17.11.2010 | 22:22

«Иван Васильевич НЕ меняет профессию» или как русский спецназ Линкольна выручал

Участие русских добровольцев в различных войнах мира, и под различными флагами — факт, не подлежащий сомнению. Наши воевали всегда и везде, и воевали хорошо. Судьбы этих людей чрезвычайно запутаны и уникальны, как и уникальны их подвиги на чужой земле.

Русские появились на американском континенте еще в 17 веке, а потому стоит ли удивляться тому, что русские даже воевали за независимость Боливии и США. Наиболее же известны те, кто принял участие в гражданской войне в США.

Россия в принципе поддерживала федералов-северян и именно эта дипломатическая поддержка способствовала решению многих проблем Линкольна. «Нью-Йорк дейли трибюн» 7 августа 1862 года опубликовала статью под названием «Наш настоящий великий союзник». В статье говорилось: «Никто не забыл приветствия, которое послала нам Россия, когда началась война, и с тех пор Россия ни словами, ни делами не сделала ничего, что изменило бы ее позицию, занятую в начале войны».

В июле 1863 года в Петербурге было принято решение о посылке двух российских военных эскадр в США. Одна эскадра под командованием контр-адмирала С.С. Лисовского вышла из Кронштадта и взяла курс через Атлантический океан к берегам США. Другая эскадра, которой командовал контр-адмирал А.А. Попов, направлялась через Тихий океан в Сан-Франциско.

Но подлинными героями стали русские, воевавшие на сухопутных театрах войны. И среди них главное место уделено Джону Турчину.

Кто вы, Джон Безил Турчин?

Иван Васильевич Турчанинов Иван Васильевич Турчанинов

Под этим именем воевал и жил донской казак Иван Васильевич Турчанинов. Он родился 12 декабря 1822 года в казачьей станице под Новочеркасском в семье майора Войска Донского Василия Николаевича Турчанинова. Есть версии, что Турчаниновы происходили из дворян Тверской губернии.

Родители отдали маленького Ваньку-непоседу в гимназию, после окончания которой, тот в 1836 году поступил в Михайловское артиллерийское училище. Учеба давалась легко — чувствовалась семейная воинская жилка. В 1841 году хорунжий Иван Турчанинов получил назначение в Донскую конно-артиллерийскую батарею №5.

Следующий чин прапорщика он получил сравнительно быстро и был переведен в Лейб-гвардейскую Донскую батарею. В 1849 году поручик Турчанинов поступает в Николаевскую академию генерального штаба.

Свое очередное обучение Иван заканчивает с серебряной медалью с представлением к производству в штабс-капитаны и «причислен к генеральному штабу с прикомандированием на один год к образцовым войскам». В 1853 году его перевели в Гвардейский штаб, и через некоторое время стал капитаном. Позже Турчанинов исполнял обязанности квартирмейстера 2-й Гвардейской дивизии.

А потом началась Крымская война. В самом ее начале Турчанинов провел успешную топографическую разведку побережья Финского залива, за что был замечен. А после он внес предложение проекта защиты подступов к Петербургу против возможной высадки англо-французских войск. За эти действия в 1855 году он был произведен в полковники.

После войны полковник Турчанинов служил в составе Резервной армии, которая дислоцировалась в Польше. А затем, офицер отправился в путешествие по Европе, где по всей вероятности и познакомился с известным либералом и возмутителем спокойствия А. Герценом.

Это знакомство или другие субъективные причины, побудили молодого полковника покинуть Россию и выехать в США, якобы на лечение. Одни исследователи (В. Петров) считают, что Турчаниновым двигал неуемный дух авантюризма, другие (А. Старцев) — революционные взгляды. Так или иначе, но из отпуска Турчанинов в расположение армии не явился, в связи с чем за «долговременное непребытие из отпуска». 27 ноября 1857 года он был «исключен из службы» с распоряжением дальнейшего розыска и предания военному суду. Дезертир русской армии остался в США на ПМЖ.

Из инженеров — в генералы

Судьба тогдашних эмигрантов была не слишком отличной от современных. Здесь их не ждали, с трудоустройством возникали проблемы. В поисках работы Иван Васильевич устроился на Иллинойскую железную дорогу, где работал инженером в управлении.

Когда вспыхнул мятеж на юге и президент Линкольн обратился к эмигрантам, Турчанинов записывается в волонтеры. Сам президент рассчитывал, что добровольцев наберут до 70 тысяч, но на деле пришло записываться более сотни тысяч. Офицера в нем почувствовали сразу, и вот бывший казак уже командует 19-м Иллинойским волонтерским полком.

12 февраля 1862 года дипломат Стекль сообщал в МИД России, что в армии Союза сражался «русский офицер, некий Турчанинов». Стекль выражал откровенное неодобрение того, что русский офицер служил в армии, «весь командный состав которой, не исключая окружения главнокомандующего, состоит из революционеров и авантюристов, которым здесь, кажется, назначено свидание со всех уголков земли».

Между тем, в бригаде Турчанинова воевала и его жена Надежда Антоновна (Надин), которая однажды, после ранения мужа, даже брала командование на себя и спасала ситуацию.

Боевые способности делали Ивана Васильевича, ставшего к тому времени Джоном, образцом для именитых генералов. Полк Турчанинова был знаменит, и добровольцы записывались в него пачками. Через некоторое время, полк превратился в «бригаду Турчина» 3-ей дивизии генерала Бейерда 14-го армейского корпуса. А в марте 1863 года бригадный генерал Турчин уже командовал дивизией и кавалерийским корпусом Стэнли.

Русский спецназ в Теннеси

Русская бригада Турчина (хотя русских там было несколько десятков) участвовала во многих боевых операциях, но наиболее известными были сражения под городом Чаттанугой и ручьем Чикамога.

У Чикамоги армия генерала южан Брэкстона Брегга 19 сентября 1863 года встретила Огайскую армию генерала Розенкранса, которого за нерешительность называли «спящий генерал». В результате изящной операции, проведенной Бреггом и кавалеристами Натана Форреста, северяне были поставлены в крайне тяжелое положение. От полного разгрома северян спас корпус Джорджа Томаса и бригада Турчанинова, который повел своих бойцов в штыковую атаку. Натиск северян, у которых практически не оставалось патронов, был настолько неожиданным, что южане дрогнули. Известно, что в той яростной штыковой атаке погиб доброволец Иллинойского полка Александр Смирнов...

Неожиданность и доблесть спасла федералов от катастрофы, и они были заперты в крепости Чаттануга. Впервые полевая армия северян оказалась в осаде.

Через два месяца деблокированием крепости занялся генерал Улисс Грант. Все это время крепость оборонялась. Здесь стали применять окопы, едва ли не впервые было применено «дьявольское изобретение янки» — колючая проволока, десант на понтонах. В операции под Чаттанугой хватало боевых новшеств.

Одну из господствующих высот — хребет Миссионер и пришлось штурмовать солдатам Турчанинова. Принцип был «по-русски» прост. Предполагалось бегом преодолеть простреливаемую «мертвую зону» и ворваться в траншеи южан. С задачей бойцы справились блестяще, что обеспечило полную победу северян.

Американская благодарность

Но Америка страна с короткой памятью, все хорошее они забывают чрезвычайно быстро. Подвиги Турчанинова и его солдат быстро забыли.

В июле 1864 года Турчанинов ушел из армии по болезни. Он едет в Чикаго. Там он стал одним из первых американских издателей специализированного военного журнала Millitary Rambers. Однако средств катастрофически не хватало. Долгое время он работал в патентном бюро, пока его не пригласили на работу инженером-топографом. Но и здесь бывший генерал долго не удержался. Он влачил свое нищенское существование и ждал ответа на прошение о пенсии, как ветерану войны, которые обещал Линкольн.

Турчанинову отказали, причем еще и унизительно намекали на его происхождение. Тогда в дело вмешались его бывшие подчиненные — капитаны Джозеф Форакер и Саймон Гровенор, первый из которых уже стал сенатором, а второй — генералом. Они выбили бывшему командиру жалкое пособие в 50 долларов.

Умер 18 июня 1901 года в казенной больнице для душевнобольных города Энна, штата Иллинойс. Его похоронили на военном кладбище в Маунт-Сити.

Память о Турчанинове некоторое время жила в среде эмигрантов, русские военнослужащие армии США даже имели свой «Русский гарнизон 297 имени бригадного генерала Джона В. Турчина (Турчанинова)». Но это было скорее исключением...

Виктор ШЕСТАКОВ