6.09.2011 | 8:20

«Элита-центр» не только для инвесторов, но и для строителей

«Полтавщина» встретилась с экс-главой корпорации «Полтавастройинвест» и руководителем ЗАО «Гражданстрой» Петром Бутрием.

Напомним, что именно «Гражданстрой» был застройщиком четырех проблемных домов, три из которых всеми правдами и неправдами уже достроены. Заморожено строительство только на Боровиковского, 11. Петр Бутрий с удовольствием согласился с нами встретиться, потому что, по его словам, мало кто из доверителей представляет себе достоверную картину проблемы.

Петр БутрийПетр Бутрий

— Петр Иванович, перед встречей вы говорили, что у вас есть цифры, которые лучше всяких слов. Что именно они иллюстрируют?

— Действительно, здесь лучше говорить на языке цифр, а они достоверны. Я буду говорить о двух домах, деньги на строительство которых привлекала инвестиционная компания «Полтавастройинвест», которая была посредником между нами, строителями, и доверителями. Итак, себестоимость дома на Б.Хмельницкого, 21 составила 61 млн. 566 тыс. грн. Инвестиционная компания, которая, повторю, собирала деньги и продавала квартиры, профинансировала строительство на 25 млн. 722 тыс. грн. Строители освоили 56 млн. 19 тыс. То есть мы потратили больше денег, чем получили от инвесткомпании. Теперь дом на Боровиковского, 11. Себестоимость строительства — 30 млн. 839 тыс. грн. «Полтаваинвестстрой» перечислило 17 млн. грн. Строители потратили 6 млн. 400 тыс. грн. Всего себестоимость двух домов — 92 млн. 405 тыс. грн. Мы из фонда получили только 42 млн. 722 тыс. А потратили 62 млн. 419 тыс. грн. Теперь я хотел бы немного расписать эти общие цифры. 42 млн. 722 тис. грн. использовано, когда корпорацией руководил президент Игорь Михайлюк. 50 млн. грн. недофинансировано по объектам строительства инвесткомпанией «Полтавастройинвест». 18 млн. 493 тыс. грн. получено от ипотечного заведения во время моего руководства. Сумма, которую получила ИК «Полтавастройинвест» от вкладчиков, мне неизвестна. На сегодняшний день корпорация «Полтавастройинвест», согласно акту исполненных работ, задолжала ЗАО «Гражданстрой» 5 млн. 62 тыс. грн. Теперь по деньгам, которые мы получили от инвесткомпании. 17 млн. грн. строители должны вернуть ей по решению суда. 5 млн. — это нецелевое использование корпорацией. И 600 тыс. — это полученное инвесткомпанией вознаграждение.

— По закону нельзя вести строительство без таких фондов-посредников. Но если бы фонда не было, то вы бы самостоятельно достроили эти два дома?

— Достроили бы. Но, правильно, теперь без этой прослойки между вкладчиками и строителями в виде всевозможных фондов нельзя начать строительство. Скажу, что это проблема для строителей и супервыгодная схема для таких прослоек. Ведь фонд или инвесткомпания имеет исключительное право на привлечение денег и на продажу, а строители имеют только обязанности (в виде своевременной сдачи дома и качества работ), но никаких прав. Если дом не сдан к сроку — виноват застройщик, а не тот, кто привлекает деньги. Добавлю, что сейчас никто не кредитует строительство, поэтому строить тяжело. Да и прибыль должна составлять не выше 6%. Это по нормам, которые нельзя нарушать.

— В неофициальных разговорах некоторые обманутые вкладчики, которые заплатили за квартиры в доме на Боровиковского, 11, говорят, что директор ООО «Инвестиционная компания «Полтавастройинвест» Сергей Жарый — это ваш близкий друг (по крайней мере, был им) и вся эта схема — и ваших рук дело.

— И какой мне резон тратить больше, чем получать? Я цифры предоставил. И прокуратуре тоже. Застройщик в результате этого стал банкротом, в суде мы проиграли Жарому 17 млн. грн. На Боровиковского дом так и не достроен. Одни проблемы. И корпорацию я уже не возглавляю. И близким другом Жарый мне не был.

— А за что на вас подали в суд?

— За несвоевременное строительство. Как я уже говорил, у строителей только обязанности. А если бы дом на Боровиковского все же был почти готов, то можно было вообще инвесткомпании расторгнуть с нами договор и поменять застройщика. И остались бы мы и без денег, и без дома.

— Также судачат, что вы на этих строительствах построили себе и членам семьи дома и купили автомобили...

— Это только слова и эмоции. Я могу это понять. Но на самом деле я построил свой дом ещё в 1989 году. Взял кредит 15 тысяч рублей, построил дом, и до сих пор в нем живу. Да и скажу, что много людей из вкладчиков сами перекупщики, которых привлекла «дармовщина». Они задарма покупали по 3-4-5 квартир с целью перепродажи. По ценам ниже себестоимости несколько квартир купили и представители инвесткомпании. Некоторые квартиры перепродавались по несколько раз.

— Как же вы согласились строить, если цена квартиры была меньше себестоимости?

— С нашей стороны это была ошибка, хотели не останавливаться. И договор с инвесткомпанией как следует не проверили, поэтому оказались в тисках: или строй или будешь виноват.

— Как теперь быть вкладчикам на Боровиковского?

— Сложный вопрос. Дом на Б.Хмельницкого достраивался по программе правительства, по которой достраивались дома готовые на 75%. На Боровиковского из девяти проектных этажей — построено два. «Гражданстрой» банкрот. Инвесткомпания никаких активов не имеет. Это если бы я вам дал 100 долларов, а вы бы купили мобильный телефон. Но этот телефон — не ваш актив, это мой телефон, который вы мне должны.

— Но где этот телефон, вы не знаете.

— Да. Я не знаю, сколько инвесткомпания получила денег от доверителей. Этим занимается прокуратура.

— Кстати, вкладчики недовольны тем, что прокуратура увидела со стороны инвесткомпании только халатность. Но халатность — это когда, например, человек кладет себе в карман портмоне, но неосторожно промахивается, и кошелек падает на землю.

— Да. А когда есть нецелевое использование, то это вы кладете кошелек в карман, только не в тот, что нужно, ведь деньги не ваши.

— Петр Иванович, что можно посоветовать вкладчикам на будущее?

— Внимательно читать договор. Нельзя доверять деньги структуре, которая ни за что не отвечает, а только собирает деньги и продает квартиры. Я в заключение хотел бы ещё сказать, что для вкладчиков назвали это всё «Элита-центром». А для строителей это тогда что? Когда застройщик банкрот, по решению суда ещё должен 17 млн. грн. и с долгами по зарплате? Как это назвать?

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Економіка і бізнес