22.12.2010 | 23:15

Американские бомбы по Украине

Летуны УГА Летуны УГА

Возможно такие слова вызовут по меньшей мере удивление, однако летающие предки наших сегодняшних «американских друзей» успели повоевать с украинцами, да еще и в первые годы национального пробуждения. То есть в период гражданской войны.

Откуда они взялись

Что же привело янки в украинское небо? То же самое, что и сейчас — страсть к различным историческим заокеанским миссиям. Будущий президент США Герберт Гувер, как глава организации АРА (American Relief Administration — Американская администрация помощи странам Центральной и Восточной Европы), увидел определенные «стратегические интересы США» на бывших восточных границах Российской империи, а точнее в Галиции. Напомним, что на тот момент эту территорию взялись присоединять к себе получившие независимость поляки, и на Западной Украине шла кровопролитная украинско-польская война.

Польша была главной оперативной игрушкой в руках европейских и американских политических стратегов, особенно в деле противостояния Советской России. Потому об Украину, которая пыталась превратить себя в суверенную державу, просто вытерли ноги. Украина была не нужна.

Американцы, равно как англичане и французы активно помогали полякам не только в деле модернизации армии, но и в прямой военной поддержке.

Центром американской миссии стал Львов, откуда только что были выбиты украинские отряды Витовского. Не разобравшись в тонкостях национально-освободительного движения украинского народа, американцы получили приказ помогать полякам в их борьбе с ЗУНР. Миссию летчиков возглавил майор Мерион Купер.

Любопытно, что американские вооруженные миссионеры, представляли галичан, исключительно как большевиков и совершенно не поддержали их горячего стремлений к национальной самостийности. Галичанской самостийности летчики Купера противопоставляли прицельное бомбометание. Так украинские черноземы впервые взрыхлили американские бомбы.

Западенские «летуны»

Петр Франко Петр Франко

Украинской Галицкой армии (УГА), как военной структуре ЗУНР понадобилась авиация. Официально авиация УГА была основана распоряжением Государственного Секретариата Военных Дел (ГСВД — военное министерство ЗУНР) от 1 декабря 1918 г. А командиром «летунского отдела» был назначен поручик Украинских Сичевых Стрельцов Петр Франко — старший сын известного украинского писателя Ивана Франко.

Петр, как известно вступил в легион УСС, но решил стать летчиком. В 1916 году — он выпускник австрийской авиационной школы в Райлевацах под Сараево, получивший квалификацию воздушного наблюдателя. Но Франко, летавший на альпийском фронте, был не только наблюдателем, но и мастерским истребителем участником многих воздушных боев с итальянской авиацией. 

Базой авиаторов стал аэродром в селе Красное к северу от Львова, как дополнительные рассматривались бывшие австрийские военные аэродромы в Рогатине, Стрые, Тернополе, Станиславе. 

Летунов собирали в Золочеве, а в Бродах и Тернополе техническая сотня поручика В. Томенко, занималась подготовкой аппаратов, хотя большинство из 18 машин были неисправными. Помощь оказали одесситы, приславшие 3 самолета «Ньюпор» и экипажи (полковник Борис Губер (командир отряда), осетин Джамбулат Кануков, сотник Залозный, поручики Алелюхин и Сериков). Все они имели за плечами службу в Российском императорском воздушном флоте. Новоприбывшие офицеры, более опытные, нежели местные авиаторы. Теперь в составе армии УГА было четыре разведчика типа «Альбатрос» 27-й серии и «Бранденбург» 64-й серии, а также три истребителя «Ньюпор» XXI и XXVII. Со временем был освоен и средний бомбардировщик Gotha GL VII, построенный фирмой Gothaer Waggonfabrik, один из наиболее совершенных боевых самолетов ВВС кайзеровской Германии. Один из таких самолетов, получивший собственное имя «Олена» с немецким пилотом Клаузеном, попал в состав авиации УНР и воевал против американцев.

Командиром авиасотни назначили Бориса Губера (погиб 5 февраля 1919 года), Франко же сохранил за собой пост референта авиации при военном ведомстве. Именно эти люди первыми столкнулись в небе с американскими летчиками.

средний бомбардировщик Gotha GL

средний бомбардировщик Gotha GLСредний бомбардировщик Gotha GL

«Олена» «Олена»

Американо-польские объятия

О времени начала участия янки в польской войне против украинцев споры ведутся уже долго. И здесь авторитетными можно считать работы польских исследователей Е. Павляка («Польскі ескадри у 1918-1939 рр.», Варшава, 1989.) и статьи Томаша Копаньского и Жигмунда Козака. Их данные свидетельствуют, что контракт с американцами был подписан 26 августа 1919 года, а прибывать в Польшу волонтеры стали не ранее октября того же года.

И все же подготовка к участию велась ранее. Майор Купер написал рапорт с прошением отправить его воевать с русскими в Архангельск. Но американца оставили во Львове, создавать польские ВВС. Из 15 имеющихся у Пилсудского летательных аппаратов в готовности оказался только один, естественно не хватало и летчиков. Тогда после встречи с Пилсудским, Мерион Купер пишет рапорт о необходимости перевода из Франции американских летчиков, имеющий опыт боевых полетов на Западном фронте.

Первую (после она получит номер 7) польскую эскадрилью имени Тадеуша Костюшко составляли одни американцы, во главе с майором Цедриком Фаунтлероем. Поляки входили лишь в обслуживающий персонал. Но по сути, это было первое американско-польское военное соединение, четкой антироссийской направленности. Прошли годы, а у польских жолнежей так и не изменилось ни отношение к России, ни подобострастие к американцам. Со временем, благодаря американцам и французам у Пилсудского появилось 5 эскадр. Шла активная подготовка к войне Советской Россией. 

Подготовка личного состава велась тщательно. Первым завербовался из Латвии лейтенант Кроуфорд. В наблюдатели напросился опытный летчик-разведчик из 96-ой эскадрильи лейтенант Келли. Переброску своих военных янки не афишировали, и летчики добирались на место в форме рядовых пехотинцев в вагонах Красного Креста, как больные тифом.

В сентябре 1919 года, мнимые «тифозники» уже обживали аэродром в Мокотове. Америкосы, привыкшие к парижской роскоши, увидев местные прелести, приуныли. Их боевой дух пытался поднять сам Пилсудский аргументируя то словом, то рюмочкой.

Поляки готовились к войне с Советами и эскадрилья вошла в состав 2 авиагруппы, готовящейся к наступлению на Киев. На вооружении эскадрильи были трофейные «Альбатросы» и «Фоккер», а также французские «Брегеты» и итальянские «Балилы».

В качестве демонстрации польской военной мощи перед началом войны во Львове был проведен парад. Участвовали в нем и американцы, да еще как участвовали! Во время полета потерпел крушение и разбился самолет лейтенанта Грейвза, летчик погиб.

Кстати, предки современных галичан, весьма негативно отнеслись тогда к американцам. Ведь они были заодно с поляками. а значит с врагами. Мюррей писал в своих мемуарах, что «население Каменца испытывало откровенно враждебное, пускай и сдерживаемое отношение». По всей видимости, сдержанность местные демонстрировали не всегда. Кто-то сжег авиационный ангар, потом сгорели авиамастерские, были повреждены несколько самолетов.

В небе над Украиной

После перевода аэродрома на новую базу под Гусятин, американцы перешли к активным военным полетам. Первой массированной бомбардировкой стал удар по красным частям под Баром. По мере продвижения польской армии, сдвигались на восток и базы американских летчиков. Они побывали в Микулинце под Тернополем и в Полонном под Ровно.

Янки бомбили и обстреливали Житомир, Радомышль и Бердичев. Крупной авиационной атакой отметились американцы под Чудновым. 26 апреля лейтенант Шерсбери прикрывал с воздуха, выехавшего на фронт Пилсудского.

После взятия поляками Киева, американцы перебазировались в Белую Церковь. Их эскадрилью здорово потрепали. В бою с кораблями Днепровской флотилии были подбиты летчики Брукс и Рорисон, едва не погиб сам Купер.

Американцы просили у «почетного члена эскадрильи» посланника США в Польше Хью Гибсона о помощи. В Киев перебросили новое количество авиаторов, прибыли новые «Балилы» и французские «Брегеты».

После кровопролитных боев, советское командование перебрасывало «на борьбу с панской Польшей» Первую Конную армию. Запахло жареным, а жареное американцы не любили.

Первыми из Киева рванули миссии американского Красного Креста, потом побежали продовольственный советник польского правительства Э. Дюранд, руководитель железнодорожной миссии США полковник Ч. Гаскелл, представитель АРА Дж. Грегг. Купер предлагал сражаться до конца, но его призывы воспринимались скептически. Теперь американские базы ВВС, появлялись в обратном — западном направлении.

Под Фастовом отряды Буденного едва не захватили всю авиабазу вместе с самолетами. Тогда янки не досчитались лейтенанта Вебера.

Под Казятиным американцы едва не попали в мешок, когда к аэродрому прорвались эскадроны буденновцев, и Фаулентрой чудом увез летчиков и аппараты, на железнодорожных платформах под обстрелом. Но все же активность авиаторов была большой. Они сбрасывали оружие и боеприпасы окруженным польским частям, вывозили офицеров, вели разведку и бомбардировки. Самыми бессмысленными были «акции возмездия», когда под Липовцем и Ружиным на Винничине, летчики просто расстреливали мирных крестьян и бомбили села.

Летом 1920 года американцам прибыли новые двухместные французские самолеты «Роланд», но разведку они предпочитали все же вести на скоростных немецких.

Постепенно и красные освоили тактику борьбы с летчиками. Во-первых, появились и советские аэропланы, а во-вторых, конники применяли особые приемы, когда одна часть с пулеметами скрывалась в засаде, а вторая клубами пыли, имитируя передвижение крупной группы войск, привлекала внимание летчиков и выводила их на засаду. Американцы стали нести большие потери. Только за два месяца погибли Цицерски, Келли, были подбиты Фаулентрой, Кроуфорд.

А вот майор Купер попал в плен. Обнаруженных при нем документов хватило бы на три расстрела, но майора спасла американская смекалка. Купер сообразил, что красноармейцы с уважением относятся к заморским пролетариям, и тогда сын крупного флоридского плантатора, назвался «рабочим Френсисом Мошером из рабочего Чикаго». Купер рассказал душещипательную историю, как его принудили идти на войну, а офицерскую форму он украл у Красного Креста. Самое удивительное, что ему поверили не только рядовые бойцы, но даже комиссары, члены особого отдела и даже писатель Исаак Бабель, фактический летописец Первой Конной, оставивший мемуары о встрече с американцем. В пользу Купера, сыграли и его обожженные во время катастрофы на германском фронте руки. В нем все увидели заблудшего пролетария и «классового собрата».

Американцы помогали полякам вплоть до броска Тухачевского на Варшаву, да собственно и дальше. Так что, к «чуду на Висле», где были остановлены красные, приложили руки и американцы.

Таковым была первая боевая встреча американцев с Украиной и украинцами. А потом? Потом были «операция Френтик», «холодная война» и как результат — торжественное разрезание американцами стратегических бомбардировщиков ВВС Украины на полтавском аэродроме.

Виктор ШЕСТАКОВ