23.02.2010 | 11:47 Розмір тексту Версія для друку

Как один полтавчанин Гиммлера обманул

Майор Григоренко, 1944 г.
Майор Григоренко, 1944 г.

Об этой истории говорилось и писалось в принципе много. При этом ничего конкретно — только на уровне домыслов или художественного вымысла.

Убийство Верховного Главнокомандующего Сталина немецкими диверсантами — сюжет захватывающий. И его действительно хотели убить, однако история с поимкой диверсантов-террористов стала прелюдией для одной из самых успешных операций советской контрразведки под кодовым названием «Туман», проведенной под руководством полтавчанина майора «СМЕРШа» Григория Федорович Григоренко. И совсем недавно ФСБ сняло гриф секретности с этой операции.

Для чего запускался «Цеппелин»?

Зимние неудачи вермахта под Москвой и фактический провал «блицкрига», заставили немецкие спецслужбы искать новые возможности. В связи с этим, в марте 1942 года Главным управлением имперской безопасности (РСХА) был разработан специальный план под кодовым названием «Унтернемен» («Цеппелин»). Для его непосредственной реализации в составе VI-ого отдела, первоначально были приданы 4 фронтовые зондеркоманды при оперативных группах полиции и службы безопасности на оккупированных территориях СССР, а также несколько разведывательно-диверсионных школ по подготовке агентов для заброски в советские тылы.

При этом зондеркоманды «Цеппелина» должны были также взаимодействовать с фронтовыми абверкомандами и абвергруппами. По сути — операция «Цеппелин» предусматривала организацию массовой заброски агентуры с разведывательными, диверсионными, пропагандистскими и организационно-повстанческими заданиями для инспирирования вооруженных антисоветских выступлений. В плане РСХА прямо указывалось: «нельзя ограничиваться десятками групп для разложенческой деятельности, они для советского колосса являются только булавочными уколами. Нужно забрасывать тысячи».

Гитлеровский шеф контрразведки Вальтер Шелленберг в своих мемуарах «Лабиринт» размышлял, насколько глобальной была эта операция, и насколько большую значимость ей придавали.

Для операции подбирались военнопленные и перешедшие на сторону добровольно советские военнослужащие. После своего согласия работать на разведку и соответствующих проверок, они находились на одинаковом положении с солдатами вермахта, имели прекрасное питание и условия жизни, им даже позволялись поездки по Германии.

Особо важное задание

После ряда серьезных неудач весной 1944 года, гитлеровцы стали рассматривать очередную возможность ликвидации Сталина. Напомним, что операция «Цицерон» по убийству тройки лидеров антигитлеровской коалиции во время конференции в Тегеране, провалилась. Вальтер Шелленберг вспоминал, что летом 1944 года его вызвал к себе в замок Фушль Иоахим фон Риббентроп. На встрече зашел разговор о необходимости ликвидации Сталина и работе в этом направлении технического отдела РСХА и СД. Затем был разговор с Генрихом Гиммлером, который и одобрил операцию.

Согласно новому плану, в Москву были отправлены два агента, которые должны были установить бомбу в машину, на которой передвигался «вождь народов». Обоснование такого проекта было следующим — засланный диверсант имел давнее знакомство с одним из шоферов кремлевского спецгаража. Однако, в разгар подготовки, агент «куда-то исчез».

Тогда операцию по ликвидации советского вождя доверили Петру Таврину — украинскому рецидивисту, настоящая фамилия которого была Шило. Петро Шило был еще «тем кадром». Он несколько раз бежал из лагерей, менял не только явки, но и фамилии. Шило-Таврин был находкой для разведки, так как имел мощный опыт — опытный уголовник ухитрялся внедряться в органы правопорядка и до войны был даже следователем областной прокуратуры в Воронеже.

В 1941 году Таврина призвали в армию, но уже через 4 месяца он добровольно сдался в плен. В лагере, где его содержали, на него обратил внимание абвер и СД. После анализа его возможностей, Таврина доставили Грефе Хайнцу, который курировал несколько программ операции «Цеппелин». Его подготовка проходила по отдельной программе в филиале разведки «Цеппелин-Норд». Сначала филиал дислоцировался в Пскове. Затем его перевели в Ригу. Когда Таврин достиг определенных успехов, его показали суперагенту Германии Отто Скорцени, и тот высоко оценил возможности диверсанта.

Вскоре Таврин уже жил на конспиративной квартире в Пскове, где познакомился со своей будущей женой Лидией Шиловой. Женой она была не только по легенде, а помимо супружеских обязанностей должна была быть радисткой при выполнении задания самим Тавриным.

Шпионы-супруги Таврин и Шилова Шпионы-супруги Таврин и Шилова

Документы диверсанты получили отменные: Таврин — на имя Героя Советского Союза, майора, заместителя отдела контрразведки «СМЕРШ» 39-ой армии 1-го Прибалтийского фронта. Его жена-радистка Шилова стала «младшим лейтенантом «СМЕРШа».

Операция была настолько значимой и уникальной, что для нее разработали специальный самолет «Арадо-232», собранный на заводах Мессершмидта. Самолет был готов к ночным полетам, в любую погоду и высадке разведывательных и диверсионных групп практически на любой поверхности, кроме гор. Под фюзеляжем, на случай посадки в болоте, у самолета смонтировали 12 пар катков-гусениц с каучуковым покрытием. Авиамашина была хорошо вооружена, а экипаж проходил специальную подготовку.

Уничтожить Сталина Таврин должен был при помощи особого устройства «панцеркнакке», снабженным 9-ю реактивными снарядами. По сути, это был миниатюрный гранатомет-фаустпатрон. Он состоял из короткого ствола, который на кожаном манжете крепился на руке террориста и легко скрывался под широким рукавом пальто.

«Панцеркнакке» мог спокойно пробить бронированную плиту толщиной свыше 30-миллиметров с расстояния 300 метров. Кроме того, Таврина снабдили магнитной миной с радиовзрывателем и разного вида пистолетами, среди которых выделялся 8-ми зарядный пистолет системы «Скотта» с 15 разрывными пулями, начиненными ядом.

СД предполагает, а СМЕРШ располагает

Переброску террористов осуществили 5 сентября 1944 года в Кармансовском районе Смоленской области. Однако, хваленый самолет «Арадо» не справился с русской погодой. Летчики попали в ночную грозу и выбрали неудачную площадку для посадки. В результате самолет потерпел аварию и улететь обратно уже не смог. После высадки из самолета выкатили мотоцикл и Таврины уехали на восток.

Немецкие летчики решили взорвать самолет, чтобы не рассекретить задания и уходить самим через линию фронта. Но вышло наоборот: взрыв привлек внимание патрулей и советской контрразведки. Началась облава, и пилотов нагнали. Летчики предпочли отстреливаться, в результате чего одного из них застрелили, а двое были взяты в плен.

В НКВД умели добывать показания, так наши узнали о пассажирах самолета. Тавриных поймали не так далеко от Смоленска и доставили в конечную точку их визита — в Москву. О происшествии сообщили лично товарищу Сталину. Он прислушался к мнению контрразведчиков, которые предлагали использовать попавшихся агентов. После допросов было принято решение начать радиоигру с немцами, проведение которой доверили капитану Григорию Григоренко при общем командовании операцией генерал-майором Г. Утехиным, генерал-майором В. Барышниковым, генерал-полковником В. Абакумовым.

Капитан Григоренко против рейхсфюрера Гиммлера

Григорий Федорович Григоренко родился 18 августа 1918 года в городе Зенькове Полтавской области в семье совслужащих. Закончив школу, он собирался заниматься сельским хозяйством, но поступил на учебу на физико-математический факультет Полтавского педагогического института им. В. Г. Короленко. Закончив его в 1939 году, Григоренко получил приглашение на работу в органы. Он начал службу помощником оперативного уполномоченного Особого отдела в Конотопе. В 1940 году Григория Федоровича призвали на военную службу. В том же году он стал помощником оперуполномоченного особого отдела НКВД 151-ой стрелковой дивизии Харьковского военного округа. 

физико-математический факультет Полтавского педагогического института им. В. Г. Короленко Физико-математический факультет Полтавского педагогического института им. В. Г. Короленко, 1938 г.

С началом войны Григорий Григоренко участвует в боевых действиях как оперуполномоченный особого отдела НКВД 4-ой воздушной бригады Харьковского военного округа, но уже в августе получил тяжелое ранение. После госпиталя его направляют в Особый отдел саперной бригады Сталинградского фронта.

Григорий Григоренко в начале войныГригорий Григоренко в начале войны

В 1942 году он окончил курсы при Высшей школе НКВД по подготовке руководящего состава и был направлен в контрразведывательное управление НКВД, в отдел по противодействию разведывательно-диверсионной деятельности германских спецслужб. Его включили в группу оперативных работников подразделения центрального аппарата с задачей организации радиоигр против германской разведки с использованием захваченной в плен агентуры. В задачи группы входило проникновение в гитлеровские спецслужбы, получение сведений о готовящихся подрывных акциях против СССР и принятие мер по их локализации, введение германского командования в заблуждение путем продвижения дезинформации в отношении намерений советской стороны.

В 1943 году капитан Григоренко был переведен в 3-й отдел Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР, специализирующийся на радиоиграх с противником. До истории с Тавриным, Григоренко уже участвовал в операции «Загадка» и имел опыт. Поэтому именно ему поручили вести радиоигру Таврина.

«Туман» окутал «Цеппелин»

27 сентября 1944 года под контролем Григоренко Таврин впервые вышел в эфир. Он сообщил в центр о своем прибытии. Начали тянуться дни, но Берлин молчал. Через месяц немцы ответили подтверждением приема телеграммы и спрашивали, что случилось с самолетом и экипажем «Арадо». В Германию ушло сообщение: «Нахожусь в пригороде Москвы, поселок Ленино, улица Кирпичная, 26. Сообщите, получили ли мое дополнение о высадке. Еще раз прошу, чтобы со мной работал опытный радист. Передавайте медленно. Привет всем. Л. И.».

После этого ответ последовал практически сразу: «Вашей задачей является прочно обосноваться в Москве и подготовить проведение поставленной вам задачи. Кроме того, сообщать о положении в Москве и Кремле». Григоренко доложил «наверх», что немцы заглотнули крючок. Так началась операция под кодовым названием «Туман».

Начало взаимных контактов не означало абсолютного успеха. В абвере и СД сидели далеко не идиоты и Таврина могли и должны были проверять. Потому Григоренко решил, что главной целью должно было стать создание видимости успешной работы Таврина, чтобы убедить немцев отказаться от попыток создания, подготовки и отправки дублирующей группы террористов с подобным заданием, о котором чекисты могли бы и не знать. Кроме этого, Григоренко предложил попытаться убедить Берлин переподчинить Таврину других агентов.

В немецкий разведцентр уходит радиограмма: «Работать в Москве оказалось труднее, чем думалось. Подыскиваю людей. Хочу устроиться работать. Прошу ответить, что с семьей Лиды». Ответ пришел следующий: «Вблизи вас работают друзья. Хотите для взаимной поддержки быть сведены вместе?».

Подобное предложение вызвало опасения, что немцы готовятся проверить, не работает ли Таврин под колпаком НКВД, и тогда поступили хитро. «Таврин» ответил: «Вам виднее. Если это поможет ускорению моего задания, я согласен».

Так несколько месяцев Григоренко и «СМЕРШ» водили за нос немецкие спецслужбы. Шел 1945 год, и немцы стали цепляться за малейшую возможность и надежду, одной из которых представлялась смерть Сталина. Центр торопил Таврина, тот отправлял телеграммы, что дело продвигается «В час испытаний заверяю преданность делу. Буду добиваться выполнения поставленных мне задач и жить надеждой победы». В январе 1945 года Таврины получили радиограмму «Петр и Лида... мы победим. Может быть победа ближе, чем мы думаем. Помогайте и не забывайте нашу клятву. Краус».

Радиоигра «Туман» продолжалась вплоть до капитуляции Германии. Один из высокопоставленных чиновников Главного управления имперской безопасности говорил, что в кругах «Цеппелина» о Таврине говорили довольно много. Его считали «крупным номером», который должен был обеспечить «Цеппелину» почести, отличия и большие полномочия в разведывательной деятельности.

«Туман» не был последним

После окончания операции всех ее участников представили к правительственным наградам, а Григоренко отныне считался настоящим асом радиоигр. Сам Григорий Федорович рассматривал эту операцию как пример противостояния двух интеллектов двух сильнейших спецслужб, советской и германской, где первая продемонстрировала свое полное превосходство. Всего контрразведчик провел 183 радиоигры.

В кабинете у Андропова Слева- Григоренко, В. Пирожков, Н. Емохонов, В. Чебриков, С. Цвигун, Г. Цин В кабинете у Андропова. Слева — Г.Григоренко, В.Пирожков, Н.Емохонов, В.Чебриков, С.Цвигун, Г.Цин

После войны Григоренко некоторое время работал в военной контрразведке, а затем становится начальником 14-го отдела ПГУ КГБ (внешняя разведка). В 1962 г. на базе его отдела была создана 2-я Служба ПГУ КГБ (внешняя контрразведка страны), которую он успешно возглавлял с 1962 по 1969 год. С 1969 по 1983 г. Григорий Федорович руководил контрразведкой СССР. Он разработал и внедрил систему комплексных взаимосвязанных оперативных мер управления всеми элементами контрразведывательного процесса. Именно благодаря этой системе сегодня говорят о «золотом веке» контрразведки. В это время под руководством Григоренко разоблачалось по несколько агентов иностранных разведок в год.

Среди пойманных тогда с поличным агентов ЦРУ были: второй секретарь МИД А. Огородник (в знаменитом фильме «ТАСС уполномочен заявить» Г. Ф. Григоренко был выведен в лице генерала, которого играет М. Глузский); А. Нилов, В. Калинин, сотрудники ГРУ Филатов и Иванов, работник авиационной промышленности Петров, сотрудник КГБ Армении Григорян, сотрудник «Аэрофлота» Каноян, представитель Минхимпрома Московцев, научный сотрудник Бумейстер, работник Внешторгбанка Крючков и многие другие. Под руководством Григоренко были захвачены с поличным и выдворены из СССР сотрудники ЦРУ В. Крокетт, М. Петерсон, Р. Осборн и ряд других шпионов, работавших в Москве под дипломатическим прикрытием. Не зря написанная им книга «В подполье можно встретить только крыс» стала бестселлером конца 70-х годов.

Григорий ГригоренкоГригорий Григоренко

В последние годы своей работы в КГБ он был одним из заместителей Ю. Андропова. В 1983 г. блестящий генерал-полковник Г. Григоренко, ставший грозой для ЦРУ, был переведен на работу в Министерство общего машиностроения заместителем министра — по всей видимости, после смерти Андропова кому-то не хотелось, чтобы Григоренко оставался в руководстве КГБ.

Григорий Григоренко с внукамиГригорий Григоренко с внуками

В полной мере его качества проявились в благородной деятельности на посту президента Ассоциации ветеранов контрразведки «Веткон», созданной по его же инициативе. Он умер на 89 году жизни 19 мая юбилейного для КГБ 2007 года...

Виктор ШЕСТАКОВ, «Полтавщина»