось снимать, это шершни, которые прилетали к жукам. Думаю, зачем они прилетают? Потом подсмотрел, оказывается, то место в дубе, на которое идет, там существует определенный запах, дуб выделяет определенную жидкость, как бы, как ива плачет, знаете, какой-то сок. Этот сок очень любят самки. И как только они слышат, они собираются там. И на этот сок прилетают также самцы большие, самка откладывает туда яйцо, а жук должен его охранять. И вот он борется со всеми остальными, чтобы они не повредили яйца. А жуки некоторые просто хотят попить этот сок, а они туда в сок яйца откладывают. И он их начинает защищать. И вот он борется, борется, в это время прилетают шершни. А шершни такого же самого размера, как самка. Можете представить себе вот такое, а их там 9. Я с большого расстояния, мне камера не позволяет, мне пришлось подойти к ним на очень маленькое расстояние, за 30 см. А я когда-то слышал, что, ну меня, слава Богу, шершень никогда не кусал.

ВЕД.: Вони дуже боляче кусаються.

СКРИПНИК: Пчелы кусали, но шершни нет. Подошел, слышу, у меня поднялся просто пульс. Я не думал, что я буду так сильно переживать. Думаю, нужно так себя вести, чтобы они не укусили. А на мне не было ничего, кроме рубашки. Тепло на улице, рубашка была обычная. Думаю, чем я защититься смогу? Ничем. А там еще жена моя и сын рядом. Я говорю: не подходите сюда, не подходите, тут шершни, говорю, ребенка подальше. Мама отвела ребенка на 200 м., чтобы не слышно было звука. И мне пришлось замереть. Я замер, очень долго стоял, спина очень сильно устала. Если пошевелишься буквально на сантиметр, они реагируют. Так же само, как изменения в природе от ихней высоты или приближения, они сразу меняют положение, они потом уйдут. И вот я потихоньку к ним передвигался, передвигался, с 15 м . Что самое интересное, мы вдвоем ходили искать жуков, я не мог их найти сам. Нашел только 1, а все остальное, компанию, помогала мне найти моя жена. Она уже понимает кое-что и она уже мне подсказывала. Потому что я снимал один сюжет, а тут получился другой. И жук путешествовал, и он пришел в ту компанию тех жуков и как раз на этот сок слетелись все: и самки, и жуки, и шершни. Я смотрел — то же самое , как у нас в жизни происходит. Не буду даже говорить где, но начался конкретный бой. Этот жук всех раскидал, он остался там один, всех остальных разогнал, и в некоторые моменты там шершень просто пытался побить его, он ранил в некоторые места, и понял, что с жуком ему тягаться бесполезно, там такая броня сильная, но они вместе хорошо уживаются. Т.е. и шершень чувствует себя хорошо, и жук, они друг другу не мешают. Закончилась съемка фильма, фильм сводился весь к тому, что борьба та, которая в природе, такая же самая, как у нас в жизни у людей. Сильнейший, в принципе, получает награду.

ВЕД.: Якщо не просто виживає. Таке запитання: а не думали ви про зйомки повнометражних картин?

СКРИПНИК: В принципе да, к этому я иду. Раньше думал, что это легко будет осуществить, взялся снимать сам, довольно-таки сложно, потому что нужно иметь и подготовку специализированную, и оборудование. Потому что у меня, допустим, камера не ловит некоторых вещей. У меня там нету фокуса ручного, есть только автоматический, нужно переходить в определенные режимы для того, чтобы снять с близкого расстояния. Киносъемочной группе легче это сделать, конечно. Я думаю, что я мог бы кому-то помощником или... в этих вопросах, потому что к своему оборудованию имеют доступ, которое имеет небольшие технические возможности, поэтому, я думаю... со временем, есть мечта, конечно, иметь более планомерное оборудование. Хотелось бы иметь возможность снимать и художественные фильмы, но к этому надо стремиться, к этому надо идти. Знание это требует очень многих. Хочется больше, хочется знать больше, хочется иметь больше. Ну, это, как у всех.

ВЕД.: Як будь-яка професія.

СКРИПНИК: Требует времени. Требует очень много времени. Но я этим занимаюсь с утра до вечера. Кроме того, что нужно семью обеспечивать, смотреть за ребенком, смотреть за другими вещами, которые сейчас необходимы,. Ну, сейчас обычная камера, простая, я даже не буду говорить нескромные цены, какие... Поэтому снимаем тем, что есть. Возможно, когда-нибудь кто-то предложит лучше.

ВЕД.: Я дивилася Ваш фільм «Зеркало-река». Там є Ваші вірші англійською мовою. Ви вільно нею володієте?

СКРИПНИК: Вы знаете, приходилось приглашать переводчика. Правда, я не знаю, смогли ли мы передать то, что находится в фильме, английским текстом. Русским текстом там...

ВЕД.: А чому Ви користувалися англійською?

СКРИПНИК: Мне хотелось, чтобы фильм увидело как можно большая аудитория. Есть фильм на русском языке с дикторским голосом так же, есть, вы можете так же его посмотреть. Смотрели, да?

ВЕД.: Ні, я його подивилася лише по титрам, я англійську розумію, тому мені було цікаво.

СКРИПНИК: Вот мне интересно, что Вы... я хотел спросить, что Вы увидели из того, что визуальная картинка и то, что внизу — текст?

ВЕД.: Я побачила, що людина змінюється зовні, але не змінюється душею. Як я зрозуміла.

СКРИПНИК: Это уже хорошо.

ВЕД.: Мені дуже сподобалося взагалі, сподобався кадр, коли доросла дівчина сидить і ніжками отам підіймає з ріки. В мене асоціація з моїм дитинством., про минуле, тому що я дуже любила мультик «Русалонька». Мабуть, усі дівчатка його любили, і от, коли я сама сиділа на бережку, і зараз, коли я вже доросла дівчина сиджу на бережку, я завжди отак ніжками роблю. Мені просто стало цікаво: от що Ви хотіли саме англійською? Тому що зараз у нас (повернемося до теми фотографії) дівчатка фотографуються та підписують англійською мовою будь-що і будь-де, не розуміючи, не вкладаючи у це ніякого змісту, тому що це — просто модно і стильно.

СКРИПНИК: Я могу часть текста прочитать.

ВЕД.: Якщо не складно.

СКРИПНИК: Чуть-чуть. А все я потом... ну мне просто написать, чтобы я подготовился. Просто я его не все помню. У меня просто масса произведений, которые я не в состоянии запоминать. Поэтому я их записываю и складываю их просто, чтобы были на бумажном листе. «Может, хочешь изменить все лишь касанием руки. Только знай: портрет исчезнет, по воде пойдут круги». Это — часть того, что есть в этом стихе полностью. Т.е., мне пришла идея когда-то снимать на свои стихи. Почему? Здесь ничего такого плохого нету — снимать на свои произведения работы. Эта идея у меня была еще с детства — мне хотелось писать стихи. Я начал писать стихи где-то с 7-8 лет, они были еще такие детские, неограненные. Но я писал и очень стеснялся кому-то показывать. Ни родители об этом не знали. Я складывал такие бумажки, я складывал... у меня ж от фотоаппарата были такие от пленок баночки, я туда их складывал и когда они полностью затрамбовались, полная — 1-а, 2-я, 3-я... я их как-то складировал, знаете, как художники... как писатели пишут «в стол». Вот я с детства писал так — «в стол». И когда мы переехали уже со Львова, когда родители расстались в 78-ом году, мы переехали уже в Полтаву... родители расстались, а в 83-м я переехал уже в Полтаву, то тогда я начал уже в возрасте 14 лет писать более другие работы. Потом пришел с армии, писал другие работы. Они стали более совершенны, понимаете? С текстов отсеялось, они стали уже не такого уровня, как бы хотелось, хотелось шлифовать, хотелось быть интересным, популярным для кого-нибудь и я начал писать песенные стихи. В 96-ом году я отправил в Киев авторские свои работы. И в державном агентстве авторских прав я на них получил авторские права. Я думал: сразу начнутся предложения, начнутся такие массовые почитания.. Ну, в принципе, все к этому идут. Но я к этому не шел. Мне хотелось, чтоб люди как-то узнали...

ВЕД.: ...почули і зрозуміли.

СКРИПНИК: Да. Понимаете? И вот эта идея, то, что я был в театре когда-то у мамы, то, что я рисовал, то, что я фотографировал, оно все сошло к тому, что это — кино. Там нужна фотография и знание технической базы, и знание духовной сферы. И получилось так, что я снял небольшой фильм про птиц — к нему я готовился тоже очень долго... Потому что сначала пришло решение не визуальное, а в стихах. Если Вам интересно, я прочитаю.

ВЕД.: Звісно.

СКРИПНИК: А вы не видели фильм «Птицы», нет?

ВЕД.: Ні, не дивилася. До речі, давайте скажемо, що ви можете знайти всі відеозаписи на каналі вашому youtube. В пошуку youtube введіть «Олександр Скрипник». Там ви побачите усі фільми, усі слайд-шоу, що Ви робите. Дуже цікаво, друзі. Тому, будь ласка, прочитайте, звісно.

СКРИПНИК: Когда еще, как бы так сказать, человек, который ушел на небеса, понимаете? Этот человек был полон любви и мы были просто знакомы, ее звали Валя, и вот, когда она жила, у меня родились стихи, я написал, они спокойно просто лежали. Она ушла в возрасте 27 лет. Это был человек, который нес любовь свою — ну всем отдавал, понимаете? А в основном люди, которые отдают любовь, они и притягивают. И тогда я не знал, что будет буквально через полгода. Я написал стихи, буквально куплет, и когда она ушла, я не мог долго понять: откуда они пришли, зачем, что для меня такое. Это был ответ на дальнейшую мою — ну в общем и жизнь, и творческую жизнь. И когда я прочитал некоторым людям, другим — они увидели, как бы многое поняли, что не успели тому человеку сказать. Поэтому, пока мы живы, несите любовь друг к другу, пока мы есть. Только через 5 лет я дописал остальной кусочек. Но я, в основном, стихи не сам пишу. Мне стихи писать самому неинтересно. Я просто ожидаю. Так же само, как в кадре, ждешь, ждешь, как на охоте: когда собираешься полгода, не можешь то удочку собрать, а потом — раз! и пошел за один день. Так и бывает. Называется «Птицы».

«Я не умею говорить на языке,
Который тайно знают птицы,
Но я их понимаю и без слов.
Когда-нибудь и ты, расправив крылья,
Коснешься неба выси,
Чтобы опять вернутся в Божий дом.
Ко мне на руку опустился сон,
Как будто, стерлись все границы.
Смотрю я ангелу в глаза,
Скажи мне, друг, служебный дух:
У неба есть границы?».

И часто я вспоминаю людей, которые просто повлияли на мое творчество. Я пытаюсь каждому человеку подарить то, что я умею, понимаете? Поэтому любовь — она проявляется везде: в отношениях с людьми, в съемке, в общении, написании текстов. Каждый человек должен отдать, пока он жив, то, что у него есть. Вот у вас стоит непосредственно Кириченко Раисы памятник. Я сейчас вам скажу, просто подошел посмотрел. Жалко, я не был с ней знаком лично, но мне хотелось тоже когда-то ей написать стихи. У меня есть стихи, которые могла бы она исполнить. Есть стихи, которые могли бы исполнить любые музыкальные коллективы. Я пишу уже 30 лет. Некоторые мои работы в музыкальном исполнении есть у других исполнителей. Если вам интересно, я потом поставлю.

ВЕД.: Звісно.

СКРИПНИК: Фотографировал я недавно одного человека, которого тоже уже нету, понимаете? Почему я так говорю? Потому что само «Птицы» — стихотворение — оно помогает мне смотреть на людей с большей ценностью, пока они живы. Поэтому я, как фотограф обычный, я передаю их внутреннее состояние, пока они живут. Никто не скажет, что у него творится внутри. Я просто по глазам смотрю, как они воспринимают этот мир и какую любовь они несут. Когда я увидел глаза Которовича Богодара — это просто кладезь такой! Понимаете? И 2 раза я присутствовал на его концерте. И видел, как он мастерски работает палочкой дирижерской, как его слушают музыканты, какой характер его силы, который несет мощь такую, т.е. я покрывался мурашками, когда я стоял в зале и его фотографировал. И потом его не стало. Этот стих тоже помог мне много увидеть. И потом я уже подарил М.Которович фотографии отца, которого уже с нами нет. Я там даже подписал: «Я с вами не прощаюсь, я ухожу в музыку». Поэтому стихи человека развивают, музыка развивает, развивает то, к чему мы прикасаемся.

ВЕД.: Ой, заслухалася, вибачте. З приводу вашого майбутнього: ви взагалі ставите собі якусь мету, яких висот ви хочете досягти в майбутньому? Де ви себе бачите?

СКРИПНИК: Вы знаете, я хотел бы, чтобы мои стихи исполнили бы люди, исполнил бы красивый исполнитель, с мощным вокалом, с мощной внутренней составляющей. Это 1 хотелось бы. Хотелось бы издать свою книгу для детей, пишу стихи для деток, хотелось бы иметь возможности хорошего художника. Сам я рисую, но не настолько хорошо, понимаете. Хотелось бы оформить свою книжечку небольшую. Пускай она будет первая, маленькая, но чтоб она была интересная для деток, интересная для родителей. Я пишу на русском, на украинском языках. Также хотелось бы сделать художественный фильм. Я уже пишу свой фильм.. 9-ый год уже пишу. Интересно, конечно, очень интересно...

ВЕД.: Що там буде — це секрет?

СКРИПНИК: Я вам потом скажу. Может быть, еще раз пригласите.

ВЕД.: Таке запитання: для будь-якої творчої людини воно, можливо, буде здаватися простим і нецікавим: де Ви черпаєте натхнення?

СКРИПНИК: Знаете, у каждого человека находится кладезь внутри него. Но для того, чтоб его открыть, нужны особенные ключи. Нужно найти свой ключ, который откроет тебе свою внутреннюю дверь.

ВЕД.: Знайшли такі ключі?

СКРИПНИК: Знаете, несколько ключей нашел. Но ищу, ищу, ищу...

ВЕД.: Це, мабуть, безкінечна робота?

СКРИПНИК: Да, хотелось бы оставить как бы загадку и на дальнейшее еще общение, чтобы это было не сразу много. От одного человека много нельзя.

ВЕД.: Наостанок, будемо вже завершувати, бо час у нас вичерпується.

СКРИПНИК: Я ж поэтому и жду...

ВЕД.: Що Ви побажаєте нашим слухачам і читачам?

СКРИПНИК: Что пожелать читачам, слухачам? Развивайте себя, используйте любые технические, духовные знания, ищите то, что вас интересует. Ваша мечта, которую вы ищете, она вас сама найдет. Вам нужно приложить максимум усилий для того, чтобы она приблизилась очень близко к вам. Для этого нужно совершенно немного: нужно иметь просто огромное желание. В Писании сказано: «Все, что можешь делать по силам — делай! Что может делать твоя рука ибо, когда сойдешь в могилу, не будешь делать ничего». Поэтому желаю, пока мы живы, пока мы здоровы, пока мы сильны, пока мы хотим, желайте великих целей и тогда вам будет интересно в жизни жить. Мечтайте о больших, громадных каких-то неземных вещах, и они к вам придут. Только тогда, когда человек будет искать, ему откроется. Но самое главное, я в принципе думаю, это человек должен просто найти тот ключ, который ему интересен. Ну, вот, допустим, каждый... мы имеем свой ключ от дома. Вот мы приходим, открываем, им пользуемся каждый день, а в свою душу кому мы можем позволить зайти?

ВЕД.: Лише найріднішим.

СКРИПНИК: Найріднішим. Ну, а кого считают — найріднішим?

ВЕД.: Батьків і коханих.

СКРИПНИК: Батьків. Давайте хотя бы с батьків начинайте. Почему? Потому что родители — они знают, какие секреты находятся в их ребенке, они видят его с детства, они переживают за его возрастной, культурный, за все уровни. И поэтому родители могут подсказать. Поэтому родители так же само, так же сейчас и я прилагаю максимум усилий для своего ребенка, чтобы он состоялся тем, кем , допустим, я не успел. Ну, это такая уже школа жизни.

ВЕД.: Тож величезне Вам спасибі, що Ви завітали до нас. Я сподіваюся, що в нас це — не остання зустріч. Обов’язково ми з Вами ще поспілкуємося. Нашим слухачам я нагадаю, що це був проект «Персона грата» на радіо «Ваша хвиля». У студії програму провела Олександра Трифонова. В гостях у мене був талановитий чоловік і духовно розвинена людина Олександр Скрипник. Почуємось!

Persona grata

Про проект

Редактор проекту:
Радіо «Ваша хвиля»

Persona grata
157