12.04.2011 | 13:06

Жители Полтавы просят «разогнать бомжатник»

Жители Полтавы просят «разогнать бомжатник» Жители Полтавы просят «разогнать бомжатник» | Фото: Виталий Белковский

К нам в редакцию пришло письмо полтавчанина, возмущенного ситуацией в своем квартале. Публикуем его с некоторыми правками, опуская отдельные эмоциональные высказывания

Не пугайтесь, это не разбомбленное натовской авиацией жилище на окраине Триполи, и не заброшенная хата в умирающем украинском селе. Это прибежище бомжей в переулке с поэтическим названием 8 Марта.

Город, едва начавший дышать чистым весенним воздухом, вдруг... снова закашлялся от пыли и грязи. Ожили все те же, привычные для взгляда полтавчанина, пейзажи: кучи мусора, нечищеные газоны в парках, позабытые-позаброшенные окраины.

Впрочем, переулок 8 Марта не совсем-то и окраина, до центра города всего-то 10 минут ходьбы. Однако... На все просьбы восьмимартовцев привести территорию возле «бомжатника» в порядок (убрать мусор, заколотить окна и двери), коммунальщики отвечают по чиновничьи стандартно: «Это частный сектор».

Жители Полтавы просят «разогнать бомжатник»

Странно, почему-то всегда казалось, что городская улица или переулок, потому и называется городской (городским), что находится во владении города, местной власти. И не важно, частные или ЖЭКовские дома там расположены. Налоги платим все, коммунальные — тоже. Да, в конце концов, найдите хозяина дома и заставьте его привести дом в порядок. Нет хозяина — заберите сооружение через суд в коммунальную собственность города и продайте. Но, увы и ах, сказано вам — частный сектор, то есть — не наше, и баста. Ходи, любуйся. Кстати, и ходить-то там сложно. Дорогу в переулке асфальтировали последний раз... еще... до полета человека в космос (50-тилетие этого знаменательного события мы как раз празднуем в эти дни), а тротуара отродясь не было. Вот и плывут неуклюже пешеходы по лужам, а из разбитого окна бомжара кричит: «Мужик, дай закурить!»

Самое грустное, что этот заброшенный дом для Полтавы — не исключение, таких много. Неужели нельзя что-то сделать, чтобы хотя бы одним таким сооружением в городе стало меньше?

Виталий БЕЛКОВСКИЙ, «Полтавщина»

Суспільство