7.04.2011 | 13:32

За что Каддафи вручил орден полтавчанину

«Орден ливийской революции» 2-й степени «Орден ливийской революции» 2-й степени

«Полтавщине» удалось пообщаться с нашим соотечественником, человеком, который работал в Ливии, охваченной ныне гражданской войной. Он был там военным специалистом, помогал ливийским военнослужащим осваивать советскую технику и тонкости военного ремесла.

Это Геннадий Коваленко — ныне депутат Полтавского областного совета от «Фронта Змін», успешный бизнесмен, в прошлом военный, два года служивший в Ливии

Геннадий КоваленкоГеннадий Коваленко

Сейчас Геннадий Коваленко не связан с армией. Но сегодня нас больше интересовала не его политическая деятельность, а период военной службы в Ливии.

— Геннадий Борисович, как так получилось, что Вам довелось служить в этой африканской стране?

— В 1986 году я закончил Полтавское высшее зенитно-ракетное училище, потом был направлен в Прикарпатский военный округ, там служил четыре года. В 1990 году меня направили военным специалистом в Ливию. Так как Советский Союз продавал туда вооружение, мы помогали ливийцам осваивать советскую военную технику и правильно её обслуживать.

— Как Вы адаптировались в стране, ведь там совсем другие обычаи и культура?

— Говорят «Восток — дело тонкое», Ливия — тоже «тонкое дело». ;) Перед выездом мы проходили специальное обучение, где нам рассказывали о местных обычаях и о том, как нужно правильно себя вести в стране пребывания.

— И как же нужно было себя вести?

— Для нас было важно, чтобы люди, с которыми мы работаем, прислушивались к нам и пользовались нашими советами. Для этого приходилось преподносить информацию в таком виде, будто это всё им самим пришло в голову. Тогда, действительно, солдаты и командование выполняли всё правильно. Ни в коем случае нельзя было открыто советовать или указывать, тогда они просто ничего не делали. Если, например, командиру подразделения нужно было что-то подсказать, то мы старались сделать это в такой форме: «Вы когда-то уже говорили о решении этой проблемы. Я подумал и считаю, что Вы правы, это действительно нужно решать следующим образом...», — а дальше излагалось решение вопроса. На что всегда следовал ответ: «А я тебе говорил». После этого все, как правило, шло по предложенному «сценарию», причем командир искренне верил в то, что он сам является инициатором действий.

— Что еще можете рассказать о жизни в Ливии?

— Люди в Ливии живут хорошо. И дело не только в торговле нефтью, но и в справедливом распределении доходов от ее продажи. Плюс — хорошие социальные программы. Например, за каждого новорожденного семья получает 7 тысяч долларов государственной дотации, квартирная плата отсутствует, за электроэнергию платят только предприятия, а в домах и квартирах ливийцев нет даже электрических счетчиков. На улицах нет бездомных, если вы и увидите где-то нищих, то это не ливийцы, а жители Судана или Чада.

— Поэтому наши люди едут туда работать?

— Да, в Ливии зарплата врача или инженера высокая, образованные люди пользуются большим уважением, к сожалению, не так, как в Украине.

— Вы получили в Ливии награду. За какие заслуги эта награда? Правда ли, что Вы лично встречались с Каддафи?

— Это «Орден ливийской революции» 2-й степени. Вручен, как написано в удостоверении, от «благодарного ливийского народа в знак дружбы между нашими странами».

Когда выводили советских военных специалистов, ливийская сторона понимала, что у неё осталось много проблем и мало времени. Они пытались исправить все свои недоработки, пока мы ещё не покинули страну. Перед самым вылетом ко мне обратились мои «подсоветные», попросили выехать на полигон, так как у них возникли некоторые технические проблемы. Мы с товарищем согласились, хотя на тот момент должны были отказаться, у нас даже могли быть большие неприятности.

В общем, мы выехали и помогли провести учебные пуски. На полигоне в это время находился Каддафи, и он лично нас поблагодарил.

— Как вы считаете, почему в Ливии сейчас такая напряженная обстановка? Как Вы оцениваете действия Каддафи?

— Каддафи хороший лидер для своего народа. Он смог объединить множество племён страны. Именно такой правитель и нужен ливийцам — авторитарный, сильный и волевой. Люди не жаловались на него раньше, он очень умело руководил страной. Но, как свидетельствует мировой опыт, любой лидер, даже самый лучший, за 10 лет может надоесть.

— Вы больше не возвращались в Ливию?

— Нет. Хотя меня неоднократно приглашали посетить страну с частным визитом. К сожалению, на тот момент это было невозможно. Отношение тогда к нам было, как к гражданам великой страны, военным братского народа. Мы пользовались уважением и большим авторитетом.

— Получили для себя какой-то опыт после поездки в Ливию?

— Конечно, получил! В первую очередь — это «дипломатический» опыт, который я по сей день использую в своей жизни.

Анна ШУМОВА, «Полтавщина»

Суспільство