27.03.2013 | 16:05

Спасет ли Полтавская областная власть жизни больных на гепатит С

Максим Демченко, директор благотворительной ассоциации «Свет Надежды» Максим Демченко, директор благотворительной ассоциации «Свет Надежды» | Фото: Ян Пругло

В благотворительной организации «Свет жизни» переживают за выполнение данных властью обещаний спасти жизни больных на гепатит С

Эпидемия, как общеизвестно, — это всегда плохо и даже очень. Но когда эпидемия официально не признается, то это грозит государству и обществу полномасштабной катастрофой. Именно о непризнанной эпидемии гепатита С в Украине, и на Полтавщине в частности, мы вели беседу с исполнительным директором благотворительной ассоциации «Свет Надежды» Максимом Демченко.

— В среднем в Украине 10% людей инфицированы гепатитом С. В Полтаве этот показатель составил 7,3%. Эти данные были получены в июле прошлого года после экспресс-тестирования на гепатит С в рамках кампании «Требуем лечения!». Хотя эти данные далеко не полные, потому что главная проблема — это отсутствие точной статистики о количестве больных. Отсюда проистекают проблемы, что в области нет доступных диагностики и лечения болезни, отсутствует и соответствующая областная программа.

— Но ведь не может так быть, чтобы не было никакой статистики вообще?

— Каждый ведет свою статистику, не обобщая её. Например, по данным областной инфекционной больницы, речь идет о 1,5 тыс. больных. Но сюда не вошли 700 человек, стоящих на учете в Центре СПИДа. Не имея четкого представления о проблеме, тяжело выработать стратегию дальнейшей работы в этом направлении.

— Максим Григорьевич, признаемся, что не так много людей знают не только об этой проблеме, но и том, чем именно грозит человеку эта болезнь.

— Есть четкая статистика, что у мужчин хроническая болезнь заканчивается циррозом печени после 10 лет, у женщин — после 15. Например, больному стало плохо, он грубо говоря прокапался в больнице, чтобы печень у него не выпирала, и он смог спокойно работать некоторое время, но потом все нужно повторять снова. Поэтому это не лечение. А годовой курс лечения в Украине стоит 16 тысяч долларов. Для сравнения: в Египте — 2,6 тыс., во Вьетнаме — 4 тыс., в Грузии — 6 тыс., в Турции — 8 тыс., потому что идут госзакупки.

— Много ли нужно?

— Здесь нужно сделать предисловие. Два года назад мы организовали акцию под стенами Полтавской ОГА и обратили внимание власти на саму проблему. Тогда нам заместитель губернатора Александр Коваль пообещал, что проблема будет решена. Но с тех пор мало что изменилось. Да, вот власть отчиталась, что в 2012 году за 680 тыс. грн. приобрела ультразвуковой, цифровой аппарат «Фиброскан», это более качественная диагностика печени. По направлениям «Света надежды» дагностика на нем проводится бесплатно. Но проблема осталась. По статистике из общего числа больных 45,2% (из них половина — это молодежь) нуждаются в лечении. Несмотря на это в январе этого года мы получили ответ на наше письмо от директора Департамента охраны здоровья Виктора Лысака, где он пишет, что больные на гепатит С обеспечиваются неотложной помощью и базисной терапией. Но, как мы выяснили, это нельзя назвать лечением. Во-вторых, Виктор Петрович ответил, что на уровне министерства не утверждены протоколы лечения на хронические вирусные гепатиты. Однако такие протоколы есть. Например, на уровне министерства утвержден протокол диагностики и лечения вирусного гепатита С у взрослых, больных на ВИЧ-инфекцию. Областной департамент может разработать локальный протокол лечения, как это сделано в Сумах. Есть лечение, которое рекомендовано ВООЗ. Было бы желание.

— И всё же, о каких средствах может идти речь?

— Дело не в деньгах, на самом деле. В феврале Международный Альянс по ВИЧ-СПИДу (Альянс-Украина) официально предложил областной власти закупить курсы лечения, но при условии обязательного софинансирования Полтавской ОГА не меньше 2 млн. грн. Но сейчас снято даже это условие, нужно хоть какое-то участие. Для области, это не такие уж и неподъемные деньги. А ведь речь идет о жизни людей.

— Со стороны может показаться, что вы лоббируете интересы фармкорпораций.

— Да мне все равно, кто будет продавать лекарства и как будет построена схема. Главное — дать больным шанс на выздоровление и выживание. А лоббировать фармацевтов есть кому. Они бы с радостью снизили цены, но только бы государство дало хоть какие-то гарантии. Если даже нельзя снизить цену, то есть схема, по которой государство дает любую сумму, которой оно располагает, а все остальное оно получает «в нагрузку», как гуманитарную помощь. И это всем известно. Но как мне рассказали представители одной из фармацевтических кампаний, они предложили украинским чиновникам (не будем их называть) снизить закупочные цены, на что получили ответ: «А зачем? Если уж вам так не терпится, то занесите процент скидки в откат. Нас высокие цены всегда устраивают».

Я повторю — проблема вовсе не в наличии денег, а в желании этим заниматься.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Новини медицини