11.09.2011 | 14:30

Сегодня великий православный праздник — Усекновение главы Иоанна Предтечи

В этот день положен строгий пост как выражение скорби христиан о насильственной смерти пророка

Все же до чего христианство парадоксально для стороннего взгляда!

Ведь праздник — это торжество, а какое ж тут, казалось бы, торжество? Человеку, да еще какому человеку: величайшему, по словам Спасителя, из всех пророков (Мф. 11; 11; Лк. 7; 28) — отрубили голову...

Стать жертвой придворной интрижки?!.. Быть обезглавленным по причине легкомыслия подвыпившего царя, бездумно давшего безумное обещание, и по тщеславию не посмевшего отказаться? Попасть во власть какой-то глупой, жестокой девчонки, разгорячившей своим танцем кровь Ирода? Умереть и даже по смерти подвергнуться надругательству торжествующей злодейки — ее матери? — как это все... мелко! Как это все, на первый взгляд, несопоставимо с его служением... После такой славы, такого непререкаемого авторитета (фарисеи боялись, что народ их побьет камнями, если они скажут, что крещение Иоанново было от людей, а не с небес (Лк. 30 — 33)), и такая нелепая смерть!

Да, именно так. Только не смерть его нелепа, а мы... Предтеча Господень обличает мир не только словами, не только своей праведной, аскетичной жизнью и, соответствующим ей, внешним видом, но и самой смертью.

Его смерть нелепа?.. Нет, не смерть его нелепа, а наша жизнь с ее предпочтениями, пристрастиями, страхами. Вся абсурдность ситуации, когда жизнь и смерть пророка зависят не столько от царя, сколько от тех, кто умеет им манипулировать, играя на самых примитивных его чувствах и слабостях — это обличение абсурдности нашей жизни, нас с вами. Громадные по значимости события нередко происходят от чьих-то капризов и подлейших нравов. Не стоит всякий раз искать в решениях «сильных мира сего» солидных мотивов: «большие» люди зачастую руководствуются мелочными, низменными основаниями, но последствия их решений, продиктованные будь то трусостью или глупостью, жадностью, завистью или мстительностью — масштабны в силу их высокого положения.

Смерть Предтечи Спасова Иоанна, как и жизнь его — призыв к покаянию. Призыв обличающий, т. е. выявляющий, вскрывающий абсурдность подоплеки как «исторических решений», так и культа «богатых и знаменитых», а равно и ненависти к слою преуспевающих — продиктованной банальной завистью, усиленно прикрываемой реверансами в сторону добродетелей бескорыстия и нестяжательства — все это единое пространство суеты, поглощающей человека, подчиняющей себе его волю, пригибающей к земле его дух (в том числе и под предлогом возвышенных идеалов).

«Что всуе мятемся?» — вздыхаем мы с прп. Андреем Критским. Пожалуй, в этих словах — весь смысл постничества. Дни, посвященные памяти Иоанна Крестителя, всегда постные. Но аскетизм Предтечи не исчерпывается простотой и жесткостью жизни. Это лишь средство. Цель — освобождение от суетного: прельщающего, неволящего, мертвящего.

Внешне смерть Иоанна Предтечи — торжество порока над праведностью: вот, он мертв, а его враги живы и торжествуют... Но торжество это призрачное, из-за нечувствия «победителями» своей погибели заживо. На самом же деле смерть последнего ветхозаветного пророка была торжеством правды Божией, не пренебрегающей ни убогими, ни знатными, «не прогибающейся под изменчивый мир», не знающей «двойных стандартов» и не раболепствующей «здравому смыслу», настойчиво нас побуждающему считаться с могуществом и богатством.

Подготовил Андрей ПЕТРОВ, «Полтавщина»

Суспільство