25.01.2011 | 8:25

День Татьяны — праздник студентов

Есть в морозном январе день, окрашенный радостным, каким-то весенним настроением. Это 25 января — Татьянин день. День всех студентов.

Вероятно, это единственный в истории случай, когда на один и тот же день претендуют и служители церкви и студенчество, причем каждая сторона понимает праздник на свой манер.

Почему же Татьянин день — праздник студентов?

Обычно на этот вопрос отвечают, что 12 января 1755 года (по старому — юлианскому календарю) императрицей Елизаветой Петровной был подписан указ об основании Московского университета. Якобы друг Ломоносова Иван Иванович Шувалов, императрице сей указ предложивший, выбрал именно этот день потому, что мать его звали Татьяной. И вот логическая цепочка: день рождения Московского университета — соответственно Татианинский храм — соответственно главный российский вуз... И Татиана, небесная покровительница всех российских студентов. В такой, казалось бы, очевидной версии есть очевидные натяжки.

Начать с того, что храм Мученицы Татианы был освящен в 1791 году, когда уже ни Елизаветы Петровны, ни Ломоносова, ни Шувалова в живых не было. И связывать освящение храма с датой 12 января, когда университет, собственно говоря, существовал еще только на бумаге, можно достаточно условно.

Естественно было бы посвятить университетский храм кому-либо из святых, связанных с ученой или богословской деятельностью. Тем ни менее была выбрана мученица, о которой на самом деле мы знаем не так много: жила в Риме в III веке девица, была диакониссой — древний церковный чин, означавший милосердное или, как бы теперь сказали, социальное служение ближним. Исповедала себя христианкой и, претерпев страдания, приняла мученический венец.

Существуют ли некие сопряжения между Татианой и российским студенчеством? Или даже чуть шире — между Татианой и той частью русского общества, которое называли образованным сословием, а теперь — интеллигенцией. Во-первых, Татиана своей жизнью свидетельствовала единство слова и дела, далеко не всегда достигаемое образованными людьми. Татиана была, как мы знаем, девицей, явила в своей жизни добродетель чистоты и целомудрия. Если в душе твоей нет чистоты и стремления жить по правде Божией, то все твои проповеди и призывы к исправлению других будут тщетны. Наконец, еще одно важное обстоятельство: она сочетала со своими вероучительными убеждениями активную деятельную любовь к ближним. Тоже редкостная добродетель у людей, занятых науками.

И последнее. Был такой римский император Александр Север, можно сказать, религиозный глобалист той эпохи. Он собрал в Пантеоне изображения богов, которые чтились народами империи: поклоняйтесь кому хотите, но никого не считайте безусловно истинным. Настоящие христиане, среди них была и Татиана, не могли согласиться, что Христос — «один из». Настаивание на исключительности вероучительной истинности, если оно не сочетается с любовью, становится фанатизмом, но у Татианы эта убежденность в истине Христовой была соединена с любовью к людям. Убежденность в истинности христианства, с одной стороны, и, с другой, отсутствие фанатизма — вот путь святости, который тоже столь важен сегодня.

Подготовил Андрей ПЕТРОВ, «Полтавщина»

Суспільство