12.09.2011 | 19:50

У міському транспорті пільговики виживають за законами джунглів

У міському транспорті пільговики виживають за законами джунглів У міському транспорті пільговики виживають за законами джунглів | Фото: Маріанна Карпова

Акєла-кондуктор не промахнеться

З огляду на події, свідком яких стаєш чи не щодня, виникають питання: чи для того захищали на війні Батьківщину ветерани, аби їх потім виштовхували з автобуса, тому що «два пільгових місця вже зайнято»? Де шана до людей, котрі годяться тобі в батьки?

З огляду на це, ми запитали в пенсіонерів, наскільки люб’язними по відношенню до них є кондуктори міського транспорту, зокрема автобусів.

Тамара ГригорівнаТамара Григорівна

Тамара Григорівна:

— В основном слышу: «У нас проезд платный, двое уже сидят». Плачу рубль семьдесят пять. Вообще, хамству некоторых кондукторов нет предела. И попробуй им скажи, что в России, например, проезд бесплатный, то так тебя пошлют, что мало места будет. И начинается: «Выйдете из транспорта». А в той же России, между прочим, для пенсионеров все виды транспорта бесплатны: и автобусы, и троллейбусы, и метро. А кондуктора заявляют: «Ну и едьте в свою Россию. Там одни евреи и москали». А вообще, кондуктора разные попадаются: одни полюбезнее, другие — на оборот. И все же нельзя сказать, что они к пенсионерам благосклонно относятся. Приходишь в горисполком, жалуешься, мол, что за 2 места. То у нас бюджета нету, то того нету. Ну, а кто будет этим заниматься? Неужели я, учитель математики?

-

Олександр СафроновичОлександр Сафронович

Олександр Сафронович:

— Знаете, вот на маршруте Воронина, вот там творят. Такие молодые хамы! Просто жуть! Заставляли выходить, очень грубо заставляли, а я проехал с ними три остановки и принципиально сказал: «Платить не буду». Я — инвалид ІІ группы, жизнь прожил, а они вот так. Можна и про водителей сказать. Вообще-то, если сравнивать с советскими временами, то подобные автомобилисты получали бы штрафы. Раньше все были высококлассными. А сейчас что? Подъезжают непонятно как, а инвалиды прыгать должны. Почему отменено нормальное отношение? Власть такая. Я, конечно, надеюсь на Януковича, что еще не все потеряно.

-

Тетяна КапкоТетяна Капко

Тетяна Капко:

— Ну, особо кричащих случаев я не видела. Ну, а с кондукторов что взять, загнанных в нашем обществе? Они же тоже имеют право претендовать на хороший процент своего заработка. Да, было такое, что кричали, выгоняли кого-то там... Но... У тех же кондукторов такая мелочная зарплата, что они, хочешь не хочешь, все равно будут срываться. Мне, вообще, кажется, прежде всего, проблема в причинах. А любая проблема — последствие причин. Даже не побоюсь сказать, может, это все идет еще из-за неправильного поведения наших предшественников. Вот. К тому же сама проблема от закона, который хочет ввести уважаемый господин Колесников. А хочет он, чтобы пенсионеры платили, а инвалиды потом бегали и получали деньги.

-

Лідія ІванівнаЛідія Іванівна

Лідія Іванівна:

— Вони пенсіонерів ненавидять, тому що ми не платимо. А якщо ми не платимо, значить, можна відноситись до нас, як завгодно. Не раз бачила таке, що з транспорту виганяли, та ще й кричали. Це страшне. Тому намагаюсь частіше їздити у тролейбусах.

-

Алла Матвіївна (фотографуватися відмовилася):

— Да я вообще теперь уже не езжу в автобусах. Раз было, зашла — а мне кондуктор и говорит: «Мест нет, а вы не входите в категорию льготников». Да как это не вхожу? Я ее спрашиваю: «А кто тогда?» Она мне: «Инвалиды и все». Ничего себе. Говорит: «У нас частный транспорт, идите на троллейбус», хотя написано — 2 льготных места. А льготников в салоне — ни одного. Вот так.

-

Олександр ПанасовичОлександр Панасович

Олександр Панасович:

— Всяко, взагалі, буває. Усе залежить від кондуктора. Але часто неповага буває страшна. Одного разу, пам’ятаю, зайшов до автобусу, а там мені юна пані: «У нас уже є два пільговики. Виходьте». Я їм пояснюю, що я інвалід ІІ групи, а їм усе одно. І отой «кільцевий» зупинився метрів за 10 від зупинки і мене висадив. Отак. А я зі своєю ногою потім шкандибав іще назад.

-

Неля Григорівна (фотографуватися відмовилася):

— Сейчас я езжу только на троллейбусах. Хватит. Если и автобусе, то спрашиваю, есть ли льготные места. Нет — нет. А так, не надо мне, чтоб на меня орали.

Каріна ТЮТЮННИК для «Полтавщини»

Суспільство