25.08.2011 | 8:20

Полтавские врачи довели пациента до реанимации и лишили 15% слуха

Игорь Передерий Игорь Передерий

Потеряв здоровье, Игорь Передерий решил обратиться в суд

К нам в редакцию с просьбой рассказать о своей истории обратился 27-летний полтавчанин Игорь Передерий. Во время общения, извиняясь, он часто переспрашивал, объясняя это тем, что левое ухо потеряло 15% слуха.

С его слов, всё началось ещё 29 марта этого года, когда он почувствовал в ухе резкую боль. С этой проблемой молодой человек решил обратиться по месту жительства в городскую больницу № 1. Отстояв в очереди примерно час, он попал на прием к ЛОР-врачу. Та посоветовала Игорю вставить в ухо турундулу с фурацилином и выписала обезболивающие таблетки. Такое лечение не помогло больному, и он обратился к знакомому травматологу с просьбой срочно найти ему врача. Травматолог посоветовал обратиться к заведующему ЛОР-отделением этой больницы Юрию Шведенко в его частный кабинет. Игорь на своей машине заехал по указанному адресу. Юрий Шведенко поставил диагноз «острый ринофарингит, острый тубоотит», сделал ряд процедур и выписал лекарства на 500 грн., в том числе и обезболивающее, но в ампулах. Взяв с пациента 40 грн. за приём, Шведенко сказал больному, что всё хорошо. Вечером родная сестра Игоря сделала ему укол, и он на час заснул, однако уже к ночи его состояние ухудшилось. Теперь нестерпимо болела вся голова, а температура тела поднялась до 38,2 градусов. Игорь позвонил доктору на мобильный, пожаловался на ухудшение здоровья. Шведенко вечером вновь принял пациента у себя в частном кабинете, успокоил его и сделал ряд процедур. В ночь с 30 на 31-е марта у Игоря из уха потекла жидкость красного цвета, началась рвота. Температура тела поднялась до 39,5 градусов. Так как самостоятельно сесть за руль он уже не мог, то к Шведенко его отвезли отец и мать.

— Мать уже была в слезах и потребовала у Шведенко, чтобы меня срочно отвезли в больницу, — продолжил Игорь свой рассказ, — но врача в этот момент больше интересовали какие-то организационные вопросы. Например, он поинтересовался у своей ассистентки по поводу 40 грн., которые кто-то должен был сдать. Тогда уже отец, видя мое критическое состояние, настойчиво потребовал у врача обратить на меня внимание и срочно вызвать скорую помощь. Но Шведенко отказался вызывать скорую, видимо, не желая особо афишировать свой частный кабинет, в котором я лежал фактически при смерти. После нескольких звонков к нему приехала невропатолог из первой горбольницы. Приехав на место, она также посоветовала положить меня в больницу. Но тут между ними возник спор: кто из них должен выписать направление в больницу и в какую именно. Шведенко сказал, что у него нет печати, а невропатолог не хотела ставить свою. Тогда Шведенко посоветовал поставить печать и немного её провернуть, чтобы смазать оттиск. «У него рвота, напишем направление в инфекционную больницу», — сказал при мне Шведенко. С этой бумажкой родители меня и отвезли в инфекционную. Там у меня взяли анализ (пункцию) и определили, что у меня острый гнойный отит и менингит. Наконец-то уже оттуда мне вызвали скорую помощь, которая отвезла меня в областную больницу, где в тот же день меня прооперировали.

После операции Игорь неделю пролежал в реанимации, потом ещё три недели в больничной палате ЛОР-отделения областной больницы. После этого случая родные Игоря инициировали служебное расследование по случаю оказания медицинской помощи гр. Передерию врачом 1-й горбольницы Шведенко. Расследование провела комиссия специалистов городского управления охраны здоровья совместно с доцентом кафедры оториноларинголии Украинской медицинской стоматакадемии В. В. Лобурцем.

Согласно выводам комиссии, заболевание пациента носило молниеносный характер, а врач Шведенко недооценил состояние больного на момент осмотра 29.03.2011 г. Назначенное лечение не отвечало поставленному диагнозу. По мнению комиссии, рекомендация врача обратиться в инфекционную больницу для дальнейшего лечения была безосновательной. Также комиссия считает, что больного нужно было направить в ЛОР-отделение Полтавской областной клинической больницы для оказания специализированной помощи.

На данный момент слух у Игоря до конца не восстановился. Поэтому, потеряв здоровье, он требует от Юрия Шведенко 15 тыс. грн. (расходы на лекарства и лечение), 15 тыс. грн. за причиненный моральный вред и физические страдания и ещё 24 тыс. грн. потерянного заработка. Однако, по словам Игоря Передерия, врач отрицает свою вину и считает, что всё сделал правильно. Теперь Игорь уверен, что, имея на руках выводы медицинской комиссии, подписанные начальником городского управления охраны здоровья Сергеем Котовым, ему необходимо обратиться в суд.

Ян ПРУГЛО, «Полтавщина»

Новини медицини